Электронная подписка на газету Наш час

Понедельник, 11 Июня 2018 11:02

За тихим лесом, к речке примыкая…О деревне Улезлы и ее жителях

Автор

Где бы ни жил человек, куда бы ни забросила его судьба, какие бы большие и широкие дороги он не познал, в жизни каждого остается тропинка к родному дому, к месту, где родился, где прошло детство, где воспоминания светлы, чисты, радостны и беззаботны… Есть много людей, которых эта самая заветная тропинка ведет в деревню Улезлы.

В самую обычную, ничем не примечательную, как сотни других, деревеньку, расположенную на территории Изабелинского сельского совета, уходящую чуть в сторону от шоссе Р44 Гродно — Ивацевичи. Деревня почти вливается в агрогородок Матвеевцы: несведущие просто примут эти два населенных пункта за один.

Сейчас уже никто не скажет точно, в каком году появилась деревня Улезлы. Одно известно, что было это давно, так как несколько лет назад живы были еще местные люди, у которых здесь родились родители, дедушки-бабушки, и прадедушки-прабабушки тоже. Так что, по самым скромным подсчетам, деревенька эта существует не меньше 300 лет.

По утверждению сельчан, ее название произошло от слова улезть, то есть проникнуть, войти куда-то, причем не просто взять и войти, а с имеющимися опасностями и препятствиями. В данном случае, по существующей легенде, первые поселенцы этого места самовольно заняли (улезли) на землю, принадлежащую пану, и начали строить на ней свои жилища. Новоселам повезло, владелец земель сначала жил за границей, а потом и вовсе охладел к этим местам. И не имел ничего против дальнейшего заселения их крестьянами. Так образовалась красивая и аккуратная деревня, взрастившая немало хороших людей самых разнообразных профессий. В конце 18 века деревня принадлежала военному деятелю Речи Посполитой, генерал-лейтенанту литовских войск Михаилу Грабовскому. В 1836 она насчитывала 15 дворов, в которых проживали 125 жителей. В 1914 — 41 двор и 258 жителей. Предки улезловцев жили при панах Шалае и Галибуртыне. Во время первой мировой войны многие жители деревни целыми семьями уезжали искать лучшей доли в Россию. Но почти никто так и не нашел ее на чужбине — родные места оказались лучше, добрее, приветливее. А потому в 1920—1922 годах почти все семьи вернулись обратно. Лето 1941 года оказалось весьма печальным для деревни и ее жителей — 1 июля, в самом начале Великой Отечественной войны, деревня была сожжена. За время 1941—1945 годов на фронт из деревни ушло 20 мужчин. В Германию было вывезено 14 девушек и парней.

Сейчас деревню можно отнести к разряду умирающих. Об этом говорят люди — «адны старые зараз у вёсцы застануцца, а потым, калі яны памруць, то і ніхто тут жыць не будзе». Об этом свидетельствуют цифры — в 2004 году здесь, в 49 домохозяйствах, проживало 78 человек. Сегодня эта цифра значительно уменьшилась — в 28 домах проживают 47 человек, в основном это люди предпенсионного и пенсионного возраста.

Старожилы рассказывают, что когда-то здесь бурлила жизнь, кипела работа, деревня просто звенела от молодых голосов и детского смеха. Сейчас от того времени остались лишь воспоминания. Заходишь в один дом, другой, третий — люди разные, а живут практически одной жизнью. И только память возвращает в ту, прежнюю жизнь, такую особенную, интересную, насыщенную…

За добрым мужем и жилось, и пелось

Есть ли установленные критерии для определения женского счастья? Вероятно, нет. Для одной женщины это семья, для другой — работа, для третьей — творчество…

Надежды Александровна Трапчик все это смогла совместить благодаря удачному замужеству. С мужем Антоном, теперь уже умершим, она познакомилась в 1962 году на танцах, в Гриневичах, деревне Свислочского района, где родилась. А он был из Улезлов. Расстояние в семь километров не мешало пареньку ежедневно встречаться с любимой девушкой. А в скором времени и предложение сделать. Родителей у парня не было, потому предложил будущей жене переехать после свадьбы жить в Улезлы, в неказистый, но полностью свой дом.

