Воскресенье, 03 Марта 2019 10:50

Подвиг низянских комсомольцев стал легендой

Автор
Еще в прошлом году в ходе празднования 100-летия ВЛКСМ мы пообещали своим читателям обстоятельно рассказать о подвиге низянских комсомольцев-подпольщиков, расстрелянных фашистскими душегубами 22 августа 1942 года. Нашли авторов «Песни о низянских подпольщиках» и возродили ее на сцене городского Дома культуры. А сегодня в рамках подготовки к 75-летию освобождения Беларуси, Гродненской области и Волковысского района от немецко-фашистских захватчиков под рубрикой «В мраморе. В бронзе. В граните» начинаем печатать материал Георгия КИСЕЛЕВА, который так и называется «Подвиг низянских комсомольцев стал легендой».

Начало легенды

28 апреля 1940 года на заседании Порозовского райкома ВЛКСМ в ряды этого союза был принят Николай Иванович Амшей — молодой крестьянин колхоза имени Сталина Низянского сельсовета. С момента образования колхоза в 1939 году он работал в нем учетчиком на ферме. В то время деревни Низяны и Павловщина входилив состав Порозовского района Брестской области. Вместе с Николаем в комсомол вступили его земляки Иван Бурак, Георгий Шайковский и другие. Всех низянцев рекомендовал в комсомол член ВКП(б) Дмитрий Лукьянович Сак. А вскоре Николай Амшей получил новенький комсомольский билет № 8506513. Получили билеты и его товарищи.

Так возникла одна из первых комсомольских организаций в Брестской области — Низянская. Комсомольская организация быстро росла. Комсомольцами вскоре стали Леонид Бакач и его сестра Мария, Иван Зинкевич и Франц Козел, Зинаида Пупко и сестра Николая Амшея — Елизавета, а также рабочие местного спиртзавода Николай Лукашевич и Василий Зинкевич, учитель Александр Михолап и другие. Секретарем колхозной комсомольской организации был избран Николай Амшей.

Этого крепко сбитого черноглазого парня уважали и любили односельчане. Был он не по годам степенным и рассудительным. Даже старики не считали зазорным посоветоваться с Николаем. Уже с четырнадцати лет, когда умер его отец, Николаю пришлось стать хозяином в доме, взять на себя заботу и о матери, и о младших сестрах Нине и Лизе.

Был он жадным к работе на земле. Быстро справившись с делами на молокоприемном пункте, парень нередко выходил на помощь в поле и брался за плуг. В его крепких руках работа спорилась, и мало кто из бывалых пахарей мог угнаться за ним. В правлении колхоза заметили эту страсть Николая к земле. Пригласили в контору: «Думаем направить тебя учиться на агронома. Поедешь?»

— Конечно. Стать агрономом — моя мечта, — согласился Николай.

Всего только год и проучился он в сельхозтехникуме, как все мечты его и планы оборвала война…

В предвоенное время низянские комсомольцы шефствовали над животноводческими фермами, активно боролись за повышение урожайности колхозных полей, участвовали в заготовке удобрений. Брестская областная газета «Заря» 22 марта 1941 года сообщала, что низянский колхоз имени Сталина (председатель Степан Иванович Бакач) за высокие результаты в полеводстве (по 150,7 центнера картофеля с гектара) был утвержден участником Всесоюзной сельскохозяйственной выставки в Москве.

На своих собраниях комсомольцы колхоза обсуждали вопросы подготовки и проведения выборов в местные советы, о политической учебе комсомольцев и молодежи, об агитационной работе среди населения, о распространении облигаций государственных займов, выполнении комсомольских поручений, проведений молодежных кроссов и другие, которые ставила перед ними сама жизнь. Низянская молодежь стала большой патриотической силой в колхозе, принимала самое активное участие в подъеме и укреплении всех отраслей общественного производства.

В восьмидесятых годах прошлого века в архиве Гродненского обкома партии были обнаружены 27 протоколов собраний низянских комсомольцев. Двадцать семь собраний всего лишь за год с небольшим — это свидетельство высокой активности ребят. Последний был датирован 7 июня 1941 года.

