Вторник, 23 Апреля 2019 16:06

Дороги нашей памяти: виртуальные и реальные. «На западном направлении»

С начала XIX века западное направление стало той накатанной дорогой, по которой через белорусские земли завоеватели шли в направлении Смоленска и далее на Москву. Такой путь прошла в 1812 году Великая армия во главе с французским императором Наполеоном, затем в 1915 — по этому направлению устремилась армия Германской империи, захватив к марту 1918 года почти всю Беларусь, Украину и часть Прибалтики.

Потерпев поражение в Первой мировой войне, Германия в конце 1918 года начала отвод своих войск. Но угроза с запада на этом не миновала. С начала 1919 года по следам немцев двинулись вооруженные силы только что возрожденной Польской Республики, иначе известной как II Речь Посполитая.

Опуская последующие события, перенесемся в июнь 1941 года, когда на нашу землю пришла, будем надеяться, последняя страшная во всех смыслах этого слова угроза с запада.

22 июня войска Вермахта — вооруженных сил нацистской Германии — устремились с запада на восток. А для Советского Союза слова «на западном направлении» стали красной нитью проходить в военных сводках, отчетах, докладах, информациях через всю Великую Отечественную войну.

Именно западное белорусское направление было кратчайшим к столице СССР — Москве. На западном направлении гитлеровское военное командование в июне 41-го, по словам маршала Г. К. Жукова, сосредоточило и ввело в действие самые мощные сухопутную и воздушную группировки.

Западный фронт 1941—1942 гг. историки называют самым важным направлением, ареной ожесточенных боев и сражений, на которой не только Красная Армия, но и государство в целом, не раз находились на грани катастрофы.

На западном направлении сосредотачивались основные людские и материальные ресурсы в 1943—1944 гг., позволившие нашей армии провести уникальные боевые операции: битву на Курской дуге, операцию «Багратион», Берлинскую наступательную операцию.

Наконец, на западных рубежах СССР решалась судьба не только самого большого государства на планете, но и в целом судьба самой планеты.

Поэтому сегодня в очередной автопробег по памятным местам нашего района мы с вами, уважаемый читатель, отправимся в западном направлении.

Курган Памяти по-субочски

Отправляемся в путь по автодороге Р78 Порозово—Волковыск—Олекшицы. Кстати, в городе Волковыске она проходит по улице Октябрьской, затем сворачивает на пересечении со 129-й Орловской дивизии, ныряет под два путепровода и далее следует по улице 9 Мая, которую горожане называют объездной дорогой. На пересечении с улицей С. Панковой сворачивает налево, пересекает железную дорогу и далее устремляется к д. Ятвезь.

Поднявшись по дороге на горку, оглянемся и посмотрим на открывающуюся замечательную панораму новой части города, после чего включим левый поворот и устремимся к нашему первому объекту посещения, расположенному в агрогородке Субочи.

Подъехав к населенному пункту, свернем налево и, спустя 350 метров, сделаем остановку. Здесь, в сквере возле Дома культуры, мы видим мемориал, чем-то напоминающий знаменитый «Курган Славы». Насыпанный холм высотой 3 метра и радиусом 20 метров, на холме — площадка, огражденная по периметру бетонными скамейками. К площадке ведет дорожка со ступеньками. В центре памятника установлена стела высотой 10 метров, увенчанная звездой. Вот только назвать это место Курганом Славы мы не можем. Ведь создавалось оно в память о земляках, погибших в годы войны (а их было расстреляно немцами 46 человек, да на фронтах погибло еще 23), и двух неизвестных красноармейцах, чей прах захоронен в центре мемориала. Об этом нам напоминает надмогильная плита с мемориальной доской, расположенные у подножия стелы.

Погибли бойцы в июле 1944 года вероятнее всего при освобождении Субочей. Их захоронение учтено под номером 2535. Мемориал, кстати, создан недавно: в 1990 году. Вот такой вот Курган Памяти в Субочах, подобных которому в районе больше нет.

У памятника в Шиловичах

Вернувшись на основную дорогу, мы продолжаем движение на запад. Через 7 км въезжаем в агрогородок Шиловичи, который некоторые ласково называют духовным местечком района. Но это уже отдельная история.

Полюбовавшись по ходу движения великолепной архитектурой костела Святой Троицы, упираемся в Т-образный перекресток, поворачиваем направо, а через 350 метров налево — и мы достигли с вами следующего пункта нашего маршрута.

Воинское захоронение 2549 расположено рядом с гражданским кладбищем и является самым большим из погребений в сельских населенных пунктах. В братской могиле 284 останка, в том числе 3 неизвестных участника сопротивления, погибшие в 1943 году, и 281 военнослужащий, которые погибли и умерли от ран в 1944 году. Из всего числа рядового и сержантского состава 65 человек известных, остальные 216 — нет.