— Я согласилась. Во-первых — в девках засиделась, во-вторых — трудолюбивым и порядочным жених слыл, а в третьих — любил меня очень. Любила ли я в то время? Скорее, нет, чем да. Он моложе меня был на семь лет, может, не воспринимала его сначала из-за возраста. Сразу после свадьбы Антон пошел в армию. Первую дочь, Татьяну, я родила без него, — вспоминает Надежда Александровна.

Примерно в то время ее родители помогли молодой семье достроить дом: добротный, просторный, на многие поколения рассчитанный. Потому что в те времена (середина шестидесятых годов прошлого века), никто и помыслить не мог, что деревни станут непрестижным местом жительства, что хоть кто-то из детей не останется жить в родительском доме.

— В то время в Улезлах почти в каждом доме жили большие дружные семьи, состоящие чаще всего из мужа и жены, родителей кого-то из них и двоих-четверых детей. За счастье было пройтись вечером по деревне, дворы которой из-за красоты напоминали райские уголки, — вспоминает пожилая женщина.

С мужем ей необыкновенно повезло. Изначально он старался оградить жену от любой тяжелой работы. В огороде управляться — сам. За живностью ухаживать — сам. Даже воду носить жене не позволял. А еще руки у него росли оттуда, откуда положено. Любил он и умел всякие приспособления для облегчения труда придумывать и мастерить — рыхлители, ручные культиваторы, штыковые лопаты, приспособления для удобного полива и т. п. Для троих же детей — Татьяны, Сергея и Ольги был он не просто отцом, а примером.

— Вся моя защита и сила в Антоне, все совместно прожитые годы подставлял он мне и плечи, и руки, отдавал сердце. Даже в том, что я до сих пор состою в известном далеко за пределами района фольклорном коллективе, его большая заслуга. При другом муже возможности петь и выступать, тем более, ездить с концертами по всей республике, не было бы, — говорит Надежда Александровна и вспоминает начало своей творческой деятельности.

В 1965 году, на один из многочисленных советских праздников, девять улезловских женщин подготовили концерт. Да так красиво, в три голоса, звучали их номера, что слухи до района дошли. С тех пор без участия улезловских певиц ни один районный праздник не обходился. Так как не всем в личной жизни повезло, как Надежде, то количество участниц сельского эстрадного коллектива сократилось до шести. Выступать ездили по всем городам и весям Беларуси. У них не было художественного руководителя. Они не собирались на репетиции. Просто становились, сами распределяли голоса и пели. К концу прошлого века улезловский фольклорный коллектив, получивший название «Чараўніцы», был в определенных кругах одним из известнейших и успешнейших в области, а в 2004 получил звание народного.

Год назад Антон Петрович умер, а Надежда Александровна поняла окончательно, насколько дорог ей был этот человек, как сильно она его любила. Говорит, что после смерти мужа желание петь уменьшилось. А жить стало грустно и неинтересно. Пожалуй, только дети, внуки и правнуки приносят прежнюю радость.

Сила Людмилы

На долю этой гостеприимной и обаятельной женщины выпало немало испытаний и жизненных «экзаменов» на прочность. С достоинством выдержав их, она продолжает жить, принося радость и пользу своим близким.

Людмила Ивановна Гузовец приехала в наши края в поисках лучшей доли. Оставив на родине двоих почти взрослых детей, женщина устроилась полеводом в КСУП «Матвеевцы». Точнее, даже начальником полеводческой бригады, которую привезла из родного Столинского района. Спустя какое-то время между нею и Ромуальдом Ковалевичем, хорошим механизатором и «старым холостяком» из Матвеевцев, возникла симпатия, переросшая в настоящие чувства. Он и она решили объединить свои судьбы. Поселились в Верусино, деревеньке Подоросского сельсовета, забрали к себе детей Людмилы, 18-летнего сына Дмитрия и 12-летнюю дочь Алесю и стали жить обычной дружной семьей.