Мирную жизнь низянских колхозников перечеркнула война. Ранним утром 22 июня со стороны Волковыска они услышали грохот взрывов и увидели отблески пламени. Немцы бомбили железнодорожный узел. К вечеру 27 июня они овладели Волковыском. Через несколько дней гитлеровцы на машине и мотоциклах появились и в родной деревне Николая Амшея. Ее жители спрятались в подвалах, ушли в лес, особенно колхозные активисты. Они не приняли нового немецкого порядка, но затаили свои чувства, не обнаруживая их внешне. К сожалению, были и такие, кто пошел на услужение оккупантам и стал доносить на односельчан. С их помощью оккупанты составляли списки депутатов местных советов, активистов советской власти, комсомольцев и учителей. Были запрещены молодежные собрания и вечеринки, закрыты клуб и школа. На оккупированной фашистами территории установилась атмосфера страха и ненависти, в которой не хватало воздуха всем обычным людям, привыкшим к мирной созидательной жизни за предвоенный период советской власти.

…Как-то поздним августовским вечером Николай вернулся домой, вошел запыленный и почерневший с дороги, в хату. Мария Иосифовна бросилась ему на шею: «Жив, сынок! Слава Богу!» — радовалась она.

Мария Иосифовна Амшей.


— В недобрый час вернулся я домой, мама, — грустно произнес Николай.

— Не горюй, сынок, — успокаивала его мать. — Красная Армия наберется сил и прогонит фашистов.

— Не гоже нам, комсомольцам, сидеть сложа руки. Надо помогать нашей армии в немецком тылу, — нахмурил брови Николай. Мария Иосифовна тогда не придала большого значения словам сына. Но вскоре все поняла. В их хату стали стучаться по вечерам друзья Николая по комсомолу. Мария Иосифовна всех хорошо знала…

Это были Леонид Бакач, Иван Бурак, Иван Зинкевич, Владимир Заблоцкий, Степан Ботвинко, Иван Смурага, Михаил Агей, Габрусь Прохор. Были среди них и малознакомые, как их называли в деревне, «восточники». Это прибывшие до войны на работу в село из восточных областей Белоруссии молодые специалисты: стройный кареглазый фельдшер Павел Александрович, киномеханик Николай Козлов и крепыш-сибиряк Михаил Трушков, или как его называли в шутку «Мишка-пимокат», поскольку он прославился своим мастерством катания валенок (в Сибири валенки назывались «пимы»).

Собирались они обычно ночью и, закрывшись в комнате Николая, говорили вполголоса или даже шепотом. Мария Иоси­фовна молчала, хотя сердце матери чуяло — опасным делом занялся ее сын. Как-то она заметила: «Будь осторожен, сынок. Фашисты — лютые звери. Они никого не пощадят».

— Знаю, мама, потому и нам надо бить их без пощады! — твердо ответил Николай.

Комсомольцы вступают в борьбу

К этому времени в Изабелине и других крупных деревнях появились немецкие гарнизоны, состоявшие в основном из полицаев, которыми командовали немцы. Каждый день в Низяны приходили вести о казнях и расстрелах в окрестностях деревень. Людская кровь лилась рекой. В родной деревне Николая полицаи выследили двух красноармейцев, которые скрывались в заброшенном доме, и расстреляли. Изверги неистово расправлялись с неугодными им людьми во всем районе. В Волковыске подвергли пыткам группу советских активистов и тоже расстреляли. В их числе было и одиннадцать врачей. На хуторе вблизи Низян немецкий прислужник убил девушку только за то, что она отвергла его ухаживания. Неподалеку от Подороска фашисты загнали группу женщин с детьми в сарай и подожгли…

Зверства оккупантов воспламенили сердца молодых патрио­тов ненавистью к врагу. Они решили бороться с ним не поодиночке, а организованно, всеми доступными им средствами. В группу сопротивления врагу вошли двенадцать ребят из колхозной комсомольской организации. Их вожаком стал Николай Амшей.

Дом Николая Амшея для тайных сходок выбрали не случайно. Он находился на отшибе деревни, возле кладбища, односельчане здесь появлялись редко, только по случаю печальных событий. Не любили сюда наведываться и полицаи.

На первом же комсомольском собрании, которое в условиях секретности состоялось в доме Николая, он с товарищами разработал план действий по борьбе с оккупантами и местными их прихвостнями. Решили собирать оружие и боеприпасы, которых было много в окружающих Низяны лесах после отступления Красной Армии, надежно прятать их в тайниках, установить связь с партизанами, чтобы вести совместную и согласованную борьбу с фашистами.

Прежде всего решили информировать население о действительном положении на фронте, слушая радио, переписывали сводки Совинформбюро и расклеивали их на стенах домов в своей деревне и в соседней Павловщине, призывали людей прятать от конфискации немцами зерно и другое продовольствие. Радиоприемник хранили в одном из подвалов.

