Воскресенье, 05 Мая 2019 10:06

Дороги нашей памяти: виртуальные и реальные. В краю старинных усадеб

В очередное путешествие по памятным местам Волковыщины мы отправляемся в самую южную часть нашего района, которую, безусловно, можно назвать краем старинных усадеб. Ведь именно там расположены две изюминки волковысской земли, яркие примеры усадебно-паркового искусства XIX века: Краски и Подороск.

Обе бывшие усадьбы, включая усадебные дома и парки, внесены в Государственный список историко-культурных ценностей Республики Беларусь как объекты архитектуры. Обоим объектам присвоена «2» категория ценности. Это, согласно статье 96 Кодекса Республики Беларусь о культуре, означает, что усадьбы и в Красках, и в Подороске имеют общегосударственную значимость для всей страны, а не только нашего региона.

В край старинных усадеб в канун Дня Победы мы направляемся по уже знакомой нам автодороге Р44 Гродно—Волковыск—Ружаны. Пересечем территорию Иза­белинского сельсовета, с памятниками и воинскими захоронениями которого мы уже познакомились ранее, проедем деревню Голышки и повернем налево.

Через неполных три километра мы подъезжаем к деревне Конюхи, где сделаем первую остановку на маршруте: на гражданском кладбище, расположенном на въезде слева от дороги.

Конюхи

Населенный пункт известен еще с XVI века под названием Конюхевичи. Одно время он принадлежал Боне Сфорце — знаменитой королеве Польской и Великой княгине Литовской, весьма неоднозначной персоне нашей истории.

Потомок родов Медичи и Борджиа, она получила прекрасное для своего времени образование, встречалась с Леонардо да Винчи, считалась одной из красивейших невест Европы. Став королевой, а затем матерью наследника престола Жигимонта II Августа, смогла добиться для сына сначала титула Великого князя Литовского, а затем и короля Польского еще при жизни отца Жигимонта I Старого.

Благодаря Боне Сфорце в 1523 году была издана поэма Миколы Гусовского «Песня про зубра», ставшая выдающимся произведением нашей литературы. Много сделала королева для экономического развития белорусских земель, однако осталась для нас в истории известной как королева-отравительница. Именно ей предпи­сывают вину в смерти Барбары Радзивил, жены ее сына Жигимонта, известной нам как Черная панна Несвижа.

В XVII веке Конюхи (назывались к тому времени они уже так) принадлежали Самуэлю Пукште, маршалку волковысскому, затем Евстафию Казимиру Суходольскому. В конце столетия имение перешло к Яну Сципиону дель Кампо, представителю шляхецкого рода с итальянскими корнями. Кстати предок-основатель этой шляхецкой фамилии прибыл в Польшу и ВКЛ вместе с королевой Боной.

В 1796 году фольварок принадлежал роду Грабовских, а затем до 1939 года — дворянскому роду Броницев.

Летом 1942 года, через год после начала Великой Отечественной войны, этого населенного пункта с богатой интересной историей могло не остаться. А произошло, по рассказам местных жителей, следующее.

В июне в этой местности убили немца. В ответ на это в деревню прибыл карательный отряд. Сельчан выгнали с их хат и погнали в сторону кладбища. Там людям объявили, что за убийство немецкого военнослужащего деревня будет уничтожена в назидание остальным. Жителей ждал расстрел, а деревню — огонь. Когда сельчане мысленно стали прощаться с жизнью, к кладбищу подъехал немецкий автомобиль. Из него вышла молодая немка и остановила расправу, однако жертв избежать не удалось.

За убитого немца была установлена кара: расстрел 10 местных жителей. Отобрав десяток молодых мужчин, их погрузили в машину и куда-то увезли, а через неделю, вдоволь наиздевавшись, привезли обратно. Вновь собрали всех местных жителей, заставили копать на кладбище могилу и на глазах сельчан расстреляли.

Очевидцы утверждали, что часть односельчан умерли не сразу, потому что земля на братской могиле шевелилась еще долго. И этому факту нельзя не поверить. К сожалению, для наших предков во время оккупации такая смерть была достаточно частой. Расстреливая, немцы не заботились о том, мертвы ли люди. Наоборот, пустить лишнюю пулю в недочеловеков (коими они нас называли) не считалось нужным. Зачем тратить боеприпасы, ведь они еще пригодятся. И это рассуждение, вложенное в голову захватчиков, воспринималось как прописная истина.

