Воскресенье, 21 Апреля 2019 19:11

Известные люди в Волковыске: генерал Дмитрий Михайлович Карбышев

Автор
На доме № 171 по улице Жолудева находится мемориальная доска — «В этом западном районе города Волковыска генерал Д. М. Карбышев 25 и 26 июня 1941 года участвовал в организации отражения ожесточенных атак немецко-фашистских захватчиков и в выводе из пылающего города частей 3-й и 10-й армий».

В начале июня 1941 года Дмитрий Михайлович был командирован в Западный Особый военный округ Генеральным штабом Красной Армии, где вместе с начальником инженерных войск округа полковником Васильевым осматривали на границе укрепрайоны и строящие оборонительные сооружения (так называемую «Линию Молотова»). В течение двух недель они проехали от Гродно до Каунаса и Белостока. Война застала его в штабе 3-й армии в Гродно. Отказавшись от предложения срочно выехать в Минск, Карбышев 23 июня выехал из Мостов на командный пункт 10-й армии, находившийся в 18 км от Белостока. Начальник штаба армии генерал-майор Ляпин настоял на его отъезде. С небольшой охраной Карбышев Д. М. отбыл по направлению Зельва—Слоним. Однако рано утром 25 июня он снова вернулся на командный пункт армии, сообщив, что не смог переправиться через реку Зельвянка, так как мост разрушен и по нему ведется немцами пулеметный и орудийный огонь. У переправы скопилось большое количество машин и неорганизованных беженцев. Попытки выбить противника организованными на месте отрядами не увенчались успехом. 25 июня отряд в составе 30 бойцов батальона охраны штаба и двух танков выступили в направлении Зельвы. Бой длился до вечера, но успеха не принес. К утру 26 июня был создан второй отряд, под командованием начальника разведки армии полковника Смолякова. Бои за переправу длились до 28 июня, но окончились безрезультатно.

Из воспоминаний генерал-майора Ляпина «В ночь на 25 июня основная часть управления армии выехала из Валили (18 км от Белостока) в район Волковыска. Ночь была светлая и движение без фар особых затруднений не вызвало. Но дорога была сплошь завалена разбитыми и исковерканными автомашинами, броневиками и танками, так что на каждом километре приходилось делать значительные объезды вне шоссе. Какие-нибудь 50 километров по шоссе, которые мы обычно проезжали за час с небольшим, мы ехали всю ночь и прибыли в Замковый лес только к 6 часам утра».

Немцы знали о расположении штаба армии, пытались его захватить, неоднократно нападали диверсионными группами, постоянно бомбили. «Когда штаб переехал —  вспоминает начальник оперативного отдела штаба 10-й армии полковник Маркушевич — фашисты произвели сильный авиационный налет… Метрах в двухстах от нашей щели взорвалась авиационная бомба… Выйдя из укрытия Дмитрий Михайлович как ни в чем не бывало начал измерять шагами образовавшуюся воронку, затем другую и определил, что немцы применили 250 и 500 килограммовые бомбы. Своим спокойствием и невозмутимостью он отрезвляющим образом действовал на всех окружающих… Генерал Карбышев не терял присутствия духа, обходил район расположения штаба в лесу, беседовал с людьми, ободрял их… был в горящем Волковыске и на его западной окраине. На командный пункт вернулся поздно ночью, очень усталый, весь в грязи. Но утром все, кто видел Дмитрия Михайловича, обращали внимание на то, что он тщательно выбрит и как всегда подтянут».

А вот что вспоминал бывший в то время заведующим военным отделом Волковысского райкома партии Табаков: «На центральной магистрали, ныне улица Жолудева, скопилось много войск (кольцо возле нынешней заправки, между двумя железнодорожными мостами). Все движение приостановилось. Вот-вот снова могли налететь фашистские самолеты, которые ежедневно бомбили город… Когда я прибыл сюда, к этому скопищу людей и орудий, то увидел группу офицеров и среди них генерала (Карбышева Д. М.). Он решительно отдавал приказы, которые беспрекословно выполнялись. Прошло примерно полчаса, и порядок был восстановлен, колона войск тронулась в путь».

Отбивая атаки немцев, в том числе диверсионных групп, штаб 10-й армии и его охрана заняли оборону у кирпичного завода возле Шведской горы. К вечеру 27 июня стало известно в штабе, что немцы находятся на подступах к Минску и кольцо вокруг остатков войск 10-й и 3-й армий сомкнулось. Ночью колона штаба по полевой дороге двинулась на Деречин, на реке Щара был найден заброшенный мост, по которому была организована переправа. Генерал-майор Ляпин вспоминал:
«… мы при всей тщательности поисков ни одной организованной части не нашли!.. Все дороги были заняты бродячими группами различных соединений 10-й и 3-й армий, которые двигались в общем направлении на восток. Со второй половины дня 29 июня соединения армии, как войсковые организмы, перестали существовать, рассыпались по лесам и дорогам и самостоятельно пробирались на восток…»

А дальше были бои с немцами в окружении, разгром штаба армии и отступающих соединений, что привело к попаданию в плен большого количества военнослужащих. В приказе от 8 июля 1941 года командующий немецкими войсками группы «Центр» генерал-фельдмаршал фон Бок писал… «Подсчет пленных и трофеев к сегодняшнему дню вы­явил: 287 704 пленных, в том числе несколько командиров корпусов и дивизий, 2 585 захваченных или уничтоженных танков, 1 449 орудий, …множество ручного оружия, боеприпасов, транспортных средств, склады продовольствия и горючего».

Генерал Карбышев был контужен и в бессознательном состоянии попал в плен в конце июля 1941 года около Могилева. Немцы неоднократно пытались склонить генерала к измене, но он отказался перейти на службу к фашистам. В ночь на 18 февраля 1945 года в концлагере Маутхаузен Дмитрий Карбышев погиб. В 1946 году посмертно ему было присвоено звание Героя Советского Союза.

Игорь Мацейко.

Прочитано 259 раз Печать