Накануне 24-ой годовщины Великого Октября на высокой сосне по дороге Низяны—Верусино затрепетал на ветру красный флаг, словно напоминая проезжающим о прекрасной мирной жизни перед войной, возбуждая в них чувства неприязни и ненависти к наглым пришельцам и показывая, что есть еще люди, вставшие на борьбу с врагом. Эту операцию провели Николай Амшей и Михаил Трушков. В праздничный день люди с волнением и надеждой смотрели на красное полотнище флага, верили, что фашисты не вечно будут глумиться над ними, будут изгнаны с родной земли.

Утром 7 ноября немцы и полицаи столпились у ветвистой сосны, что стояла на околице деревни. Никто не решался залезть на дерево и снять «эту советскую заразу» — красный флаг, который трепетал на ветру, как непоколебимая надежда крестьян на освобождение от фашистской нечисти. А вдруг он заминирован? Взбешенный командир немецкого гарнизона капитан Шиндлер орал и топал ногами, тыкал в похмельные рожи жандармов листовку, в которой было написано: «Великий Октябрь непобедим!».

В этот же день на телефонных столбах большака появились рукописные призывы — «Няхай жыве Чыр­воны Кастрычнік!», «Смерть немецким оккупантам!», «Победа будет за нами!» В деревнях были вывешены листовки с сообщениями Совинформбюро. Через несколько дней их сменили новые листовки о военном параде на Красной площади в Москве.

Поздней осенью в Низянах запылал спиртзавод. Хоть гитлеровцам и их наемникам удалось его потушить, но стало понятно, что на этой земле им покоя не будет. Особенно успешно прошла операция по уничтожению вражеской связи. Многие километры телефонных проводов на линиях Подороск—Ружаны, Волковыск—Изабелин, Волковыск—Зельва и других были обрезаны и унесены в леса. Вспыхивали скирды соломы на полях немецкого имения. Благодаря стараниям комсомольцев, их беседам с людьми, фашистам не удалось вывезти из Низян и Павловщины ни одного килограмма зерна.

А неуловимые подпольщики продолжали действовать. Вскоре поблизости Изабелина сгорел склад зерна, подготовленного для отправки в Германию. Кто-то порвал телефонную связь, сделал завал деревьев на оживленном большаке, поджег маслозавод. Как-то ночью вспыхнуло здание бывшего панского маентка, в котором немцы начали оборудовать свой гарнизон.

Навечно в памяти народной

Прошли годы. Залечены раны войны. Похорошела, расцвела Беларусь трудом новых поколений ее жителей. Новая современная техника (тракторы, комбайны, погрузчики) облегчила некогда бывший нелегким труд крестьян на земле. Новые технологии обработки земли и удобрения необычайно повысили ее продуктивность. О таких урожаях, которые сейчас дает эта земля в ответ на заботу земледельцев, люди довоенного времени даже и не мечтали.

Хорошеют и молодеют перспективные села и деревни. Лицо земли повсеместно украшают агрогородки, в которых сельский человек получил почти городские условия проживания. Вышли на простор жизни, встали у ее руля новые поколения свободных граждан свободной страны, внуки и правнуки тех, кто боролся с коварным врагом в лесах, городах и деревнях, кто защитил нашу землю на фронте и принес ей долгожданную Победу.

Только нет среди граждан нашей страны прямых потомков большинства низянских комсомольцев. Не успели они стать мужьями и отцами, не было у них времени для любви и личной жизни. Но не гас­нет в умах и душах ныне живущих поколений благодарная память о тех, кто положил свои юные и молодые жизни на алтарь Победы за счастливую жизнь на свободной земле Белой Руси.

На месте расстрела низянских патриотов в урочище Пороховня 13 июля 1984 года был поставлен памятник героям-подпольщикам, имена которых навечно вписаны в наши сердца, в память народа. Не только их земляки из нынешних Низян и Павловщины, не только пионеры и комсомольцы города и района, но и жители других сел и городов нашей республики Беларусь, приезжая в Волковыск по общественным и личным делам, не забывают поклониться священной могиле Низянских Героев. Приходят, чтобы обнажить головы перед их высоким подвигом, зажечь лампады, положить цветы на их общую могилу. С болью в сердце повторяют люди имена павших героев, запечатленные на памятнике:

Николай Амшей, Михаил Агей, Павел Александрович, Иван Алексейчик, Леонид Бакач, Степан Ботвинко, Иван Бурак, Владимир Заблоцкий, Петр Загорский, Николай Козлов, Иван Зинкевич, Габрусь Прохор, Иван Смурага, Михаил Трушков…