Более того, часто, для того чтобы раненые еще помучились, поверх расстрелянных сначала разбрасывалась одежда, овчины либо еще что-то, что не позволяло внутрь могилы попасть земле. Поверх этого «щита» могила засыпалась, обрекая еще живых на мучительную, порой очень долгую, смерть от ран или удушья. Все это делалось, чтобы вызвать ужас у местного населения, сломать их волю, заставить стать послушной «скотиной». А между собой немцы называли это актами возмездия и никак иначе. Такое вот оно настоящее лицо фашизма.

Спустя некоторое время в этой же братской могиле были захоронены останки еще одного человека: жителя соседней деревни, также убитого захватчиками.

Еще в годы войны на могиле установили памятный камень, а в 1975 году — стелу из гранита с именами погибших. Могилу огородили по контуру металлической цепью. Захоронению жертв фашизма присвоен номер 5939.

С тех пор так и лежат у дороги при въезде в деревню 11 мужчин — жертв Великой Отечественной вой­ны, которые могли еще долгие годы своим трудом создавать лучшую жизнь, растить детей, заботиться о своих женах и престарелых родителях, делать свою деревню краше. Но война внесла свои коррективы, оставив часть местного населения без сыновей, мужей и отцов.

Рядом с братской могилой находится воинское захоронение (номер 7295). В нем свой последний приют нашел ефрейтор Рудаков Василий Васильевич, 1914 года рождения. Он служил телефонистом 353-й отдельной роты связи 170-й стрелковой Речицкой ордена Суворова дивизии. Погиб 14 июля 1944 г.

Продолжим наше путешествие. Не будем возвращаться обратно, а въедем в Конюхи, на перекрестке повернем направо, в конце населенного пункта свернем еще раз направо и через несколько минут въезжаем в агрогородок Подороск.

На берегах реки Зельвянка

Агрогородок Подороск — еще одно историческое место Волковысского края. Его история ведет свое исчисление с начала XVI века. Возникнув на берегах реки Зельвянка, поселение быстро разрасталось и вскоре стало местечком, через которое проходил старинный шлях, связывающий Городню (так тогда назывался город Гродно) и древнее Берестье (с XVII века — Брест-Литовск, сегодня Брест).

В 1660 году местечку Подороск Великий князь Литовский и король Польский Ян II Казимир Ваза даровал Магдебургское право.

Первым владельцем Подороска был Матей Клочко, затем он принадлежал Дольским, Сципио дель Кампо, речь о которых шла выше, Грабовским, Чечотам. Во 2 половине XIX века имение перешло в собственность сыну знаменитого философа, адвоката, писателя и педагога первой половины столетия Флориана Бохвица Роману. В это время был перестроен усадебный дом, заложен обширный парк, возведено множество хозяйственных построек.

Сегодня сохранился дом, часть парка с оградой, некоторые хозпостройки. На них ведутся реставрационные работы, после окончания которых этот комплекс станет интересным туристическим объектом.

Известен Подороск и тем, что является малой родиной Максимилиана Рылло — иезуита, миссионера в Европе, Африке и на Ближнем Востоке. Помимо значительной деятельности на религиозной почве, он занимался археологическими изысканиями. Стал первооткрывателем и первым исследователем руин древнего Вавилона. Правда, к сожалению, его имя для нас далеко не так известно, как Генри Шлимана — первооткрывателя легендарной Трои. А ведь таким земляком нужно по праву гордиться.

Об истории Подороска, местной усадьбе и храмов можно много говорить, но сегодня у нас с вами другая цель. Итак, въехав в Подороск со стороны Конюхов, мы останавливаемся в центре поселка на пересечении с дорогой Р44. Здесь мы видим установленную на постаменте скульптуру воина и партизанки. Общая высота композиции составляет примерно 5,5 метра.

В братской могиле (номер захоронения 2546) у постамен­та покоятся останки 160 человек. Из них 11 воинов Красной Армии, которые погибли в июне 1941 года при обороне местечка, кстати все известные нам, и 148 — погибших или умерших от ран при освобождении этой местности летом 1944 года, известных из них лишь 7 человек. Кроме военнослужащих здесь захоронен прах Николая Михайловича Ладыко, одного из основателей и первого руководителя Волковысского антифашистского комитета, созданного в феврале 1942 года.

Подпольная организация действовала не только в городе. Группы комитета действовали также в Севашках и Конюхах (Подоросский сельсовет), Пятаках, Красном Селе и Карповцах (Красносельский сельсовет).

Члены антифашистского комитета проводили среди населения широкую пропагандистскую работу: призывали не сдавать сельскохозяйственные поставки, а молодежь не ехать на работу в Германию, распространяли листовки, советские газеты. По мере возможности спасали военнопленных, семьи советских патриотов от расправы, направляли людей в партизаны, собирали оружие и боеприпасы, передавали их, а также медикаменты участникам «второго фронта» (так немцы называли партизанское движение).