В 1958 году на этой могиле был установлен обелиск и надгробие в виде цветника. В 1993 году формы увековечения реконструировали. Вместо обелиска была установлена скульптура воина высотой 4,5 метра. Данную скульптуру нельзя назвать типовой. Такую вы не увидите больше нигде в районе, а, возможно, и в республике. Недаром братская могила в Шиловичах включена в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь.

В 2012 году захоронение приобрело свой окончательный вид. Шефствующей хозрасчетной организацией за счет собственных средств были приобретены и установлены мемориальные плиты с именами погибших воинов Красной Армии. И это хороший пример государственно-частного партнерства. Приятно, что таких случаев взаимодействия государства и субъектов хозяйствования в деле увековечения памяти защитников Отечества и жертв войн в Волковысском районе можно привести еще немало.

Неизвестный солдат Великой Отечественной войны

Прежде чем отправиться далее, необходимо, наконец, разъяснить внимательному читателю одно обстоятельство: почему же так много неизвестных лежит в воинских захоронениях. Ведь, казалось бы, красноармейцев должны были учесть в воинских частях, тем более что многие из нас из жизни или СМИ, военных фильмов, наконец, знают о существовании солдатских медальонов. Жертв войны, в свою очередь, должны были знать или запомнить местные жители. Но статистика по району говорит другое. Из 10 808 захороненных в 50 братских и индивидуальных могилах времен Великой Отечественной войны мы знаем что-либо менее чем о полутора тысячах человек, а имена почти девяти с половиной тысяч военнослужащих Красной Армии, участников сопротивления, военнопленных и жителей Волковысского района так и остаются для нас загадкой.

Дело здесь вот в чем. Первые медальоны с личными сведениями о военнослужащих были введены после окончания Гражданской войны в 1925 году. Медальон представлял собой коробочку размером 50х33х4 мм и изготавливался из жести. В него вкладывался специальный бумажный вкладыш, изготовленный типографским способом, в который вносились краткие сведения о военнослужащем. К медальону прилагалась тесьма для ношения его на груди. При этом, ношение медальона на груди было обязательным во время смотров и в походе. В случае утери медальона военнослужащему должен был немедленно выдаваться новый.

Однако практика показала, что в таком виде медальон недолговечен, и, что главное, негерметичен: пергаментный листок быстро приходил в негодность. Спустя 12 лет, в 1937 году, использование медальонов было прекращено.

Опыт войны с Финляндией 1939—1940 гг. заставил опять вернуться к вопросу о медальонах. 15 марта 1941 г. народный комиссар (нынче министр) обороны СССР С. К. Тимошенко подписал приказ о введении в действие Положения о персональном учете потерь и погребении личного состава Красной Армии в военное время.

Данным документом был введен новый образец медальона в виде пластмассового пенала с вкладышем из пергаментной бумаги. Документом было определено, какие сведения необходимо внести во вкладыш, а также порядок выдачи медальонов. Персональная ответственность за заполнение сведений о солдатах возлагалась на командиров подразделений.

При этом вкладыша в медальоне было два. Один, в случае гибели, должен был выниматься и передаваться в штаб части для учета потерь и сообщения родным. Второй оставался при бойце для учета его в месте погребения.

Подобными медальонами войска должны были оснастить к 1 мая 1941 г. Однако выполнен этот приказ в полной мере не был, а с началом войны было уже не до медальонов. Хотя и отношение красноармейцев, получивших такой документ, к медальонам было, мягко говоря, небрежным. Кто-то неплотно крышку закрутил, кто-то хранил в медальоне более необходимую во время боевых действий, по мнению солдата, иголку или перья для ручки. А некоторые их просто выбрасывали, думая, что с такой запиской его скоро непременно убьют. Поэтому солдаты 41-го года и остаются, как правило, безымянными по сей день. У них попросту не было документов.

Ситуация стала меняться лишь к концу первого года войны. Да и вызвано это было целым рядом причин. Отсутствие документов на руках бойцов вызвало среди прочей хозяйственной неразберихи в вопросах комплектования войск, оснащения оружием и снаряжением, обеспечения питанием и т. д. волну диверсантов в ряды Красной Армии.

Немецкое командование стало засылать в наши войска своих людей, одетых в советское обмундирование, естественно, со шпионско-диверсионной целью. Информация об этом быстро дошла до Ставки Верховного главнокомандующего, и 7 октября 1941 г. И. В. Сталиным был подписан подготовленный приказ «О введении красноармейской книжки в военное время в тылу и на фронте».

