Курдский узел. От чего, почему и как бегут беженцы - Новости Волковыска и района, газета "Наш час"

Электронная подписка на газету Наш час

Четверг, 25 Ноября 2021 19:46

Курдский узел. От чего, почему и как бегут беженцы

Автор

Люди всегда мигрировали или куда-то от чего-то бежали. В принципе, это происходило еще до того, как люди стали людьми в современном понимании. Одним из первых задокументированных (хоть и с оговорками) таких фактов стал исход еврейского народа из Египта под предводительством Моисея. По сути, те события являются первым известным нам миграционным кризисом. Хотя формально их участники были не мигрантами, а беженцами, поскольку бежали от фараона, олицетворявшего собой репрессивную машину. Сразу определимся: если люди переселяются куда-то, где им будет лучше, то это мигранты, а если они еще и бегут от чего-то, что им угрожает, то они не только мигранты, но и беженцы. 

Про кризис, возникший в связи с наплывом беженцев, пытающихся через нашу страну попасть в основном в Германию, слышали уже все. Но мне хотелось бы поговорить о причинах этого кризиса и путях выхода из него. В первую очередь давайте разберемся, что это за люди, почему они бегут через нас и почему именно сейчас.

Немного истории

Большую часть беженцев, попавших сейчас в польскую ловушку на границе, составляют иракские курды. Совсем в глубь веков копать не будем, но немного ознакомиться с событиями, создавшими этот поток беженцев, нам все же придется. 

Тот самый Курдистан, где и проживают курды, распределен между четырьмя государствами — Турцией, Ираном, Ираком и Сирией, в связи с чем собственной государственности и выраженных границ не имеет. В целом курдам очень импонирует идея создания «Большого Курдистана», некоего независимого государства на территории этнического Курдистана. Для начала хотят придать остальным частям Курдистана статус хотя бы как у Иракского Курдистана, имеющего широкую автономию. Вот именно он нас и интересует. 

Ирак был вполне себе успешной страной, пока Америка не решила, что там может быть некое оружие массового поражения и точно недостаточно демократии. Курды поддержали Америку, потому как обоснованно считали, что их притесняют, но получилось — как всегда получается с Америкой. Ирак был практически уничтожен экономически, но свою формальную автономию курды получили. 

 

Однако конечной целью было создание полноценного государства, и в 2017 году вопрос обретения полноценной независимости был вынесен на референдум, который Ирак не признал, а для более четкой обрисовки своей позиции ввел войска на территорию автономии и провел там военную операцию, объяснив курдам, что об отделении от Ирака земель, богатых нефтью и полезными ископаемыми, речи идти не может.

На фоне всего происходящего курды, естественно, несколько озлобились. Когда Багдад объявил очередные парламентские выборы, курдские политические силы решили их бойкотировать, так как считают себя самостоятельным государством. Вот только оказалось, что то ли случайно, то ли благодаря политике Багдада в нескольких курдских провинциях этническое большинство курдов, казавшееся абсолютным, стало очень большим вопросом, а огромная часть населения поддержала Багдад. 

Получилось, что курдские провинции мало того что не признаны независимыми, так и курды там уже не в большинстве. Это одна из причин последней волны беженцев: люди решили перебираться в Германию, где, к слову, находится одна из крупнейших курдских диаспор. Но это только последняя волна, вообще бегут из региона постоянно. Оно и понятно: там и так с экономикой все не очень хорошо, так еще и бомбят периодически. 

Формально, война там не идет, но согласитесь, когда у вас под окном с завидной регулярностью проводятся военные операции, жизнь становится несколько некомфортной. Так что людей, бегущих из региона, однозначно можно назвать беженцами…

Почему через нас?

Теперь давайте разбираться, почему они вдруг решили бежать именно через Беларусь. Ведь бежали всегда. Миграционное давление на все страны, граничащие с ЕС, примерно одинаковое, так почему именно сейчас все так обострилось? 

