Суббота, 29 Июня 2019 15:29

По местам памяти о погибших земляках. Часть 2

Июль большинство из нас назовет одним из самых любимых месяцев в году. Ведь именно в июле многие хотят (и получают) долгожданный отпуск — время отдыха, хорошей погоды, возможности отправиться в путешествие, отдохнуть на берегу моря, реки или озера. Это время созревания многих ягод, поспевания любимых фруктов, сбора урожая с приусадебных участков… И этот перечень можно продолжать еще очень долго.

Кроме своих собственных дел и хлопот либо отдыха в кругу родных, близких и друзей, июль ознаменован также рядом праздников и массовых гуляний.

3 июля страна отмечает свой главный государственный праздник — День Независимости Республики Беларусь. 7 июля мы с нетерпением ждем один из главных праздников с народными и даже языческими корнями — Купалье. В эту таинственную ночь мы с удовольствием водим общий хоровод вокруг костра, с зачарованием следим за его загадочными всполохами, думаем о том, что где-то расцвела удивительная папарать-кветка, способная исполнить наши самые сокровенные желания.

Наконец, в середине месяца каждый житель района с нетерпением ожидает сюрпризов к праздничным мероприятиям, посвященным очередному Дню освобождения города Волковыска и Волковысского района от немецко-фашистских захватчиков.

При этом мы, как правило, не забываем о том, что июль 1943 года стал трагическим месяцем для многих жителей нашего района. 7 июля была уничтожена деревня Шауличи со всеми ее жителями, 15 июля — расстреляно 130 человек польской национальности города Волковыска. Во второй половине июля были расстреляны партизанские семьи Телешей, Морозовых и Жаворонков вместе с несовершеннолетними ни в чем не повинными детьми. И это перечисление только известных нам фактов, а сколько белых страниц еще хранит история Волковыщины июля 1943 года, нам доподлинно неизвестно.

В преддверии 76-й годовщины тех трагических событий, отправимся сегодня в еще одно путешествие по местам памяти о погибших земляках нашего района.

Колонтаи

По автодороге Р78 покидаем город и в деревне Ятвезь сворачиваем направо. Через 3 километра, следуя по главной дороге, попадаем в деревню Личицы, сворачиваем налево и, поднявшись на пригорок, проезжаем около храма в честь Воздвижения Креста Господня. Еще через 350 метров остановимся у возвышенности рядом с кладбищем.

У подножия холма в юго-восточной окраине погоста — братская могила советских солдат, погибших при защите этих мест в июне 1941 года. Воинскому захоронению, единственному на сегодняшнем маршруте, присвоен учетный номер 2545. В нем, согласно сведений паспорта, покоятся останки 8 неизвестных военнослужащих Красной Армии. По данным, которыми мы располагаем, это солдаты-танкисты, погибшие при исполнении воинского долга в первые дни войны. В 1994 году на могиле установлен памятник в виде невысокой гранитной стелы на бетонной основе.

Почтив память павших за свободу Отечества, обогнем кладбище с восточной стороны и, пройдя пару сот метров, сделаем остановку у еще одного памятника (учетный номер 5982). Он установлен на месте захоронения 21 жертвы фашизма, расстрелянных захватчиками по подозрению в связи с партизанами летом 1943 года. Формальным поводом для расправы, по воспоминаниям местных жителей, послужило убийство местного мельника и уничтожение его мельницы, работавшей, в том числе, на нужды немецких оккупационных властей.

Расстреляли людей недалеко от церкви, несколько дней не давали хоронить, а затем приказали закопать «бандитов» вне территории кладбища. Таких акций устрашения проводилось на всей оккупированной территории Советского Союза много, и цель у них была одна — подавить на корню любые попытки сопротивления. Но террор против мирного населения к реализации поставленной цели не приводил. Наоборот, порождая волну людского гнева, направлял его на желание продолжить борьбу и победить, даже такой высокой ценой.

Поднимемся на сотню метров выше, свернем налево и найдем еще одно захоронение жертв фашизма (номер 5990). В нем свой последний приют нашла партизанская семья Жаворонка Ивана Филипповича, расстрелянная оккупантами. Во время войны семья проживала в деревне Дыхновичи. В 1943 году, когда в районе стала действовать заброшенная с Большой земли спецгруппа народного комиссариата госбезопасности СССР «Стойкие», глава семьи Иван Филиппович принял решение помогать десантникам и стал их проводником. Хорошо зная местность и людей, лесник Бобловского лесничества И. Ф. Жаворонок стал глазами спецгруппы в своей местности и их надежным помощником. Вскоре об этом стало известно оккупационным властям. Фашисты объявили за Ивана Филипповича, живого или мертвого, солидную награду: 10 000 марок и 14 пудов сахара. Однако, несмотря на такую «щедрость», схватить его не удалось. Тогда отыгрались на семье. 24 июля 1943 года, ворвавшись в дом и схватив его жену и четверо детей, в присутствии всей деревни их расстреляли. Старшему сыну Леониду в то время было 11 лет, дочерям Марии и Вере – соответственно 10 лет и 3 года. Младший Евгений родился в 1942 году. Ненадолго пережил своих родных и отец, сложив голову 12 февраля 1944 года во время одного из рейдов спецгруппы в Свислочском районе.

