Волковысская газета «Наш час», новости Волковыска

Великая Отечественная война

Еще цветут хризантемы в саду

Еще цветут хризантемы в саду
25 Ноября
2017 г. Суббота

 — Ауфштеен! — резкий голос надзирательницы бьет по ушам и сознанию, словно плетка. Сон от­летает от изголовья испуганной пти­цей. Надо расправить руки и ноги из того скрюченного состояния, в котором только и можно согреться, притянув их как можно ближе к те­лу. Одеяльце мышиного цвета тон­кое и короткое, чуть больше плат­ка. Полосатые тонкие халаты и гру­бая рубашка под ними тоже мало греют.

В них — работают, в них же и спят. На правом рукаве на­шивка крупными буквами — OST, что означает «восток». Двойные в высоту нары, матрасы, набитые ка­кой-то трухой. Простыни и подуш­ки — это из другой, довоенной жиз­ни…

Аня спала на верхних нарах. Пока слазишь с них, задевая телом за выступы и ребра досок, просы­паешься. Замешкаешься — полу­чишь удар палкой. Что-то соседка по нарам Катя не шевелится. Тро­нула ее за плечо: «Вставай, подру­га!» Катя Середенко — действитель­но подруга со школьного детства, из соседней деревни. А вот с Ни­ной Германовой, которая спит вни­зу под ней, когда-то вместе бегали и в лес, и на речку, она из ее род­ной деревни Шугаево.

В окнах едва брезжит рассвет, а их уже подняли. Каждое утро в одно и то же время. Летом подни­мали в пять, а сейчас зимой в семь. В их отделении барака — двенад­цать девушек, угнанных из Бело­руссии в фашистский ад летом 1943 года на подневольный труд. Сейчас бы дома подошла к зеркалу, расче­сала бы волосы, заплела их в ко­сы. А тут провела рукой по голо­ве — жесткий ежик уже немного отросших волос. Немцы первым де­лом обезобразили своих пленников, обстригли наголо. Заставили раз­деться, и бесцеремонно осмотрели их, как скот при покупке. Это бы­ло так унизительно для девичьей невинности…

Сунула ноги в обувь на дере­вянной подошве. То ли ботинки, то ли сандалии, потому что их проду­вает насквозь, и снег попадает под пятку.

И снова окрики: «Шнель-шнель, шмутциге швайне!» (Быстрей-быст­рей, грязные свиньи!). Самое рас­пространенное и сильное немецкое ругательство.

«Им бы ругаться у наших дере­венских мужиков поучиться!» — ду­мала Аня, слыша гортанные голоса надзирателей и охранников. Полу­бегом в так называемую столовую, в ту часть барака, где стояли длин­ные столы и было раздаточное ок­но из кухни. Завтрак — баланда из овощей с маленьким кусочком хле­ба, затем во дворе перед бараком перекличка. Строй унылых женщин и девушек в полосатых халатах с опущенными плечами и головами. Зимой немцы старались продлить перекличку, поморозить узниц. Еще одна форма изощренного издева­тельства. А затем строем по двое в ряду, с охранниками по бокам, с науськанными на невольниц соба­ками — «форвертс!» (вперед).

Если вдуматься — собаки были ни к чему. Никто из узниц не мог убежать. Во-первых, на это не бы­ло сил. А, во-вторых, в чужой стра­не негде им было спрятаться. Вы­дал бы любой немец, дрожащий за свою шкуру перед гестапо.

Длинной походной колонной, поднимая пыль, — сначала по про­селочной дороге, потом застучали деревянными подошвами по булыж­ной, затем — по асфальту города Данцига, будя еще почивающих до­бропорядочных бюргеров, и прями­ком — в порт с его гудками под­ходящих судов, с визгом и гулом работающих кранов. Задача узников — разгружать баржи. Картошку, овощи, зерно, железо, доски. В меш­ках, корзинах, в тачках. За первое же лето их нежные руки покрылись ссадинами и мозолями, стали похо­жими на мужские.