— Работать мы продолжали в «Матвеевцах». Димка из армии пришел и тоже в это хозяйство устроился, водителем. С хорошей девушкой познакомился, к свадьбе готовились. Но не успел жениться — попал в аварию и погиб. Сейчас бы ему 37 лет исполнилось. Он отличным парнем был — с детства, еще там, на родине, хозяина в доме замещал — мне во всем помогал, сестричке вместо отца был. Порядочный, добрый, веселый… Ни один человек не сказал плохого слова про сына моего, — рассказывая про свою беду, Людмила пыталась сдержать слезы, но не смогла.

Похоронив сына и брата, Людмила, Ромуальд и Алеся не смогли жить в том доме, где все напоминало про Дмитрия. Так семья оказалась в Улезлах. Людмила полюбила эту деревню всем сердцем. Правда, и свою деревеньку вспоминает. Говорит, что если бы ее спросили, какую из них она бы назвала своей малой родиной, то, наверное, ту, в которой прошли детство и юность — Дубай.

— Разве можно променять Дубай на Улезлы, — шутит женщина, используя разговорное название агрогородка в Столинском районе и связывая его с названием города в Арабских Эмиратах. — А вот Алеся моя, которая с мужем и детьми живет в Гродно, считает малой родиной именно Улезлы. Внуки, Евгений и Милена, тоже любят проводить здесь время.

Сейчас Людмила Ивановна на пенсии. Готовит вкусные обеды, сажает красивые цветы, делает ремонт в доме, осваивает Интернет, общается с родственниками и друзьями… Шутит, что наверстывает упущенное за время тяжелой работы в полеводстве. Недавно нашла для привередливых в еде внуков новый рецепт, который называется «оладьи в стиле пиццы». Считает, что эти «вкусняшки» придутся по вкусу любому ребенку и поэтому делится с другими бабушками рецептом. В стакан теплого кефира всыпать половинку чайной ложечки соды и перемешать. Отставить в сторонку, и пока он пенится, заниматься начинкой. Мелко нарезать небольшой кусочек колбаски (ветчины), помидор, натереть сыр и все это выложить в кефир. Добавить щепотку соли и сахара, вбить яйцо и все перемешать. Затем добавить муку до нужной консистенции, дать тесту постоять минут 15 и жарить, как обычные оладьи.

Ромуальд Михайлович продолжает работать в хозяйстве, хоть возраст имеет пенсионный. Всегда на хорошем счету, он весь световой день находится на работе. Что не удивительно — в сельском хозяйстве горячая пора.

Достойно прожитая жизнь

Есть пожилые женщины, облик которых напоминает самых близких, любимых, дорогих людей. При первом взгляде на которых скажешь, что это добрый, милый, отзывчивый, душевный человек. И не ошибешься.

Клавдия Михайловна Прохор стала улезловкой после того, как вышла замуж за местного парня. А родилась она в Новогрудском районе в деревне с красивым названием Боярская. Ее замужество — своеобразная тайна человеческой души: муж Иван, приехав в гости к армейскому товарищу и увидев сестер последнего, влюбился в одну из них сразу и навсегда. В Клаву. Хотя ее сестра-близняшка являлась полной копией не только внешне, но и по характеру.

Поженившись, молодые супруги решили вить свое родовое гнездо именно в Улезлах. Спустя определенный срок, один за другим, появилось в семье трое сыновей — Сергей, Геннадий и Игорь. Клавдия сильно дочку хотела, но больше искушать судьбу не стала, что-то подсказало ей, что, сколько бы ни рождалось у нее детей, только мальчики будут.

Вспоминая прошедшую жизнь, Клавдия Михайловна говорит, что промчалась она, словно один день. И особо примечательного в ней ничего не было.

