Волковысская газета «Наш час», новости Волковыска

Великая Отечественная война

Мы ждали освобождения

Зинаида Миклашевская с сестрой Валентиной. 1945 год. Зинаида Миклашевская с сестрой Валентиной. 1945 год.
21 Июля
2016 г. Четверг

Страх сковал Зину с головы до пят. Да и как тут не придти в ужас, когда в темноте шарят по тебе лучи карманных фонариков, и лающая непонятная речь режет слух, и в хате переполох, и непонятно, чего они хотят, эти нелюди в форме немецких солдат.

Зина спала на печке и надеялась, что ее, может быть, не заметят снизу. Напрасно надеялась. Один солдат схватил за волосы и потянул с печки вниз. От боли она вскрикнула. Хозяйка зажгла свечку. Но от этого в хате светлее не стало. Трое фашистов кого-то или что-то искали. Огрели плеткой двух мальчишек, хозяйских детей. Протопали на веранду, где хозяин в это время гнал самогон, ему помогали два работника, уже довольно взрослые парни. Одного звали «летчиком». Может, он и вправду был летчиком? Крики, удары, вопли. Очнулась она уже в кузове машины, ее вместе с этими парнями куда-то везли в кромешную жуткую ночь.

Привезли в Вишневичи. Вся веска напоминала взбудораженный улей. Около десятка машин с перепуганными людьми. И везде немцы с автоматами, и полицаи с винтовками и ружьями. Отсюда их повезли в Шиловичи, где находилась польская гмина. Здесь Зину и двоих ее спутников заперли в комнатке с зарешеченными окнами. Пришлось сидеть на полу.

Утром парней вызвали на допрос, и больше Зина их никогда не видела. Потом вызвали ее. Немецкий офицер и переводчик из местных допытывались о партизанах. Связан ли ее хозяин с ними. На все вопросы Зина отвечала:

— Я ничего не знаю. Я работаю на хозяина. Делаю то, что мне велят. Чужих людей я в хате не видела.

Офицер неожиданно ударил ее в лицо. Она потеряла сознание. Очнулась лежащей на полу. Ее отвели обратно в ту же комнату. На следующий день за ней пришел хозяин и уговорил немцев отпустить работницу.

И сейчас иногда Зинаиде Ивановне Мальцевой (в девичестве — Миклашевской) снится этот ужас, да так явственно, что поутру болит голова, словно вражеская рука только что дернула ее за волосы. Она старается не вспоминать военное лихолетье и даже избегает смотреть по телевизору фильмы на эту тему. Но память не подвластна ее желанию.

В 1941 году ей было 14 лет. Ее семья год назад переехала из Могилева. Зина только что окончила семилетку. Жили семьей на Брестской улице, рядом с черепичным и кафельным заводом, на котором директором был ее отец Иван Васильевич.

В пятом часу утра 22 июня ее разбудил отдаленный грохот, словно где-то шла гроза. Это немецкие самолеты бомбили цемзавод и Россь, и оттуда тянуло на город дымом и гарью. Но они еще не знали, что началась война…

— Дочка, сбегай в магазин за хлебом! — попросила ее мать. Хлебный магазин был на площади в том доме, где долгие годы потом, после войны, был обувной. Здесь уже была давка за хлебом, и такой длинной очереди Зина не видела никогда. Не одна их семья осталась в это утро без хлеба, потому что вскоре налетели вражеские стервятники и бомбы полетели на мирный городок, прежде всего на железнодорожную дорогу и на заводы. Спокойная и размеренная жизнь оборвалась сразу и бесповоротно. Отец наскоро простился с семьей и в колонне мобилизованных ушел на Минск. Но под Слонимом колонну разбомбили немцы, и он вернулся.

— Белостокская дорога превратилась в живой поток беженцев и отступающих солдат. Машины, повозки, телеги, тачки, малые дети на руках, а постарше — бегущие за матерями. Вдруг неизвестно откуда налетающие самолеты с крестами на крыльях — и взрывы, крики, паника на дороге. Улетели черные коршуны — и дорога, и обочины усеяны телами убитых, и по недвижимой матери ползает малое несмышленое дитя, уже сирота…

— На второй день войны папин сослуживец, видимо по его просьбе, перевез нашу семью к знакомым в Баченцы. А семья — это мама, Анна Борисовна, и нас четверо: я, самая старшая, сестра Валя, ей было в сорок первом двенадцать лет, и брат Володя, ему было восемь, и самая малая пятилетняя Тамара была при матери.