Работали без обеда. Уходили на работу по темноте и возвращались тоже затемно. Немцы старались вы­жать из своих пленниц максимум пользы. По 12—14 часов работы. Тут бы и механизм сломался. А бедные женщины выдерживали. И так уставали, что одно только же­лание было: свалиться на нары и не вставать. Когда обратно шли, то проходили мимо свинофермы, где работали подневольные поляки. Те иногда бросали девушкам вареную картошку. Но если увидит надзира­тель, что узница картошку подняла, огреет палкой изо всех сил. И по спине, и по голове. На ужин все та же пустая баланда из капусты или свеклы.

— Сколько нас там погибло, один Бог знает! — тяжело вздохну­ла моя собеседница, опрятная жен­щина в красивом синем халате с диковинными цветами, Анна Степа­новна Климова. — Сколько умерло, а скольких забили. Тех, кто уже не мог работать, износился, отправля­ли в женский лагерь Равенсбрюк, как говорили немцы, на лечение, но мы-то догадывались — на уничто­жение…

— К концу сорок третьего го­да рядом с нашим лагерем появил­ся второй, в который немцы свози­ли женщин из Белоруссии и Рос­сии, так называемый «лагерь жен военнослужащих», некоторые были с детьми-грудничками, некоторые с малолетними, которые еще держа­лись за мамин подол. Дети спали на нарах вместе с матерями, и жен­щины, уходя на работу, вынуждены были их оставлять в бараках. Их ожидала страшная судьба. Однажды эсесовцы увезли их неведомо куда, якобы в специальный детский ла­герь. Но правды не утаишь. Позже мы узнали, что из их тел фашисты сложили костер.

— Однажды к нам в Волковыс­ский кинопрокат пришел докумен­тальный фильм о жизни узников в немецких концлагерях в годы вой­ны. Это были то ли шестидесятые, то ли семидесятые годы. И там как раз были кадры о том, как эти из­верги уничтожают малых детей. На первом же сеансе две женщины упа­ли в обморок. Кто знает, может быть, они тоже потеряли своих де­тей там, в фашистском аду… Мы вызвали скорую. И райком партии запретил показывать этот фильм в нашем городе. В то время я счита­ла, что это было правильно. Мно­гие из нас, кто в годы войны был молодым, побывали в фашистском плену. Раны еще были слишком от­крытыми.

Слушаю ее такой неспешный го­ворок и пытаюсь осознать, о чем она говорит. Умом это понимаю, а душа отказывается принять. Как на самом деле это было возможно — такое извращение человеческой при­роды, такая жестокость в завоева­телях наших сел и городов, такое издевательство над ничем не повин­ными мирными людьми, над наши­ми белорусскими невестами, почти еще девочками? А осознающий ин­формацию разум подтверждает — да, было. И нельзя этого забывать, как бы ни хотелось забыть.

Год и семь с половиной меся­цев пробыла Анна Петровна в не­мецкой неволе. Дату своего освобождения помнит, как дату сво­его второго рождения: 17 апреля 1945 года. Фашисты заперли их в бараках, а уничтожить не успели. Слишком стремительным был на­тиск Красной Армии. Узницы пла­кали от счастья, увидев нашего рус­ского парня, который своим танком разнес в щепки ворота лагеря, в слезах целовали его… Потом совет­ский офицер определял судьбу ка­ждой узницы. Увидев опухоль на руке Анны, приказал отвезти ее в госпиталь. В госпитале она пробы­ла больше месяца. А оттуда ее на­правили в Карелию. Там оказались несколько сотен парней и девчат, переживших фашистскую неволю. Там она в молодежной бригаде вос­станавливала разрушенную желез­ную дорогу по берегу Ладожского озера, которую ленинградцы в го­ды войны называли «Дорогой жиз­ни», потом работала в Петрозавод­ске. Жила в общежитии, как и все молодые парни и девчата, ходила в клуб на танцы. На танцах и встре­тила свою судьбу. Широкоплечий статный парень с обаятельной улыб­кой — Василий Климов. Поэтому позже своих подруг Кати и Нины вернулась на родину.