Дело в том, что противодействие нежелательным для страны миграционным процессам мало того что очень дорогое, так еще может производиться только во взаимодействии с другими странами на маршруте мигрантов, ну или беженцев. Чем меньше стран участвуют в контроле за миграционными процессами, тем меньше эффективность подобного контроля. Это как нести бревно одному, вдвоем и впятером. 

До середины прошлого года Беларусь вполне успешно сотрудничала с ЕС по вопросам контроля незаконной миграции, реализовывалось несколько программ помощи для осуществления этой деятельности, что компенсировало наши расходы. Любопытствующим достаточно просто зайти на сайт погранкомитета РБ и посмотреть, сколько всего реализовывалось только по их направлению. Однако с сентября прошлого года ЕС начал замораживать все эти программы. Естественно, самостоятельно тащить на себе весь груз контроля за незаконной миграцией мы не хотели, да и смысла в этом не было. Как я уже говорил, эффективность тут возможна только при взаимодействии. 

Следствием этого решения ЕС стало значительное ослабление внимания к людям, которые могут оказаться мигрантами или беженцами. Миграционное давление на нас всегда было примерно одинаковое, но при ослаблении контроля через границу стало проникать гораздо больше беженцев. 

А что в первую очередь делает беженец, добравшийся до точки назначения? Правильно, он связывается с родственниками и сообщает, что успешно добрался, маршрут хороший, можно следовать за ним… Родственники рассказывают знакомым, и на каждого успешно прошедшего мы имеем несколько желающих повторить его маршрут. Именно по этой причине поток беженцев настолько вырос. Изначально процесс запустил ЕС, начав замораживать программы, а потом уже количество стало расти по экспоненте. 

Дальше — больше. Вместо того, чтобы решать проблему совместно, соседние страны попытались остановить беженцев физически, что и привело к гуманитарной катастрофе, которую мы сейчас наблюдаем. Конечно, наша страна оказывает беженцам посильную помощь. Я, честно говоря, просто не смог найти аналогичный пример, когда страна транзита так помогала беженцам.

Но самое страшное в этой ситуации то, что все эти люди служат для Польши ширмой, которой поляки стараются прикрыть свою неспособность решить эту проблему самостоятельно. Они предпочитают травить детей газом и химикатами, лишь бы не показать, что на самом деле ничего сделать не могут. Почему так? 

Сейчас будет минутка занимательной математики. 

ЗАНИМАТЕЛЬНАЯ МАТЕМАТИКА

Если взять среднее количество рейсов, на которых с начала кризиса могли прибыть беженцы, умножить их на среднее количество пассажиров, предположить, что только половина прибывших к нам граждан была беженцами, а остальных из уравнения исключить, потом еще уменьшить получившееся число на четверть, чтобы нас не обвинили в преувеличениях, получается, что в Беларусь прибыло около 30 тысяч беженцев. Повторюсь, занижал я все, что мог. 

Около 7000 беженцев находится сейчас в стране.

Из них около 2000 ждут помощи в том самом лагере, который поляки недавно травили химией. 

Возникает закономерный вопрос: куда делись еще

23 000 человек?

Ответ совершенно очевиден: большая часть уже в Германии, а некоторые еще только на подходе, но как только доедут, обязательно сообщат родственникам, что добрались. А при таком соотношении задержанных к прорвавшимся поток беженцев будет только расти. 

Почему такая странная статистика? Это элементарно. За потоками переправки беженцев в страны ЕС уже давным-давно стоит организованная преступность — это бизнес. И ядро этой деятельности расположено точно не в Беларуси — мы страна транзитная, через нас просто проезжают, а искать организаторов надо в точках отправления и назначения.  Так вот, большая часть беженцев проходит по маршрутам, созданным и поддерживаемым той самой организованной преступностью. Да, людей просто обманывают, обещают все организовать и отправляют наудачу либо кто-то из беженцев решает попытаться самостоятельно, без посредников. И вот у нас на границе сконцентрировались как раз те, кого обманули или кто поехал сам. А большинство беженцев, воспользовавшихся проверенными каналами, уже давно прибыли к месту назначения. И было бы предельно наивно полагать, что службы, которые занимаются вопросами мигрантов, в том числе и польские, не владеют реальной статистикой и не знают действительного положения вещей.