— Надо было как-то жить и кормиться. Я устроилась к хозяевам в деревню Селяхи, Валя — в Бердики, Володя пас коров у хозяина в Баченцах. В восемь лет мальчишка уже исполнял взрослую работу. Мать тоже работала в той семье, где жила.

— На третий или четвертый день, точно уже не помню, в селе появились немцы. Молодые, красивые, веселые и наглые, они не спрашивали хозяев, что им можно взять, а брали кур, яйца, готовое сало, с удовольствием пили свежее молоко, и смеялись, и гоготали без конца, и казались нам вначале людьми. Это потом, когда они стали расстреливать и вешать тех, кто им был неугоден, стало ясно, что это звери в человеческом обличье. Но еще хуже их были полицаи, так называемая полевая жандармерия, где больше всего отличались зверством бандеровцы из Западной Украины. Эти могли заявиться и среди ночи, или рано поутру, все караулили партизан. Но партизаны были неуловимы…

— Вот так и нагрянули поутру к моему хозяину в Баченцах с шумом, гамом, постреляли собак. Мы с сестрой и две дочки хозяина едва успели залезть на чердак, а лестницу утянули за собой. Ну побегали эти негодяи, матерясь, вокруг дома, а лестницы не нашли, с тем и уехали. Мы, конечно, боялись их, потому что они насильничали.

— А однажды ворвались в дом, где мы, деревенские девочки от 14 до 18 лет, собрались пообщаться над рукодельем, кто вязал, кто прял, кто вышивал, поговорить, песни попеть. А песни мы пели разные. И те, что принесла советская власть, и те, что пели наши деды и прадеды. Да, во вражеском окружении пели «Катюшу», и «Зорку Венеру», и «Лявониху», а то как зарядим частушки да с пляской под балалайку, то и на другом конце улицы слышно. Война войной, а молодость брала свое…

— И вдруг ворвались полицаи и начали у нас над головами стрелять. Мы на пол попадали. Ну, думаем, нам конец пришел. Но следом вошел их старший и остановил бесчинство. И только они вы­шли из хаты во двор, как мы через окно и — в жито, а оно уже высокое было, и потом в сосенник и там отсиделись, пока в веске не стало тихо… Если бы вы только знали, как мы, простые сельчане, и взрослые, и старики, и даже дети, ждали освобождения от фашист­ских варваров!

— Отца осенью сорок первого года полицаи арестовали и заключили в лагерь для военнопленных, который находился на том месте, на котором разместилась потом в мирное время воинская часть. Мы с Валей носили ему хлеб и махорку. Бывало, кинешь через колючую проволоку сверток, а он не долетит, и охранник его подберет. Однажды мама нас всех собрала, и мы из деревни пошли в город. Все встали перед начальником охраны и упросили его отпустить отца. Его после трехмесячного заключения отпустили, и он включился в сельскую работу, а потом устроился в городскую баню качать воду.

— Я знаю, что он был связан с подпольщиками. Одного из них помню, некто Малиновский до войны работал в райкоме комсомола, он ходил на костылях и продавал немецкие газеты, а заодно, конечно, втайне от врагов распространял листовки. Он привлек к этому и моего отца, и отец рассовывал их по карманам одежды моющихся, а среди них часто были и полицаи. Удивительно, что никто его не выдал.

Да, натерпелась за годы оккупации страху Зинаида Ивановна. Была она, по ее словам, худенькая невзрачная девочка, и высший смысл ее юной жизни, и жизней тысяч детей и подростков военного времени, был один — выжить в полуголодном существовании, в постоянной боязни потерять свою жизнь и своих близких. И помогли им уцелеть сотни и тысячи тех добрых людей, которые их приютили, делились с ними и хлебом, и душой. Конечно, те дети, кого пригрели, старались отплатить за хлеб-соль, за печное и душевное тепло посильной работой по дому и в поле. А иначе, как сообща, в те годы было не выжить.

И жаль, что время выветрило из памяти Зинаиды Ивановны имена тех людей, в домах которых она и вся ее семья перемоглись в годы оккупации. Но я уверен, Господь им воздал сторицей…

Накануне боев за Волковыск в их хату в Баченцах заявился целый взвод гитлеровцев. Но это были уже не те самоуверенные веселые завоеватели сорок первого года. Жалкие, усталые, небритые, в грязной износившейся форме, вояки сорок четвертого.