Приехала на попутке в дерев­ню, а деревни-то и нет. Одни зем­лянки. Прокатился над деревней ог­ненный смерч войны. Фашисты спа­лили ее, как партизанскую. Да она такой и была, как сотни белорус­ских весок… Обняла ее мать По­лина Ивановна, уж и не чаяла уви­деть дочку живой. Аня была рада обняться и с сестрой, и с другими родичами, которые приходили в их землянку повидаться с пропавшей, в частности, и со своим двоюрод­ным братом Сергеем Барановским, который в родных краях партиза­нил и вместе с бойцами Красной Армии выбивал фашистов из Ви­тебска. А вот отца Петра Абрамо­вича пока еще дома не было. Сра­зу после освобождения советская власть мобилизовала его на работу в Смоленск, где восстанавливали изуродованный фашистами город.

А потом за ней приехал из Пет­розаводска ее кавалер, и молодая семья решила обустроиться в более благодатных местах, чем разрушен­ная войной Витебщина. 20 декабря 1945 года Аня и Василий сошли с поезда на вокзале Волковыска, эта дата навсегда врезалась в память Анны Петровны. Новый 1946 год они встретили в гостях у людей, с кем познакомились на Севере. Наш город им понравился, и молодая па­ра стала искать работу.

С работой Василию проблем не было. Он, человек бывалый и мас­тер на все руки, устроился в гор­пищеторг заведующим базой. А вот Анне Степановне пришлось поискать. Когда кадровики узнавали, где она побывала в годы войны, то ей с любезной улыбкой отказывали в устройстве на работу. Была такая графа в личном деле — где нахо­дился во время оккупации Белорус­сии. Анна писала честно: была уг­нана на работу в Германию. Сколь­ко она настрадалась из-за этой тре­клятой пятой графы и своей чест­ности! Поехали с подругой посту­пать в техникум в Барановичи. До­кументы подруги приняли, а ей воз­вратили.

Добрым словом она теперь вспо­минает жену секретаря райкома Со­тову. Имя и отчество этой сердо­больной женщины уже не помнит. Это она помогла ей устроиться на работу в кинотеатр, где Анна Сте­пановна проработала больше трид­цати лет бухгалтером. Подучилась на бухгалтерских курсах. Завоева­ла авторитет среди сотрудников, бы­ла для них примером добросовест­ного отношения к работе. Много лет была казначеем профсоюзной организации отдела культуры. И всегда ее документы были в поряд­ке, а порученные ее догляду сред­ства в целости. Ее работу ценили и в областном управлении кинофи­кации. Когда уходила не пенсию, выписали премию. Тогда это надо было заслужить…

И Анна, и Василий, оба тяну­лись к знаниям, старались навер­стать упущенное за годы войны. Она окончила вечернюю школу, а потом училась на курсах бухгалте­ров в Гродно, он поступил в тех­никум, и, закончив его, стал мас­тером-краснодеревщиком, то есть столяром высшей квалификации.

Да и семейная жизнь вначале устроилась самым наилучшим обра­зом. Муж всю жизнь в ней души не чаял. Как раз перед рождением дочки Татьяны, в августе 1949 го­да, он получил квартиру в хорошем крепком доме по улице Брестской, в котором раньше жили медики. На то время, как признается Анна Сте­пановна, квартира была чудесная, из трех комнат. Было где разме­ститься молодой семье. Дома по ве­черам звучала музыка. Василий Гри­горьевич разучивал на трубе свою партию. Еще в армии он играл на духовых в дивизионном ансамбле. А по выходным Анна Петровна бра­ла дочку за руку и вела свою Та­нечку в городской парк, где с эстра­ды звучали вальсы и фокстроты, и среди оркестрантов сидел и ее па­па. Да, дорогой читатель, в нашем парке по выходным долгие годы звучала живая музыка — духовой оркестр. И много лет городским ор­кестром руководил замечательный человек и великолепный музыкант Владимир Беляев.

— А как играл мой Вася на пи­анино — заслушаешься! — качает головой моя собеседница. — Мне- то медведь на ухо наступил, а у него был талант. Нет, у нас своего инструмента не было, а мы ходили к соседке, у нее было пианино. Мой муж мог подобрать любую песню. Бывало, на праздник оденет гимна­стерку, да нацепит на грудь все свои награды, еще пригожей становится. И мне тогда пройтись с ним по улицам — одно удовольствие. Очень я им гордилась. Еще бы — всю войну прошел, сколько боев пере­жил, Берлин брал и жив остался! Весь воинский путь в пехоте про­топал. Настоящий солдат Победы! Я за ним жила, как за каменной стеной. Он по месту рождения си­биряк, отец был несправедливо ре­прессирован, после освобождения к нам сюда приехал, уже совсем сла­бый, и мы с Васей бережно его до самой смерти смотрели. Тринадцать лет моего мужа уже нет со мной… Но мне иногда кажется, что он ку­да-то вышел ненадолго, и скоро вер­нется. Все, что вы видите в зале — эти картины, эти статуэтки, эти книги — это все или куплено Ва­сей, или подарено ему…

