Пятница, 09 Августа 2019 18:40

Олег СТАВЕР: «Мне повезло быть среди этих людей»

Автор
Чтобы рассказать об Олеге Ивановиче Ставере хоть немного подробнее, нужно писать книгу. Эта неординарная жизнь настолько богата событиями, что даже упоминания о сотой их доле не вместит ни одна газетная полоса.

Та заводская проходная…

Рассказывает Олег Иванович невероятно живо и артистично, с такими красочными подробностями, которые прямо просятся на бумагу. И поражаешься его могучей памяти, сохранившей множество имен, дат и фактов, которых не помнит, пожалуй, больше никто.

Нынешний год суперюбилейный для Олега Ивановича. 11 августа 1954 года, ровно 65 лет назад, на Волковысском цемзаводе «Победа» новый мастер цеха обжига клинкера Олег Ставер заступил на свою первую смену. 25 лет ему исполнилось спустя несколько дней — 15 августа. А в этом году исполнится 90.

— 11 августа будет 105 лет заводу (ОАО «Красносельскстройматериалы») и тогда же, в день строителя, новое министерство архитектуры и строительства Беларуси будет отмечать свое 25-летие.

Магия так удивительно сошедшихся цифр явно завораживает моего собеседника: он не только легко называет все даты своей и чужих биографий, но тут же с удовольствием высчитывает, сколько лет прошло с тех пор, как он стал начальником цеха обжига, затем начальником цеха помола, затем главным инженером цемзавода «Победа» и так далее.

Обжиг клинкера во вращающейся печи — сложный технологический процесс. Не будем загружать читателя химическими формулами, названиями соединений и терминами. Зато Олег Иванович до сих пор помнит их все! И описание процесса звучит у него, как поэма. Как же надо любить свое дело, чтобы не устать от него за столько лет!

Ярко, во всех деталях, помнятся чувства и эмоции той самой первой смены, как, впрочем, и многих последующих.

— Конечно, волновался. Я никогда не руководил коллективом. Комсомол, кружки в школе — это так, а тут производство. Смена прошла в страшном напряжении. Оборудование было допотопное, которое еще прежний хозяин в 1914 году поставил. Потом война, никто к нему не подходил, не смотрел, не смазывал, все это проржавело, приходило в упадок без движения, без человеческих рук. Кроме того, сама технология. Представьте себе: из печи идет клинкер с температурой в тысячу градусов, прямо в метре от тебя головка печи и прямо с головки клинкер скатывается в холодильник. Жарко было страшно. А если где-то что-то прорвется, посыпался клинкер — рвешь наверх, чтобы печку остановили, время уходит, а это невыполнение плана, а это все убрать надо, а там температура такая… Невероятные условия. Льешь воду на этот клинкер, чтобы его как-то охладить, чтобы можно было шуфлей собрать… Это был адский труд. Но люди были — потрясающие. Универсалы в деле, с потрясающей энергией, жаждой сделать так, чтобы после окончания смены бассейнщик замерил, сколько же шлама мы взяли, чтобы обжечь и сделать клинкер, и сказал — вы взяли пять метров шлама. О-о, пять метров — это хорошо! И все довольные, утомленные, но взбодренные результатом своего труда, уходили домой. Да, оборудование было старое и несовершенное. А люди работали единым механизмом, одним организмом, как в муравейнике — каждый знал свое дело, профессионализм был высочайший и взаимовыручка. Это был коллективный труд, труд людей, которые ценили свою работу. Страшно было даже сказать, что ты плохо работаешь, каждый из кожи лез, чтобы показать, на что он способен, и чтобы были видны плоды его труда. Тогда люди нуждались очень в работе и чтобы их ценили, поэтому и уважительное отношение было к человеку. Мне рассказывали, как однажды приезжала на красносельский цемзавод группа немецких специалистов. Когда увидели надпись на редукторе печи — фирма «Крупп», 1912 год — пришли в восторг. У них даже в музеях такого оборудования не сохранилось, а у нас работает, крутится. Это о чем говорит? О высочайшей производственной культуре красносельцев. Немцы потом сказали — да, с такими людьми, с такими кадрами, как здесь, можно чудеса творить…