Гитлеровцы стремились всеми силами выявлять участников подполья. В августе 1943 года гестапо удалось выявить Н. М. Ладыко и схватить его. Руководитель подпольной организации погиб в фашистских застенках.

Памятник павшим в центре агрогородка был установлен в 1965 году.

Поклонившись героям, отдавшим свою жизнь за свободу Отечества, отправляемся далее. Пересекаем перекресток, проезжаем рядом с храмом Святой Живоначальной Троицы и через сто метров останавливаемся у ворот Подоросского кладбища. Здесь находятся два воинских захоронения (номера 2531 и 2530) 1941 года.

В первом, расположенном недалеко от входа слева от центральной дорожки, покоятся 7 военнослужащих, а во втором в правом дальнем углу от входа — останки 12 бойцов Красной Армии. Их имена нам не известны. В 1975 году на обеих могилах установлены металлические обелиски, увенчанные звездой. Светлая им память, солдатам 1941 года.

Возвращаемся на дорогу Р44, поворачиваем направо, проезжаем усадьбу, вновь сворачиваем направо и, любуясь красотой векового парка, покидаем Подороск. Через неполных 2 км, миновав д. Дубичи, сделаем очередную остановку. Справа за деревней на берегу реки Зельвянка находится еще одно гражданское кладбище. В правом дальнем углу от входа остановимся у воинского захоронения 2529. В нем лежит прах старшего сержанта Шилина Н. В., 1922 года рождения, погибшего в боях за освобождение Подороска в июле 1944 года. В 1970 году на могиле установлен металлический обелиск со звездой и бетонное надгробие.

Продолжаем движение по автодороге Н-6016 Подороск—Порозово. Проехав еще 2,5 км, мы подъезжаем к деревне Краски, в которой находится еще одна известная усадьба, принадлежащая роду Сегеней. Она расположена на левом берегу реки Зельвянка у подножия холма. К усадьбе ведет широкая тополиная аллея, в конце которой открывается замечательный вид на ее постройки. Думаю, что после окончания реставрации, этот объект также станет очень привлекательным для туристов. Ведь помимо красивой усадьбы в здешних местах великолепная природа. Видимо недаром населенный пункт получил свое название: Краски.

Для продолжения путешествия по памятным местам на въезде в деревню у здания магазина повернем направо и по грунтовой дороге направимся на северо-запад.

Малая Лапеница

Наслаждаясь здешними пейзажами, проезжаем деревню Шамбелин, минуем Баки и Каменицу и, повернув направо на Т-образном перекрестке, въезжаем в деревню Малая Лапеница. Практически сразу мы попадаем в сквер, в центре которого установлен памятник землякам, погибшим на фронтах Великой Отечественной войны и расстрелянным немецко-фашистскими захватчиками в годы оккупации мирным жителям. Таких насчитывается 55 человек.

Памятник представляет собой скульптуру скорбящей женщины, установленную на постамент. На постаменте — мемориальная плита с фамилиями павших. За скульптурой — стела с барельефным изображением вои­нов, сражающихся с противником. Вокруг сквер огорожен чугунной оградой. Создано данное место в 1967 году, в 2014 здесь проведена реконструкция, кстати, за счет собственных средств шефствующей организации.

Сквер в Малой Лапенице в своем роде уникален: таких форм увековечения в нашем районе больше нет.

Из сквера, повернув налево, мы направляемся в западную окраину деревни, где расположено местное кладбище. Здесь мы почтим память трех жертв фашизма из числа семьи Жуковских.

В 1944 году по доносу о том, что один из сыновей Жуковских находится в партизанах, отец Павел Петрович и двое братьев Анатолий и Василий были схвачены немцами. Разговор фашистов с «пособниками» (так они называли всех, кого подозревали в любых связях с партизанами и подпольщиками) всегда был короток: быстрая и безжалостная расправа. Так произошло и с Жуковскими. Их расстреляли 9 мая 1944 г., ровно за год до Победы.

На могиле погибших установлена стела из мраморной крошки, увенчанная православным крестом. Захоронению присвоен номер 7114.

На этом мы заканчиваем наше путешествие в край старинных усадеб. Из Малой Лапеницы мы направляемся обратно в город Волковыск. Проезжая деревни Озериско, а затем, через 7,5 км, Ясеновицу с левой стороны по ходу движения мы увидим воинские захоронения, которые не относятся по времени к Великой Отечественной войне. Это иностранные воинские захоронения времен 1 Мировой войны, виртуальное путешествие по которым мы проведем в другой раз.

Александр Васильев.

Прочитано 1044 раз Печать