— Уходите! — приказали они жильцам. — Мы здесь будем держать оборону!

Это было за день или два до освобождения Волковыска. Семья, как и многие другие, поспешила навстречу наступающей Красной Армии. На лесной дороге им встретились конные разведчики. Зина с матерью предупредили, что в деревне им устроили засаду немцы. Один разведчик рассмеялся:

— Мы их возьмем без выстрела, они даже и не пикнут!

Так оно и вышло. Оставленные на произвол судьбы немцы без сопротивления сдались в плен. А по дороге на Волковыск теперь двигались наши, молодые, веселые, в добротном обмундировании, пехота, танки, пушки, такая силища, что перед нею ничто не устоит. Шутили с девчатами, ободряли плачущих женщин и шли без останову вперед, торопились освободить город и гнать врага дальше. Двигались на него со стороны Замкового леса. Это шли передовые части третьей армии под командованием генерала Александра Васильевича Горбатова. Говорили, что фашисты окопались в Пороховне и упорно сопротивлялись. Но за один день, 14 июля 1944 года, город был освобожден.

Зинаида Ивановна с осени сорок первого и до освобождения ни разу не была в городе, и когда увидела его в июле сорок четвертого, не смогла узнать. Центр весь был превращен в руины. Многих улиц просто не существовало. Чудом уцелела церковь Николая Чудотворца. Нужны были срочно стройматериалы. И одними из первых люди восстановили кирпичный и кровельный заводы. Директором завода по производству черепицы снова был поставлен ее отец.

А война перекатилась уже через границы Пруссии и Польши. Где-то стремился вместе с армией на запад и ее двоюродный брат Николай. Кстати, через несколько дней его эшелон проходил через Волковыск, и Николаю удалось повидаться с родными. Всего полчаса на встречу. Николай подарил сестре обмотки, и она их долго носила вместо чулок. От него было только два письма. Одно с дороги, второе из госпиталя. И совсем недавно внучка Зинаиды Ивановны Татьяна через интернет нашла адрес могилы Николая в Германии.

Брат отца Егор и его сын летчик Алексей тоже с войны не вернулись. А вот двоюродный брат Зинаиды Ивановны — Иван Егорович Миклашевский, прошедший через фашист­ские лагеря смерти, достигнув возраста в 97 лет, живет в Лозах, здравствует до сих пор.

И самой Зинаиде Ивановне в этом году стукнуло девяносто. Конечно, есть проблемы со здоровьем, куда же без них в этом возрасте. Но она бодрится и с Божьей помощью еще сама содержит в чистоте квартиру, стирает, готовит пищу и поддерживает тоже не очень здорового сына, который с десяток лет назад овдовел. Любимая внучка зовет ее к себе в новый дом на двух уровнях, где она может жить без хлопот. Но как же оставить сына?

Зинаида Ивановна гордится, что всю жизнь проработала на одном месте — сорок шесть лет, три месяца и двадцать дней на Волковысском узле связи, куда поступила 7 мая 1945 года. Была телефонисткой, телеграфистской, радистом, работала на ключе, постигала профессию на курсах. Были и Почетные грамоты, и медали за долгий труд. И так она дорожила работой и своим городом, что на все уговоры мужа участника войны Александра Мальцева, не поехала за ним ни в Брест, ни в Архангельск, ни в Ленинград, куда того забрасывала житейская судьба. Родила ему двух сыновей, а от них уже пошли внуки и правнуки. Через нее разросся теперь род Мальцевых до двенадцати человек: три внука, шесть пра­внуков и один праправнук. Все считают за честь навестить Зинаиду Ивановну как родоначальницу и ласковую бабушку с приставкой «пра».

Шестьдесят девять лет прожил ее отец, мама — восемьдесят четыре. Возраст двоюродного брата Ивана Егоровича показывает, что и девяносто не предел. Долгая жизнь — это Божья награда или наказание? Все чаще задаюсь я этим вопросом, подходя к рубежу восьмидесяти лет. Для тех, кто благодарен Богу за каждый новый день, прожитый с добром к людям, это, несомненно, — награда. Ну а всякие там болячки вроде севшего зрения или ослабшего слуха — их можно и потерпеть. Главное — солнышко тебе светит и греет, дети и внуки тебе улыбаются. И свои, и незнакомые.

Георгий КИСЕЛЕВ

Оцените материал
(Голосов: 0)
Количество просмотров: 2247
Теги

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Лента новостей

По-прежнему в лидерах

20.09.2018 г.