Слова моей собеседницы побу­дили меня провести взгляд по сте­нам. Глядя на большие картины и на десяток ма­л е н ь к и х пейзажиков, можно было понять, что больше всего притягивало сер­дце солдата — образы родной при­роды, и русской, и белорусской: реч­ки с мостками, опушки и полянки, красивые восходы и закаты. Анна Петровна в другой комнате показа­ла мне большую фотографию мужа в рамке: умное лицо много пови­давшего и испытавшего человека, который сумел не только до Берли­на дойти, но и прожить еще после этого пятьдесят девять мирных лет. Это значит — берег здоровье, вред­ных привычек не имел, жил душа в душу с красавицей женой… Гор­дился своей умницей дочкой, кото­рая подарила им двух внучек Аню и Олю. И все у них было вначале хорошо, выучились, вышли замуж, нашли хорошую работу.

Но жизни без испытаний и про­блем не бывает. Не миновали они и семью Климовых. Аня после окон­чания Могилевского дошкольно-пе­дагогического техникума, получила направление в Пинск. И этот по­лесский город, и сама работа ей очень нравились. Но в 1986 году разразилась Чернобыльская ката­строфа, и Аня вынуждена была пе­реехать в Волковыск, под мамино крыло. Здесь она устроилась в дет­ский садик, по специальности, и поступила заочно в Гродненский пединститут. И никаких оснований для тревоги и переживаний у ее ро­дителей не было, пока не ударила по ним страшная дорожная авария. Автобус, на котором Аня возвраща­лась из Гродно домой, попал в ДТП, а сама девушка угодила в реанима­цию в состоянии комы. Три неде­ли она лежала без признаков жиз­ни, за нее дышала и гнала по ве­нам и артериям кровь умная аппа­ратура. Медики уже усомнились, что удастся ли вернуть пациентку к жизни, и уговаривали Анну Пет­ровну и Василия Григорьевича со­гласиться на отключение аппарату­ры. Но родительские сердца под­сказывали не соглашаться. И на двадцать третий день их дочь от­крыла глаза…

Даже такой беглый пересказ дав­но прошедшего несчастья дался мо­ей собеседнице нелегко. Глаза за­блестели, и Анна Петровна промок­нула их кончиком косынки, кокет­ливо повязанной вокруг шеи: «Я столько пережила, не дай Бог ни­кому!»

Но Анна Петровна выстояла и поражает и сейчас, на склоне сво­их долгих лет, жизнелюбием и ра­достью. Она и сейчас еще трудит­ся по мере сил на своем приуса­дебном участке, ухаживает за сво­ими курочками. А ей, слава Богу, уже девяносто три…

Окна в доме Анны Петровны смотрят в дворик, где теперь роня­ет листву сад, посаженный и ухо­женный ее доблестным и трудолю­бивым мужем. Но больше всего приманивает взгляд картины осле­пительно белых хризантем, словно сияние чистой и доверчивой чело­веческой души. Души, очищенной переживаниями не только за себя, а за всех и ближних, и дальних лю­дей, попавших волею судьбы в круг твоего родства. Такой мне представ­ляется и душа Анны Петровны Кли­мовой.

Георгий КИСЕЛЕВ.

Оцените материал
(Голосов: 0)
Количество просмотров: 393
Теги

Добавить комментарий


Защитный код
Обновить

Лента новостей

Волковыск вновь присоединился к Европейской неделе мобильности (The European Mobility…

18.08.2018 г.

«Вакансии» — новый раздел на нашем сайте

18.08.2018 г.

ОСВОД напоминает — купаться еще можно

18.08.2018 г.

Ищите "Наш Час" в социальных сетях

18.08.2018 г.

Ветераны — школьникам

17.08.2018 г.

