Суббота, 25 Мая 2019 12:28

Анатолий ГЕРМАНОВИЧ: «Старший сын в профессии стал моим продолжением»

Автор
Анатолий Григорьевич Германович родом из Столинского района Брестской области. Но, закончив Гродненский медицинский институт, работатьв 1975-м году приехал в Волковыск, к жене. С тех пор этот город он считает для себя родным.

Не знаю, как в наш край, но в будущую жену будущий терапевт влюбился с первого взгляда. А поскольку она, учитель начальных классов, уже работала в школе, Анатолий согласно правилам о распределении приехал к ней. Само собой разумеется, интернатуру молодой специалист тоже проходил в Волковысской больнице — в терапевтическом отделении. И сегодня с благодарностью и признательностью называет своим учителем тогдашнего заведующего этим отделением Мечислава Адольфовича Харевича. В больнице не было ни отделения реанимации, ни кардиологии, поэтому всех отправляли в терапию. И чтобы помочь пациентам, уметь было необходимо все. Именно тогда у этого практика и замечательного клинициста Анатолий научился делать пункцию плевральной и брюшной полости, снимать электрокардиограмму и расшифровывать ее, ставить капельницы — все то, что рядовому терапевту не обязательно было выполнять самому. «Зато, — уверяет Анатолий Григорьевич, — все это мне в жизни очень пригодилось».

На работу выпускника мединститута принимал главный врач районной больницы Иван Николаевич Музычко. Анатолий Григорьевич вспоминает, каким крепким он был хозяйственником: больница имела свою свиноферму, коня. Уже в семь часов утра главврач делал обход, поэтому на планерке знал все, что делается в каждом отделении, на хозяйстве и в гараже. Позже И. Н. Музычко ушел на повышение — был заместителем начальника облздравотдела, строил «Азотовскую» больницу и возглавлял ее коллектив. А тогда, в 1975-м, он предложил молодому специалисту «взять на себя» приемный покой. Ответственность была огромная, ведь в те годы дежурным на всю больницу оставался только терапевт. Ставить диагноз и назначать лечение, решать, в какое отделение определить пациента, приходилось ему самому. Но студентов и учили, в первую очередь, уметь принимать решения самим плюс к этому все остальное. Кстати, главврач был уверен, что стать настоящим врачом можно, только пройдя настоящую практику на селе, где медик и мелкие хирургические и травматологические операции производил, и роды принимал, и таблетки выписывал — быть специалистами широкого профиля будущих медиков обучали вне всякой специализации.

Когда главным назначили М. А. Харевича, терапию возглавил Николай Александрович Матвейчик. О нем Анатолий Григорьевич тоже вспоминает с восхищением и огромной благодарностью. Многие считали его корифеем медицинских наук, приглашали на консилиумы, уже не оспаривая выставленный им диагноз и назначенное лечение — будь то хирургия, инфекция или терапия. От него-то Анатолий Григорьевич и «намотал себе на ус» много всяких больших и маленьких секретов. Например, что хрипы — это не пневмония, а скорей, показатель бронхита, вот если есть притупление перкуторного звука при постукивании — все намного серьезней.

Наблюдая за молодыми специалистами, Германович, человек старой закалки, переживает, что и учат их сейчас и практикуют совсем по-другому. Слишком много стало дел «бумажных», хотя бумагу все настойчивей вытесняет компьютер. Пациенты жалуются, что врачи «общаются» с ними молча, сунут в руки на прощание рецепт — и все на том.

— А ведь самое главное — человеческое отношение к больному, — и сейчас убежден Анатолий Григорьевич. — Он должен выйти от врача с чувством удовлетворения! Своих пациентов на участке участковый терапевт знать просто обязан. И на приеме у бабушки надо поинтересоваться, почему дедушка ее давно у врача не был, как детям работается, внуки чем занимаются. Знаете, как ей будет приятно, что доктор даже этим интересуется! Что касается самого приема, то надо уметь вкладываться в отведенные для этого временные рамки (нормы, кстати, увеличились на пять минут), уметь видеть и слышать пациента. Любая болезнь имеет свой внешний вид, в древности даже без анализов справлялись, внимательно рассматривая больного. Сейчас, конечно, многие болезни протекают по-другому, но суть-то остается прежней. Не надо только включать режим «перекати-поле», отправляя человека от специалиста к специалисту. И еще важно помнить, что профилактическая медицина всегда лучше, чем лечение.

С приемного отделения Анатолия Григорьевича «перекинули» в поликлинику — подростковым врачом, чуть позже — участковым терапевтом. Поликлиника была в старом здании на ул. Дзержинского. В одном кабинете принимали сразу три врача, так что больных приходилось осматривать за ширмой. Пока не построили новое здание районной поликлиники, приходилось с такими условиями мириться всем — и медикам, и пациентам. Работу здесь он совмещал с дежурствами в противотубдиспансере. Оперируя цифрами, доказывает, что нагрузка тогда на одного врача была больше — до трех тысяч человек, сейчас она сократилась вдвое. Нет, медиков больше не стало — уменьшилась численность населения. С одной стороны, работать стало легче, с другой — тяжелее. Люди, благодаря интернету и многочисленным телепередачам, нынче намного грамотнее.

— Но это же делает их беспечнее, позволяя с головой уходить в псевдомедицину, — переживает ветеран труда. — По мановению волшебной палочки излечиться ни от одной болезни нельзя, в хронической возможна только ремиссия, но люди верят всем и всему, а шарлатаны этим пользуются. Раньше такого не было.

В 90-х годах прошлого столетия Анатолий Григорьевич Германович заведовал оргметодкабинетом. Тогда-то он досконально изучил историю медицины Волковыщины, которой гордится и сегодня. А на посту председателя ветеранской организации сменил Николая Максимовича Менчу, которым тоже не перестает восторгаться как высокопрофессиональным специалистом. Впрочем, в этом списке у председателя множество фамилий. И об ушедших навсегда он говорит в настоящем времени — ровесники его молодости и его учителя по-прежнему в строю. Вспоминает Михаила Михайловича Гомана и Александра Александровича Валька, Янину Казимировну Маковецкую и Бориса Бенедиктовича Соколовского, тех, кто пришел им на смену, и многих-многих других, с кем довелось работать рядом и с кем встречался только на производственных совещаниях. Помнятся трудности и проблемы, не забываются успехи и радости. Анатолий Григорьевич считает, что жизнь прожил не зря — и как специалист, и просто как человек. Своих домашних лечит до сих пор сам: и диагноз поставит, и уколы с капельницами, и массаж сделает.

— Смысл жизни мужчины, — напоминает, — родить сына, построить дом, посадить дерево. У меня сыновей двое, обоим помог построить дома, дача, гараж — моих рук дело, дерево тоже не одно посадил. Старший сын в профессии стал моим продолжением — он уролог. Две внучки у нас и два внука — полный комплект. Может, кто-то из них построит верхние этажи семейной медицинской династии, и когда-нибудь тоже войдет в историю медицины Волковыщины. Все еще впереди!

Прочитано 229 раз Печать