Прошло 75 лет после освобождения Беларуси от немецко-фашистских захватчиков и 77 лет со дня героического подвига низянских комсомольцев. Их именами называются пионерские дружины и комсомольские организации. Учащиеся Матвеевской средней школы часто вспоминают их на уроках памяти, на пионерских сборах и комсомольских собраниях. Первичная организация ОО БРСМ «Матвеевский учебно-педагогический комплекс детский сад-средняя школа» носит имя секретаря Низянской комсомольской организации в годы войны Николая Амшея. В планах волонтерского отряда «Милосердие» на этот год — проведение операции «Памятник», то есть уход за теми немногими вещественными свидетельствами подвига низянских комсомольцев, которые находятся на территории Матвеевского сельского совета, в том числе и в деревне Низяны.

Сохранился на краю деревни Низянки около кладбища и домик, в котором родился и жил отважный комсомолец и который был тайным центром всей подпольной борьбы с врагом. Конечно, он требует очень бережного ремонта. Ждет обновления и памятник. Остается надеяться, что все организации, работающие на территории Матвеевского сельского совета и района и просто неравнодушные люди объединят свои усилия и создадут «Дом-музей Николая Амшея».

Жива и будет жить память о подвиге юных низянских патриотов. Особенно дорого нынешним жителям Низян имя Николая Амшея. При моей беседе с ними уже не так много вспомнили сестры Галина Степановна и Серафима Степановна Бакач, бывшие во время войны малыми детьми, но они слышали рассказы о военном времени матери Елены Ивановны и отца Степана Ивановича, который в 1939 стал первым председателем колхоза, образованного в Низянах и Павловщине.

Гораздо больше о личности и боевых делах Николая Амшея вспомнили его племянница Тамара Александровна Бакач и брат ее мужа Николай Николаевич Бакач. Тамара Александровна в детском и юношеском возрасте слышала рассказы о подвиге дяди Николая от своей мамы Елизаветы Ивановны, сестры Николая Амшея. И от своей бабушки, матери Николая — Марии Иосифовны. Встречалась она и с Клавдией Степановной, женой низянского комсомольца Габруся Прохора. Их воспоминания в значительной мере пополнили те страницы народной памяти, которые были опубликованы в восьмидесятые годы прошлого века в плакатах и в нашей районной газете «Знамя Октября» (сегодняшнем «Нашем часе»). И низкий ей поклон, а также брату ее мужа Николаю Николаевичу Бакачу, что они эти плакаты и вырезки из газет сохранили и помогли нам воссоздать те страницы жизни и подвига низянских комсомольцев, которые отделены от нас прошедшим временем.

Низянские комсомольцы и молодогвардейцы из Краснодона — звенья одной цепи

Повторим еще раз их светлые и святые имена!

Николай Амшей, Михаил Агей, Павел Александрович, Иван Алексейчик, Леонид Бакач, Степан Ботвинко, Иван Бурак, Владимир Заблоцкий, Петр Загорский, Николай Козлов, Иван Зинкевич, Габрусь Прохор, Иван Смурага, Михаил Трушков…

И продолжим этот ряд именами комсомольцев, которые так же, как и низянские молодые патриоты в годы войны, отважно действовали в тылу врага, не давая ему спокойно жить на оккупированных территориях нашей огромной советской страны.

...Сергей Тюленин, Олег Кошевой, Иван Земнухов, Любовь Шевцова, Ульяна Громова, Владимир Осьмухин, Евгений Мошков, Клавдия Ковалева, Владимир Жданов, Александра Бондарева, Анна Солова, Лида Андросова, Юрий Винценовский, Василий Гуков, Владимир Загоруйко, Михаил Григорьев…

Всех героев комсомольской организации «Молодая гвардия» было больше ста… Практически вся молодежь шахтерского городка Краснодона включилась в сопротивление фашистской оккупации. Им не исполнилось и 20-ти лет, самому младшему — Олегу Кошевому — было лишь 16, когда они начали борьбу с немецкими завоевателями родного города. Осенью 1942 года дети шахтеров объединились в комсомольскую подпольную организацию, которую назвали «Молодая гвардия».

Написанное во время оккупации стихотворение Олега Кошевого можно назвать его личным манифестом:

Мне тяжело!..
            Куда только ни глянь
Везде я вижу
            гитлеровскую дрянь,
Везде ненавистная форма
            предо мной,
Эссесовский значок
            с мертвой головой.