Красноармейская книжка с этого времени стала единственным документом, удостоверяющем личность красноармейца и младшего командира. О медальонах вновь благополучно забыли.

Обеспечить всех красноармейскими книжками в одночасье также не представлялось возможным, да и в условиях военного времени, особенно на передовой, сохранность данных документов обеспечена в полной мере тоже быть не могла. Это объясняет большое количество неизвестных в последующее время.

В 1944—45 гг., когда система учета вроде бы была налажена, появилась новая беда. Погибших бойцов теперь успевали переписывать, указывать места захоронений, исправно составлялись именные списки потерь и пересылались в соответствующие инстанции. Однако установить на братской или индивидуальной могиле долговременный надмогильный знак (не говоря про памятник) с соответствующими надписями не представлялось возможным. На это не было ни времени, ни материалов. Очень часто фамилию и дату гибели писали на фанерных табличках химическим карандашом и в таком виде крепили на могиле. Через некоторое время надпись стиралась либо пропадала сама табличка, и захороненные в таких могилах, конечно же не все и не во всех, становились безымянными. Хотя семье за сотни и тысячи километров могла прийти похоронка с указанием конкретного места захоронения.

Ситуации, конечно же, могли быть разными, но факт остается фактом: безымянный солдат сегодня — это самый известный солдат Великой Отечественной войны. Так с иронией и определенной горечью говорят многие люди, занимающиеся поисковой работой. Стоит ли сегодня искать виноватого в сложившейся ситуации? Думаю, что нет. Ведь что бы каждый из нас не говорил, но несомненно одно: в то тяжелейшее время суровых испытаний, голода и холода в первую очередь стоило думать не о мертвых, а о живых!

Верейки помнят…

Обдумывая вышеизложенное, мы с вами разворачиваем наше транспортное средство на 180 градусов, сворачиваем у мехдвора в Шиловичах налево и направляемся в агрогородок Верейки.

Через 8 км возвращаемся на уже известную автодорогу Р78 и, поднявшись на пригорок, въезжаем в нужный нам населенный пункт. Полюбовавшись открывающимися с возвышенности природными красотами: симпатичной лесопарковой зоной, чудесными озерами, которые являются излюбленным местом для рыбаков не только Волковысского района, а также хорошо развитой современной инфраструктурой агрогородка, мы делаем остановку около местного Дома культуры.

Здесь, в зеленом сквере агрогородка Верейки, установлен памятник погибшим землякам в виде солдата с венком, склонившим голову, с фуражкой в руке. За ним стела с именами тех, кто был сражен на поле брани, погиб от рук фашистов во время оккупации. Таких почти 150 человек. Установлен памятник в далеком 1965 году, а в 2014, при подготовке Вереек к районным дожинкам, капитально отремонтирован и значительно преобразился.

Чуть дальше, в глубине сквера, находится воинское захоронение Петрова Федора Федоровича, учетный номер 2536. Что мы знаем об этом человеке.

По материалам книги «Память», а также из паспорта воинского захоронения узнаем, что Петров Ф. Ф., 1907 г. р., уроженец д. Гибкино Заокского района Тульской области, был призван на воинскую службу Серпуховским райвоенкоматом Московской области. Был младшим (запомним это) сержантом 283-й стрелковой дивизии, погиб в бою 16 июля 1944 г. Скупые факты и только. Но, оказывается, это еще далеко не все…

О пользе поисковой работы

В ходе подготовки данного материала решил проверить, а исчерпывающей ли информацией мы владеем об этом человеке. Оказалось, что нет. Пара часов работы в поисковых системах, доступных всем в сети Интернет, дали нам следующие новые факты биографии Петрова Ф. Ф.

Оказалось, что Федор Федорович на фронтах Великой Отечественной с 26 июня 1941 г., т. е. с четвертого дня войны. За годы службы был трижды ранен: 17 января 1942 г., 6 декабря 1942 г. и 16 июля 1943 г. Неоднократно проявлял себя в бою. Так, 21 февраля 1944 г. при отражении контратак противника под д. Нижняя Тощица (сегодня Быховский район Могилевской области) командир расчета 2-й пулеметной роты 860-го стрелкового полка 283-й стрелковой Гомельской Краснознаменной дивизии 1-го Белорусского фронта Петров Ф. Ф. огнем из станкового пулемета уничтожил 12 немецких солдат, чем способствовал удержанию занятого рубежа. За это приказом по полку от 29 февраля 1944 г. № 43/н от имени Президиума Верховного Совета Союза ССР наш герой был награжден медаль «За боевые заслуги».