— Обычная жизнь обычной деревенской женщины. Иван как устроился в хозяйство механизатором, так и до пенсии проработал. Дома его редко видели. Не только я, но и хлопцы тосковали по его вниманию. И гордились в то же время, потому что из года в год был он передовым работником. Я тоже сразу устроилась в колхоз. Сначала полеводом работала — протравленное зерно сеяла, поля от камней очищала, картофель убирала, за удобрениями и комбикормами в другие районы ездила… А дома хозяйство большое, сыновья. Иногда думалось — все, не выдержу, упаду и не встану больше. Но открывалось новое дыхание, и по-новому спорилась работа, — вспоминает пожилая женщина.

Почти пятнадцать лет, в жару и холод, в дождь и зной баловали руки Клавдии Михайловны землицу-мать, чтобы та отблагодарила людей хорошим урожаем. И были урожаи, и была радость, и награды были.

А потом она в животноводство перешла, дояркой на ферму.

— Вставать приходилось около трех часов, чтобы утреннюю дойку провести. В группе у нас было по 25 коров. По две подключали к доильным аппаратам, молоко в бидон стекало. Потом относили одни бидоны, брали другие. Занимала дойка примерно три часа. А подготовить рабочее место, подмыть вымя, после доения убрать дочиста… Сказать, что слишком уставала физически, не могу. Плохо было то, что мало времени оставалось для домашней работы, которую за меня никто не мог сделать.

Подсобное хозяйство у Прохоров большое было, так что об отдыхе ей оставалось только мечтать:

— Встать ночью, свою скотину обласкать, на ферму поспешить. Придешь с работы, снова к своей корове бежишь. Хорошо, что свекровь хорошая была, помогала детей растить.

Одиннадцать лет проработала женщина дояркой, а потом снова в полеводческую бригаду вернулась. С полеводства и на пенсию пошла. Формально, конечно. Потому что могла еще и хотела на земле работать. И руководители хозяйства не раз уговаривали ее продолжить трудовую деятельность.

Самое страшное горе, которое до сих пор вызывает нестерпимую боль у моей собеседницы — это гибель сына Игоря. Он утонул в нескольких шагах от дома, в знакомой с детства речке.

— Два года в Афганистане отслужил, живым и здоровым вернулся, а тут такое.., — заплакала Клавдия Михайловна. Говорит, что никогда не поверила бы, что можно жить после смерти ребенка. Но выжила. И продолжает жить, радуя своим бытием детей, внуков, правнуков. И сама радуется за них — достойных людей вырастила Клавдия Прохор.

Самые-самые-самые

 Самый почтенный возраст у Любови Владимировны Прохор, которой в следующем году исполнится девяносто лет.

 Самым юным жителем деревни является тринадцатилетняя Светлана Сергеевна Рыжакова. В этой деревне девочка живет неполный год — переехала с семьей из Тюмени.

 Самой активной семьей можно назвать супругов Елену Георгиевну и Николая Георгиевича Смурага. Она — староста деревни, с помощью мужа решает в деревне все организационные вопросы.

 Самое большое подсобное хозяйство ведется на подворье Александра Владимировича и Светланы Александровны Скаскевичей. Здесь мирно уживаются конь, коровы, овцы, свиньи, разнообразная птица, кролики, собаки и коты.

 Самыми красивыми приусадебными участками можно назвать двор Надежды Александровны Трапчик, Антона Болеславовича Даника и Валентины Васильевны Прохор.

 Самая молодая семья в деревне — это Олег Викторович и Тамара Валентиновна Чижики. Она работает заместилем директора в Матвеевском школе-саду. Их дочь Анастасия пошла по стопам мамы, преподает в одной из школ Ивьевского района.

 Самый солидный супружеский стаж у Антона Болеславовича и Лилии Ивановны Даников. Вместе, в любви и согласии, они прожили почти полвека.

 Самый активный подписчик периодики — Мария Степановна Галан. Наряду с прочими изданиями в ее дом постоянно приходит районная газета «Наш час».

Прочитано 1930 раз Печать