Я решил, что жить так
            невозможно!
Смотреть на муки
                и самому страдать.
Надо скорей,
            пока еще не поздно,
В тылу врага уничтожать.

Я так решил и это я исполню!
Всю жизнь отдам
                за Родину свою,
За наш народ, за нашу дорогую
Прекрасную советскую страну.

Под этим стихотворением могли бы подписаться и низянские комсомольцы. Они испытывали такие же непримиримые чувства к врагу.

Наши комсомольцы активно действовали против врага с октября 1941 года по апрель 1942-го. Краснодонцы — с сентября 1942 года по январь 1943-го. (Город был занят врагом 20 июля 1942 года). Практически те и другие начали противодействовать фашистам сразу же после начала оккупации. Судьба отпустила им совсем немного времени для исполнения своих планов по борьбе с фашистами. И те, и другие сумели за полгода своей деятельности нанести оккупантам невосполнимый урон.

И столько общего, созвучного открывается глазам и душе, когда сопоставляешь факты из их жизни и борьбы с врагом! В день очередной годовщины Октября и над Низянами, и над Краснодоном затрепетали на ветру красные флаги, как символы советской власти и мирной довоенной жизни на свободной земле. И там, и тут под ногами фашистов и их приспешников горела земля. Население оповещалось листовками о реальном положении дел на фронте. Горели склады с продовольствием и те заводы, где производилась продукция для врага.

Вспомним поджоги низянскими патриотами спиртзавода, маслозавода и панского имения, вспомним разгром краснодонскими комсомольцами биржи труда и уничтожение картотеки с адресами людей, предназначенных к угону на принудительные работы в нацистскую Германию.

Но вот что поражает, когда вникаешь в столь схожие судьбы низянских и краснодонских патриотов. Комсомольцы Краснодона родились и воспитывались до начала войны в условиях советской власти. Для них идеалы победившего социализма были естественны, как воздух. И понятно, что звериные идеалы фашизма были настолько оскорбительны, что они побудили их к действию против врага.

А наши юные земляки прожили в условиях советской власти неполных два года, с 1939 по 1941, когда на землю Западной Белоруссии пришла Красная Армия. Однако молодежь уже успела вкусить свободной, полной радужных перспектив жизни. Повсюду открывались школы, где преподавание велось на родном языке. (Вспомним, что листовки они писали на родном белорусском языке). Молодежь получила права на учебу в техникумах и институтах, на приобретение престижной профессии. К примеру Николай Амшей был послан в техникум учиться на агронома. Я думаю, он был не единственным, кого правление колхоза имени Сталина направило на учебу. И за два года эти сельские пареньки и девушки стали патрио­тами своей огромной страны — СССР.

Еще до войны они вступили в комсомол, начали активно участвовать в строительстве новой жизни. И вдруг все их надежды на образование, достойную жизнь в обществе, даже на личное счастье перечеркнула война, затоптали сапогами фашисты. Куда они могли направить порывы своего гнева? Только на борьбу в ними! На организованную борьбу, потому что и в новых бесчеловечных условиях оккупации они продолжали оставаться союзом патриотической молодежи.

И низянские комсомольцы, и краснодонские отдали свои молодые жизни за Победу над коварным и безжалостным врагом. Их именами названы самые красивые улицы наших городов и поселков. В Минске и Бресте есть улица Олега Кошевого, а в Бресте еще и улица Молодогвардейская. В Волковыске есть улица, названная именем Николая Амшея.

Однако, достойно сожаления, что сразу же после освобождения Белоруссии от немецких захватчиков не нашлось ни краеведов, ни журналистов, ни писателей, которые могли бы наиболее достоверно запечатлеть жизнь и героические дела низянских молодогвардейцев, когда еще были живы их родители и друзья, другие свидетели их подвига. Не появилось книги, подобной «Молодой гвардии» писателя Александра Фадеева, которую я настоятельно советую прочитать нынешним патриотам.

…Страшно даже представить страдания, которые они перенесли. И страшно наблюдать сегодня за возродившимся в нашей братской Украине нацизмом, за факельными шествиями, за лозунгами лжепатриотов.

Мы, жители Волковыска и нашего района в двадцать первом веке, и молодые, и пожилые, и старые, всегда будем помнить подвиг молодых низянских патриотов. Это наше духовное богатство, идеал нашей свободной жизни и независимости Беларуси, на который сегодня должны равняться наши юные и молодые современники.

Георгий Киселев.

Прочитано 794 раз Печать