И все же большую часть старого оборудования не могли спасти никакие чудеса. В 1958 году взорвалась заводская ТЭЦ, и завод остановился. Требовалось срочно запускать производство заново. Начальника цеха помола Олега Ставера тут же «сосватали» в главные инженеры и все заботы, связанные с реконструкцией завода, легли на его плечи. Реконструкцию и, как теперь сказали бы, нешуточную по тем временам модернизацию предприятия завершили в 1962 году. Благодаря установке двух новых вращающихся печей производство цемента увеличилось до 620 тысяч тонн в год — более чем в два раза.

— В 2,2 раза, — уточняет Олег Иванович, — и это был потрясающий успех.

Не в карьере счастье

Успех оценили по достоинству. Ставера наградили Почетной грамотой Президиума Верховного Совета БССР и выдвинули в депутаты Верховного Совета. А цементный завод «Победа» завоевал первое переходящее Красное Знамя победителя социалистического соревнования, и его коллектив стал известен не только в Белоруссии, но и во всем Советском Союзе. За Ставером закрепилась репутация высококвалифицированного специалиста-цементника, грамотного инженера, способного руководителя и талантливого организатора, умеющего найти подход к людям, вселить в них энтузиазм и сплотить на общее дело. Неудивительно, что именно его вскоре «бросили на прорыв», назначив директором во всех отношениях отстающего Кричевского цементношиферного комбината. Семь лет новый директор вытаскивал предприятие из прорыва: выбивал в высоких кабинетах новое оборудование, модернизировал, совершенствовал технологии, налаживал производственные процессы. Понятно, что не единолично — огромный труд и заслуги людей, с которыми доводилось ему работать, Олег Иванович всегда ставил выше собственных и по сей день не забывает об этом сказать в своих интервью и выступлениях на торжественных мероприятиях, куда его часто приглашают. Тем не менее, награждение орденом Ленина свидетельствует, что директор «Кричевцементношифера» поработал над выполнением своих задач не меньше, а, пожалуй, и больше, чем другие.

По здравой логике того времени молодого и способного ждало непременное повышение. В 1970-м Олег Ставер был назначен начальником одного из отделов министерства промышленности и строительных материалов. Казалось бы, можно радоваться успешному развитию карьеры, дальше — только вверх, к креслу министра и даже выше. Но что значит кресло чиновника для человека, влюбленного в настоящее, живое дело и предпочитающего видеть осязаемые результаты своей работы? Через два года Олег Иванович совершил свой первый побег из министерских стен, вернувшись в Красносельский, уже директором цемзавода «Победа», переживавшего очередную реконструкцию. Он был счастлив, вновь с головой окунувшись в свою любимую производственную стихию. Новая технологическая линия по производству цемента была выведена на проектную мощность в рекордные сроки. А директору вручили новую заслуженную награду — орден Трудового Красного Знамени.

Когда цемзавод и построенные в Красносельском завод асбестоцементных изделий и известковый объединили в ПО «Волковыскцементношифер», Олег Ставер стал первым генеральным директором объединения. Затем его перевели в столицу, генеральным директором ПО «Минскстройматериалы», а вскоре Ставер получил назначение на должность заместителя министра промышленности стройматериалов БССР.

На этот раз он продержался в министерстве целых пять лет. Долго для человека с таким характером.

— Там над тобой сотни начальников — ЦК, Совмин, Госплан, Госконтроль, обком, райком, профком — и все командуют. Господи, сумасшедшая, неблагодарная работа. Это не производство, куда я рвался и всю жизнь работал...

