Электронная подписка на газету Наш час

Наше видео

Суббота, 19 Декабря 2020 17:21

Три года — как три дня

Автор

Так пролетели оба моих отпуска по уходу за детьми. Что семнадцать лет назад, что семь месяцев. А вот у моей мамы и свекрови и того не было…

56 оплачиваемых дней до родов. УЗИ-диагностики не было, врач определял срок ухода в дородовый отпуск исключительно по «женскому календарю». Случалось, будущие мамочки уходили в него только за неделю-две до важного события. На послеродовый отпуск давался год, но оплачивались только первые 56 дней после рождения ребенка. В связи с осложненными родами количество оплачиваемых дней увеличивалось до 72. Осложненность выставлялась на усмотрение акушера-гинеколога. Такими в свое время (1974 г.) «декреты» вспоминает моя свекровь. Осложненные роды, увы, не были прописаны в справках ни у нее (тазовое предлежание плода), ни у моей мамы (брат появился на свет с весом 5.200!). Мамин «декрет» с моим младшим братом (1987 г.) составлял уже полтора года с ежемесячным пособием в размере 35 рублей. Но в ясли брат был отдан, едва ему исполнился год, потому что маме предложили выйти на работу в школу с начала учебного года. Так себе условия были у наших мам, не правда ли? «Нараджаць ды назаўтра ісці жаць…» — так о своих шести бездекретных, никем не оплачиваемых родах говорила моя бабушка. Совсем не то, о чем можно мечтать, верно?

В свой первый отпуск по уходу за сыном я ушла семнадцать лет назад. Из положенных трех лет два года «украло» заочное обучение в университете, последний — новое место работы по специальности. Некогда было читать сказки — надо было изучать литературу, от античной до современной. Некогда было играть — нужно было писать контрольные-курсовые-дипломную. Некогда было поговорить — нужно было готовиться к экзаменам и зачетам. Можно сказать, ребенок сначала был в промежутке между учебой. А потом — в перерывах между работой, на которую пришлось выйти раньше. Преподавание плюс классное руководство в школе — равно ребенок редко видит маму. И даже в эти редкие часы — чаще за подготовкой к урокам, воспитательным мероприятиям, информационным часам, проверяющую письменные работы и корпящую над отчетами-анализами-мониторингами.

Мой второй «декрет» завершился семь месяцев назад. И что я вам имею сказать… Детей надо рожать, когда всякая учеба за спиной, а на работе даже не намекают на детский сад и досрочный выход из «декрета». Ни в коем случае не агитирую! Может, разница между детьми, как многие утверждают, и не должна быть такой большой (у моих — четырнадцать лет), но в моем случае в тридцать пять, как оказалось, и возраст, и время, и обстоятельства совпали, как нельзя лучше. Совсем не то, что в 22. Вроде, условия такие же, что и семнадцать лет назад (отпуск, оплата, пособие), но использовала я время «декрета» иначе — с умом, пользой, опытом и от «звонка до звонка». Думаете, «здоўжылася», как говорят в деревне? Ни грамма! Здорово, скажу я вам, когда от материнских забот тебя ничего и никто не отвлекает! А забот у мамочки — полон рот…

Вообще, на мой взгляд, «декрет» — никакой не отпуск. Материнство — это тяжелейший труд. Моя свекровь часто повторяет: «Няма больш цяжкай работы, чым глядзець дзіця». Кто «глядзеў» — тот поймет. Кормления, пеленания, купания, прогулки, игры — по режиму. Стирка, глажка, уборка, готовка — регулярно. Прикорм, зуб, слово, шаг — впервые. Бессонные ночи и детские болячки — периодически. Как белка в колесе. И ежедневно — день сурка. Некоторым в таком режиме год за два кажется. Но это все лирика. А по факту…

Современная женщина в Беларуси становится вовремя на учет по беременности — получает за это деньги; уходит в оплачиваемый двухмесячный дородовый отпуск; может взять неиспользованный трудовой; рожает ребенка — получает право ухаживать за ним и восстанавливаться самой с выплатой ежемесячного пособия, величина которого не стоит на месте! Государство оставляет за женщиной право выйти на работу раньше, а ребенка отдать в ясли. Что, собственно, многие и делают. В какой еще стране были созданы такие условия? Само собой возник вопрос: каких перемен захотелось молодым мамочкам, вытолкавшим коляски на акции протеста? Три года — много? Так никто и не держит. Пособие небольшое? Первые месяцы своего «декрета» в 2017 году я получала 420 руб. на двоих детей, последние — 585. Моя родственница сегодня получает 613 руб. У некоторых работающих, простите за прямоту, зарплаты скромнее будут. Наша же «декретная» работа, уважаемые соотечественницы, состоит всего лишь в уходе за собственным ребенком. Своя ноша, как известно, не тянет. Особенно, добавлю от себя, — если тащить ее не бесплатно и в спину никто не гонит…

— Слышала, «декрет урежут»?

— Поговаривают, могут оставить, как есть, только третий год без оплаты будет?

— Думаю, и пособия пересмотрят…

— Допротестовались, блин…

— Ага, перемен захотелось… Получите.

Этот диалог двух молодых женщин на автобусной остановке я услышала на днях. Предмет беседы — не фейк. Президент еще летом «счел важным обсудить возможность сокращения отпуска по уходу за ребенком, который в Беларуси сейчас длится до достижения детьми трех лет». Правительство приступило к обсуждению вопроса о сокращении декретного отпуска. Недавно в интервью программе «Главный эфир» (канал «Беларусь 1») министр труда и социальной защиты Ирина Костевич затронула этот же вопрос: «На декретный отпуск нужно смотреть с точки зрения будущего. Конечно, надо развивать услуги по уходу за детьми раннего возраста. И когда мы выйдем на соответствующий уровень развития этих услуг, только тогда будет приниматься эта мера. А модели могут быть разными. Может остаться три года, при этом только два оплачиваемых. Либо два года для всех, три — для многодетных. Задача Минтруда — вместе с депутатским корпусом и семьями найти идеальную модель, которая позволила бы решить задачи бюджета, государства, общества и отдельного человека».

Знаете, тема отпуска по уходу за ребенком для меня лично уже не так актуальна. Отрожалась уж, извините за простоту. Не думаю, что предстоящие изменения кто-то «выпротестовал». К «рожать и назавтра идти жать» мы однозначно никогда не вернемся. Не на то нацелена государственная политика. Вопрос продолжительности декретного отпуска давно витал в воздухе. Его сокращение было вопросом времени. Время не стоит на месте — меняются условия, обстоятельства и сами люди. Молодые белоруски сегодня достаточно самостоятельные, деятельные, активные и прогрессивные. Засиживаться в длительных отпусках — не для них. День сурка не для всех, согласитесь? Да и современные маленькие белорусы растут не по годам развитыми. Так что, на всякий «пожарный» буду готовиться к самой трудной, со слов свекрови, работе — «глядзець унукаў». И уж поверьте, не обижусь, если дочь отдаст предпочтение детскому саду…

Наталья ГРИБ

Прочитано 262 раз Печать
Другие материалы в этой категории: Нетрадиционные традиции Поснага смаку шчодры пах