Деревня-партизанка

Покинув кладбище в Колонтаях, продолжаем наше путешествие. Выезжаем через Личицы или Теолин (на ваше усмотрение) на автодорогу Н6303 и следуем в городской поселок Красносельский. На кольце в поселке повернем направо, пересечем железнодорожный переезд и, объехав производственную территорию ОАО «Красносельскстройматериалы», через неполных 3 километра подъезжаем к деревне Карповцы.

Недалеко от дороги мы видим памятник землякам в виде обелиска, установленный в далеком 1964 году.

В годы немецко-фашистской оккупации деревню Карповцы по праву называли деревней-партизанкой. Здесь действовала подпольная группа, входившая в состав Волковысского антифашистского комитета, ряд жителей воевали в составе различных партизанских отрядов.

По примеру взрослых юные жители деревни организовали комсомольскую подпольную организацию. Ее организаторами стали Василий Сорока, Павел и Иван Василевские, Сергей Васильчук, Владимир Кухта, Николай и Владимир Северины. Начали свою деятельность юные антифашисты со сбора оружия и боеприпасов, которого много осталось в лесах с 1941 года. Найденное ребята прятали в тайниках, а после установления связи с партизанами передавали им. Слушали по радио сводки Советского информационного бюро, сообщали местным людям правдивую информацию о делах на фронте, распространяли антифашистскую литературу, выполняли роль разведчиков. В 1943 году совершили по поручению партизан диверсию (взрыв) на цементном заводе, остановив его работу и выпуск столь необходимых фашистским агрессорам стройматериалов. Следующим успешно реализованным заданием стал взрыв железнодорожного моста недалеко от станции Россь.

Видя успехи ребят, 15 молодых пионеров создают свою подпольную организацию и также включаются в борьбу. Возглавил пионерскую группу младший брат руководителя комсомольцев Василия Сороки Николай. Так же, как и старшие братья, ребята собирали оружие, распространяли листовки, в общем, помогали в меру своих сил, не боясь, что об этом узнают фашисты, а бывали последние в Карповцах едва ли не каждый день.

В начале 1944 года захватчикам удалось выйти на след юных патриотов. 1 февраля большую группу карповских крестьян вызвали в гестапо в Россь. Были среди них и комсомольцы-подпольщики. Пятерых ребят: Николая Северина, Ивана Василевского, Николая Сороку, Владимира Кухту и Павла Василевского в тот день схватили и отправили в Белосток. После долгих пыток ребят убили. Выжить удалось только Павлу Василевскому, который был направлен в концлагерь и чудом остался в живых.

Оставшиеся на свободе комсомольцы-подпольщики, узнав о произошедшем, ушли в партизаны и сражались с врагом до освобождения родной земли. Такая вот вкратце история из жизни одной деревни, жители которой не покорились врагу.

Памятник в Колядичах

Время отправиться в дальнейший путь. На развилке у деревни Карповцы, возьмемся правее и направимся на восток. Проехав примерно 3,5 километра, сворачиваем на втором (Х-образном) перекрестке в деревню Колядичи. В центре деревни возле здания бывшего клуба мы видим скульптуру воина и партизанки, установленную на постаменте. Этот памятник, появившийся здесь в 1965 году, посвящен памяти 10 односельчан, погибших в годы Великой Отечественной войны.

Отдав дань памяти тем, кого унесла война, развернем наше транспортное средство, вернемся назад к перекрестку, свернем налево и продолжим движение вдоль выработанных меловых карьеров. Через 5,5 километра, проехав агрогородок Юбилейный, свернем направо и по автодороге Р51 Острино — Щучин — Волковыск двинемся в сторону города.

Трагедия деревни Шауличи

Еще 5,5 километра движения по маршруту приводит нас к перекрестку, на котором видим указатель налево и надпись «Мемориальный комплекс «Шауличи» 7 июля 1943 года». Свернув, направимся в это сакральное место, место скорби и печали, место памяти о сотнях загубленных жизней жителей Шауличей Волковысского района Гродненской области.