И он снова сбежал. Теперь уже в Ирак, руководителем группы советских специалистов, строивших цементный завод возле города Самава. С удовольствием вспоминает Олег Иванович, как ловили огромных сомов в Евфрате, как играли в волейбол и настольный теннис с китайскими специалистами, работавшими на старом цемзаводе в Самаве, приглашали их на концерт советских артистов и обменивались символическими подарками в знак того, что натянутые в ту пору отношения между странами не мешают дружить простым людям. Послушаешь — не командировка, а приятное приключение. Хотя на первом месте, конечно, была работа — до валящей с ног усталости, до нервных срывов, до пресловутого седьмого пота. Но, верный своему принципу не жаловаться на трудности, Олег Иванович почти ничего не рассказывает ни о непривычно жарком климате и не лучших бытовых условиях, ни об опасностях, подстерегающих каждого в воюющей стране, ни о проблемах той необычной стройки.

Вернувшись, неугомонный Ставер отправился строить третий белорусский цементный завод — в Костюковичах. Он забивал здесь первый колышек на стройплощадке, участвовал в проектировании, руководил группой инженеров, разрабатывавших технологию. Поэтому с полным правом Олег Иванович может считать все наши цементные заводы своими. Не миновать бы Ставеру директорства еще и на этом предприятии, но подоспела новая командировка. Его ждала работа во главе группы советских специалистов во Вьетнаме, на строительстве цемзавода в городе Бимшон. Именно там советский посол от имени тогдашнего министра промышленности строительных материалов СССР С. Ф. Военушкина поздравил О. И. Ставера с 60-летием, вручив подарок.

А как же семья, спрашиваю. Вас дома, наверное, и не видели: то в дальних командировках, то сутками пропадали на своих заводах.

— Мы с женой 64-й год в законном браке. Расписались 17 июня 1956 года. В день свадьбы в Волковыск приехали, чтобы цветы к памятнику Ленина на площади возложить. Такая тогда была традиция. В Кричев из Красносельского уже всей семьей переезжали. Жена по профессии бухгалтер, в разных организациях работала, в том числе и на цемзаводе. Двоих детей вырастили. В трудные минуты она всегда приходила с помощью, и я очень ей благодарен за все.

Галина Викентьевна и сейчас рядом со своим беспокойным мужем, по-прежнему заботится о нем. Сам-то он о своем здоровье думать не привык. Так что семейные узы, когда-то связавшие Олега Ставера и девушку Галину из поселка Красносельский, оказались прочны, как красносельский цемент (ну как удержаться от такого сравнения!).

О главном

— В должности замминистра цементные заводы я курировал лично. И очень часто обращались руководители союзного министерства с просьбой дать им специалистов-белорусов для руководства заводами за рубежом. О наших земляках говорили так: белорус — это честный, добросовестный человек, преданный своему делу, умеющий работать, этому человеку можно доверить любое дело и он тебя не подведет. И наши специалисты с Красносельского и Кричевского заводов побывали на Кубе, во Вьетнаме, в Ираке, в Монголии, на африканском континенте и везде показывали себя с самой лучшей, благородной стороны.

Считаю, мне повезло, что я был среди этих людей, которые после войны достойно трудились, делали все возможное, чтобы восстановить нашу прекраснейшую страну, чтобы ее богатства приумножались. Я рад, что находился и нахожусь среди этих людей. Слава Богу, они меня принимали и во всем помогали.

Мы встретились тут с ветераном из Кричева, он говорит: «Олег Иваныч, мы все помним, как вы городошную площадку организовали и в городки мы ходили играть, а вы были первым номером заводоуправления. Мы помним, как вы заказывали в автоколонне автобус, чтобы нас, рабочих, в выходной день отвезли в грибы». Когда он мне об этом сказал, у меня в глазах потемнело, думаю, господи, какие люди! Казалось бы, вот такие вот мелочи, но сделанные для них с душой — смотрите, полвека прошло, а они помнят…

Прочитано 319 раз Печать