Для жителей города Волковыска появилась возможность обращения на интернет-портал 115.бел…

17.08.2018 г.

17 августа состоится заседание комиссии Волковысского райисполкома по вопросам охраны…

16.08.2018 г.

С 11 августа открывается летне-осенний сезон охоты

11.08.2018 г.

Прообраз музея ретротехники — в СПК «Неверовичи»

11.08.2018 г.

Заметили возгорание в лесу? Звоните по телефонам 101 или 112

10.08.2018 г.

У сувязі з Днём чыгуначніка Ганаровай граматай Ваўкавыскага райвыканкама ўзнагарожаны

05.08.2018 г.

Встретимся на малой родине

05.08.2018 г.

Когда по ягоды?

04.08.2018 г.

7 августа будет отключено холодное водоснабжение в городе Волковыске, деревнях Ятвезь и…

03.08.2018 г.

Редакция газеты «Наш час» приглашает на работу программиста

01.08.2018 г.

Республиканский творческий конкурс «Жатва-2018: И хлебом едины» объявлен в средствах…

31.07.2018 г.

Главная стройка страны зовет!

28.07.2018 г.

Что вы думаете о КГК?

28.07.2018 г.

Комплекс дополнительных профилактических мер по предупреждению ДТП

24.07.2018 г.

80-летний юбилей отметила заслуженный учитель Республики Беларусь Галина Ивановна Бабич

23.07.2018 г.

«Прямая телефонная линия»

21 АВГУСТА с 11.00 до 13.00 будет проводиться «прямая телефонная линия» с начальником второго следственного отделения Волковысского районного отдела Следственного комитета Республики Беларусь РЫХЛИКОМ Виталием Юрьевичем по вопросам, относящимся к компетенции Следственного комитета.
Вопросы можно задавать по тел. 75-1-31, 4-32-93.

 

22 АВГУСТА начальник отдела налогообложения имущества физических лиц управления налогообложения физических лиц инспекции Министерства по налогам и сборам Республики Беларусь по Волковысскому району ЛЕШКО Ольга Александровна проводит «прямую телефонную линию» на тему «Порядок осуществления деятельности физическими лицами по заявительному принципу». Вопросы по указанной теме можно задать во время «прямой линии» с 10.00 до 12.00 по тел. 2-01-12.

 

24 августа с 12.00 до 13.00 в Волковысском райисполкоме проведет прием граждан председатель Государственного таможенного комитета Республики Беларусь Сенько Юрий Алексеевич. Предварительная запись на прием по тел. 4-12-93.

 

22 АВГУСТА начальник отдела культуры райисполкома Соловей Игорь Александрович проведет прямую линию с 10.00 до 12.00 по телефону 4-12-69.

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

Новые комментарии

Немного напоминает День железнодорожник а прошлых лет. Тогда, когда вся центральная была в лесу, когда ...
Красиво написана статья, тепло, душевно, без выкрутасов, близко самому простому человеку. Метко ...
На фото дочь Розы Надежда с мужем и своими сыновьями.
Жители агрогородка вызывают восхищение. Молодцы!!! Хотелось бы побольше фотографий, не увидела знакомых ...
Ірэна Мішталь была настаўніцай тайнай польскай школы і адначасова членам Арміі Краёвай, за што, хучэй ...
содействует - это хорошо... еще бы его предприятие вовремя рассчитывалось с сельхозниками за сданное ...

 

 

 

 

 

Контакты редакции

Главный редактор: Валентина Михайловна Курилик. Тел. 8 (01512) 4-11-99

Заместитель гл. редактора: Тамара Евгеньевна Гурина. Тел. 8 (01512) 4-10-74

Ответственный секретарь: Алексей Петрович Веруш. Тел. 8 (01512) 2-10-19

Приемная: 8 (01512) 9-40-70

Бухгалтерия: 8 (01512) 4-36-17

Тел./факс 8 (01512) 4-11-95

Справки по объявлениям: 8 (01512) 4-10-72

e-mail: nchas@tut.by

Интересные факты

Знаете ли Вы, что ...

Хорошо сказано

Хорошо сказано!

Погода

Погода Волковыск
Информация сайта pogoda.by

Курсы валют

Календарь

Информер праздники сегодня