Эта трагедия произошла, как в народе говорят, на Яна 76 лет назад, но началась накануне 6 июля. В тот день на дороге Волковыск — Пески, по которой мы двигались, где-то недалеко от поворота на Шауличи, был обстрелян немецкий автомобиль. В результате — погибли ехавшие в нем немецкий доктор Мазур и его водитель. В ответ на это до конца дня немецкими властями было принято решение о проведении «акции возмездия» (читай акции устрашения). Ее объектом была выбрана самая большая из близлежащих деревень — наши Шауличи.

Еще до рассвета населенный пункт окружили три цепи карателей. Задача у них стояла одна — никто из местных жителей не должен уйти. И эта задача была выполнена.

На рассвете гитлеровцы вошли в деревню, начали выгонять людей из хат, затем собрали в центре на перекрестке двух дорог и погнали в сторону каменной двухэтажной школы, построенной в 1940 году. Перед школой сидел немецкий офицер, в руках у него были списки местных жителей. Людей сверили, часть жителей заперли в здании школы, часть — в большом гумне в центре деревни, а часть мужчин погнали в два конца Шауличей копать большие ямы. Мужики понимали, что живыми не выпустят никого, а ямы станут для них местом упокоения.

Тем временем со всех окружных деревень были собраны колонны подвод, управляемых местными жителями для перевозки конфискованного у населения Шауличей имущества. Многие из них, проезжая по опустевшей деревне со стороны Бискупцов и Войтковичей к месту сбора, слышали лай ошалевших собак и рев домашней скотины, крики и плач запертых в гумне людей, видели, как копается большая могила, слушали, поравнявшись со школой, как местные женщину затянули по себе, еще живым, заупокойную песню…

Когда солнце поднялось над лесом, а ямы были выкопаны, напротив них установили пулеметы, построились расстрельные команды. Людей стали выводить и методично расстреливать. Через полчаса 366 жителей Шауличей и окрестных хуторов, в том числе 120 детей, лежали в двух братских могилах. В одной (номер 5983) мужское население деревни, в другой (номер 5984) — женщины и дети.

Поверх расстрелянных, среди которых было немало раненых, и, возможно, просто упавших в могилу, была раскидана одежда и овчины. Далее фашисты пригнали сюда часть собранных с окрестных деревень мужчин и заставили их закапывать могилы. Невозможно даже представить, что эти люди испытывали в это время, ведь закапывали они, пусть и под дулом автомата, в землю не только убитых, но еще и живых людей. По свидетельствам старожилов, земля на могилах шевелилась еще три дня. Правда, выжить все равно никому не удалось, ведь выставленный немецкий конвой людей к могилам просто не подпускал.

После окончания этого поистине зверского акта, деревню стали попросту грабить. Из хат выносилось все, что можно, начиная от одежды до нехитрой домашней утвари. На подводы грузился (или привязывался) скот, в мешки собиралось зерно, картофель и другие продукты. Ничто не должно было пропасть, все было необходимо использовать на нужды оккупационных властей.

Когда подводы со скарбом шауличских горемык покинули деревню, в ней «поселился красный петух». К вечеру от домов, хозпостроек и садов в Шауличах остались только остовы печей и дымящиеся руины. Не осталось, к слову, и Поклонного креста, который местные жители установили на развилке дорог незадолго до трагедии. Люди, словно чувствуя приближение беды, изготовили его и установили за один день, а мастерицы за одну ночь соткали рушник, чтобы этот крест украсить. К сожалению, это, как, наверное, и их молитвы за здравие родных и близких, 7 июля 1943 года не помогло.

На следующий день, по воспоминаниям современников событий тех дней, пошел сильный дождь, который длился до вечера. Наверное, так сама матушка природа оплакивала безвинных людей, в том числе, гаворачы па-беларуску, немаўлят, погибших здесь, даже не осознавая того, что же и почему тут произошло. Как и более сотни детей, которые никогда не стали взрослыми, не смогли, заведя семью, продолжить свой род, посадить дерево, построить свой дом и досмотреть престарелых родителей.

Сегодня о большой и шумной, богатой во всех смыслах деревне Шауличи, нам напоминают лишь обелиски, две братские могилы, символические срубы на месте сожженных домов. Да еще колокол, разносящий свой набат на округу, которым туристические группы, посещающие мемориал, отдают свою дань памяти обо всех, кто навечно остался лежать в никогда более не возрожденных Шауличах.

Александр Васильев.

Прочитано 808 раз Печать