Из других найденных документов узнаем еще один факт его жизни. 15 июля 1944 г. в бою за высоту западнее д. Новое Село (Росский сельсовет), под сильным артиллерийско-минометным огнем противника, огнем из своего пулемета Федор Петров при отражении контратаки подавил пулеметную точку врага вместе с расчетом. Когда противник превосходящими силами попытался выбить наши подразделения с занятой высоты, Петров не отошел ни на шаг от своего пулемета, а в упор расстреливал наседавших немецких солдат, где и погиб смертью храбрых.

За свой подвиг он был представлен к награде. Родина высоко оценила одного из множества своих «героев того времени», поистине солдат из стали. Приказом от 5 августа 1944 г. № 80/н за образцовое выполнение боевого задания и проявленные при этом доблесть и мужество старший (а не младший!) сержант Петров Ф.Ф был награжден орденом Отечественной войны II степени посмертно.

Это уже совсем другая информация и совсем иное отношение к погибшему и захороненному у нас в районе человеку. Не правда ли? В этом и состоит польза поисковой работы, в которой сегодня может поучаствовать каждый желающий. Ведь приложив свои силы, с пользой потратив время, можно внести свой посильный вклад в создание более полной картины событий тех дней, в прояснение судеб конкретных людей. Конечно, далеко не факт, что вам сразу повезет и вы откроете какую-то сенсацию, но поверьте, попробовать это стоит.

Трагедия семьи Гордиевских

Почтив память воина-освободителя, отправляемся дальше. Наш путь лежит к берегам Верейковского озера, где на гражданском кладбище похоронена семья Гордиевских: отец, мать и четверо их детей (учетный номер захоронения 6894). О случившейся с ними трагедии материал в газете уже был опубликован («НЧ» № 19 от 9 марта 2019 г.). Поэтому повторяться не будем, тем более, что статья «Война и мир деревни Залучаны» доступна и на сайте «Нашего часа». Скажу лишь, что рассказ этот не может не тронуть душу. Если не знакомы с ним, рекомендую: прочтите.

Красный Груд

Уважаемый читатель, пора отправляться домой. Но на обратном пути мы сделаем еще одну — последнюю остановку в д. Красный Груд, что в 3-х км от Вереек.

Тут в центре деревни, также в сквере, мы видим памятник 28 землякам, погибшим в годы войны, представленный в виде скульптуры партизана и девушки на постаменте. За ними стела, на которой размещены орден Отечественной войны, годы военного лихолетья и плита с фамилиями не вернувшихся домой. Суровый партизан склонил голову в дань памяти павших, а девушка укладывает к своим ногам цветы. Глубоко символично, что перед девушкой находится братская могила в виде цветника (номер 2541), где нашли свое пристанище 2 неизвестных военнослужащих, погибших на этой земле 16 июля 1944 г. Создан мемориал в 1967 году.

В завершение нашего путешествия по памятным местам пройдем несколько метров правее от памятника, к еще одному захоронению, увенчанному каменным бюстом и не имеющему непосредственного отношения к Великой Отечественной войне.

Мы стоим у могилы Веры Ивановны Петручек. Она родилась 28 августа 1926 г. в д. Соцы Белостокского воеводства. Годы войны провела на оккупированной территории, потеряла родителей, была отправлена в концлагерь. Так что ее по праву можно назвать «дитя войны», ведь пришлось пережить ей немало.

После войны переехала в БССР. Работала сначала полеводом совхоза «Волковысский», с 1962 года — пошла работать свинаркой. В 1965 году ее свиноферма была передана в состав совхоза «Красногрудский». За годы работы добилась значительных результатов. Одной из первых в БССР стала откармливать по 1 000 и более свиней в год при норме 100—120, а среднесуточные привесы ее хрюшек достигли 500 граммов.

За успехи в животноводстве в 1966 году В. И. Петручек удостоена звания Героя Социалистического Труда. Таких людей в истории района было всего 4. Вера Ивановна одна из них. Всю свою не очень долгую жизнь, а умерла она 2 ноября 1975 г. в возрасте 59 лет, она трудилась на общее благо, не требуя за это наград. Как и миллионы других, она делала все для скорейшего восстановления разрушенного народного хозяйства, работала не покладая рук не для себя, а для всех, ради общей цели: построения лучшей жизни.

Поэтому, воздавая дань памяти людям, которые проливали кровь за свободу нашего Отечества, давайте не забудем поблагодарить всех тех, кто всеми своими силами восстанавливал страну, отстраивал города и села, создавал заново утраченное национальное богатство. Давайте будем их помнить.

Александр Васильев.

Прочитано 656 раз Печать