По святым местам

20.09.2018 г.

Приглашение в кино

20.09.2018 г.

Поступило два обращения

17.09.2018 г.

Сухое молоко для Венесуэлы выпустят на «Беллакте»

17.09.2018 г.

Очередная «Ярмарка вакансий»

14.09.2018 г.

Сирены — только для проверки!

11.09.2018 г.

Районный день охраны труда

11.09.2018 г.

Орденом Матери

10.09.2018 г.

«Внимание, дети!»: итоги

10.09.2018 г.

Для тех, кто не поступил

10.09.2018 г.

«Твае першыя фінансы»

05.09.2018 г.

Работа вас ждет. Приходите!

02.09.2018 г.

На августовском педсовете

01.09.2018 г.

По знаковым местам малой Родины

01.09.2018 г.

Назначен начальник управления образования Волковысского райисполкома

31.08.2018 г.

Знатоки закрыли сезон

31.08.2018 г.

Ганаровай граматай Ваўкавыскага райвыканкама

30.08.2018 г.

За многолетний добросовестный труд в системе образования

29.08.2018 г.

«Каждый должен твердо знать, как здоровье сохранять»

29.08.2018 г.

Открывается группа по обучению на повара

28.08.2018 г.

О пожарах и правопорядке

26.08.2018 г.

Давление на контроле

26.08.2018 г.

Специальное мероприятие «Маршрутное такси» проводит Госавтоинспекция области

25.08.2018 г.

Через неделю прозвенит школьный звонок

25.08.2018 г.

Включите фары!

25.08.2018 г.

Руководителям организаций района

24.08.2018 г.

За добрасумленную бездакорную службу

24.08.2018 г.

Организуется обучение по специальностям повар и продавец

23.08.2018 г.

Выработка Районного соглашения на 2018—2022 годы

21.08.2018 г.

«Прямая телефонная линия»

21 сентября с 10.00 до 12.00 в Волковысском райисполкоме проведет прием граждан по предварительной записи председатель Гродненского облисполкома Кравцов Владимир Васильевич. Запись на прием 18 сентября с 14.00 до 17.00; 19 сентября с 8.00 до 13.00 и с 14.00 до 17.00 по телефону 4-12-93.


22 сентября субботнюю «прямую телефонную линию» с 9.00 до 12.00 по телефону 4-54-23 проведет управляющий делами Волковысского райисполкома ГУДКОВА Елена Алексеевна.


27 СЕНТЯБРЯ с 10.00 до 12.00 начальником инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Волковысскому району МИСЬКО Анной Владимировной будет проводиться выездной личный прием граждан, индивидуальных предпринимателей и представителей юридических лиц. Прием состоится в здании администрации центрального рынка по адресу: г. Волковыск, ул. Фабричная. Предварительная запись на прием по тел. 2-49-69.


27 СЕНТЯБРЯ с 10.00 до 13.00 состоится «прямая линия» с заведующим нотариальной конторой Волковысского района САВКО Ириной Иосифовной по тел. 2-73-01.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новые комментарии

Светлая память этому человеку. Я учился в 14-15 в санатории где он был в руководстве. О нем остались ...
Для пожилых людей - это событие! Спасибо Станиславу и Зое Жук за праздник, который сделал наших ...
1. 16-18 сентября 2. Елена Спиридович и Александр Аверков 3. Александр Серов 4. Кинотеатр "Жолудева"
А как на счёт птиц - на них тоже блохи живут. Одна сердобольная бабушка соседка разводит голубей ...

 

 

 

 

 

 

Контакты редакции

Главный редактор: Валентина Михайловна Курилик. Тел. 8 (01512) 4-11-99

Заместитель гл. редактора: Тамара Евгеньевна Гурина. Тел. 8 (01512) 4-10-74

Ответственный секретарь: Алексей Петрович Веруш. Тел. 8 (01512) 2-10-19

Приемная: 8 (01512) 9-40-70

Бухгалтерия: 8 (01512) 4-36-17

Тел./факс 8 (01512) 4-11-95

Справки по объявлениям: 8 (01512) 4-10-72

e-mail: nchas@tut.by

Интересные факты

Знаете ли Вы, что ...

Хорошо сказано

Хорошо сказано!

Погода

Погода Волковыск
Информация сайта pogoda.by

Курсы валют

Календарь

Информер праздники сегодня