311 перевозчиков

удалось задержать польским силовикам. Заметим — среди них ни одного белоруса! Вместе с перевозчиками в полицию угодило и 1316 беженцев. А сколько еще ускользнуло... Один из самых свежих случаев: полиция задержала поляка, который перевозил пятерых иракцев. С каждого из перевозимых беженцев поляк взял по 3000 евро, причем авансом. Широкое портмоне у пана!

Что дальше?

Спрашивается: зачем поляки устроили этот жуткий цирк на границе? Водометы, газ, светошумовые гранаты, ядовитые химикаты... Так отличились, что у нас по этому факту уголовное дело завели. Они ведь точно знали, что перед ними люди, которые просто не смогли заплатить за переправку, или те, кого банально обманули. Люди, просто пытающиеся спасти себя и своих детей. Люди, которым просто нужно пройти в другую страну… Знали, но сделали все так, потому что не могут признать, что ситуация с границей не под их контролем. Они должны показать остальным странам, что надежно защищают границы ЕС, являются неприступным кордоном на пути беженцев. И, конечно, единожды упершись, они не могут дать слабину, показать, что сдались. Хотя все прекрасно понимают, что один лагерь на границе — это далеко не вся граница, и, пока в одной точке заливают газом женщин и детей, через другие точки проходит четверть такого лагеря в день. И сам по себе этот вопрос точно не решится. 

Так что же делать? Рецепт простой, только тут необходимо участие всех сторон. В первую очередь диалог нужно вести с ЕС, а не с Польшей. Договариваться надо о возобновлении сотрудничества в сфере контроля за беженцами. А потом совместно начинать этот контроль осуществлять на территории всех заинтересованных стран. Только так можно все это затормозить, ведь пока беженцы проходят границу, количество желающих попытать счастье будет только расти. 

А с межгосударственным противодействием начнется обратный процесс. И ЕС в этом заинтересован не меньше нашего. Потоки беженцев им давно не нужны, но они уже их пригласили, задекларировали приоритет прав человека, а теперь просто стараются сохранить лицо. Им бы и беженцев не пустить, и не потерять фиговый листок прав человека, прилипший к полицейской дубинке. 

В идеале, чтобы снизилось количество беженцев и можно было опираться на старые постулаты. Раньше (по крайней мере на нашем направлении так и было) благодаря тем самым совместным программам. И за то, что мы не стали тянуть это все в одиночку, чем вынудили ЕС показать свое настоящее отношение к беженцам, нас не простят. Но сотрудничать будут, другого выхода нет. Иначе ситуация будет накаляться, а полноценно воздействовать на нее самостоятельно ЕС не может. Еще немного и европейские избиратели начнут задавать вопросы. Разрешаться этот кризис точно будет, просто надо дать Европе возможность сохранить лицо. 

Декларация человечности

А что до беженцев, застрявших на границе, то их однозначно надо пропустить в Германию. Слишком много выпало на их долю, они своими страданиями уже заслужили право пройти. Все эти люди просто бежали. Кого-то обманули, пообещав доставить до места, кто-то поехал самостоятельно, но они точно не заслужили всего того, что с ними случилось. Собственно, если бы не помощь, оказанная нашей страной, многие из них были бы уже мертвы. Люди бы умирали прямо на глазах польских пограничников, а те говорили бы, что защищают свою страну от особо опасных женщин и детей. Теперь право прохода эти беженцы точно заслужили. 

Но что самое главное — белорусы показали свою суть. Мы не просто мирные, но еще и добрые люди. И государство, и простые граждане не оставили беженцев в беде. Мы помогли в достаточно сложной экономической обстановке, потому что не можем по-другому. 

Если кому-то кажется, что мы сделали не очень много, сомневающийся может прикинуть стоимость аренды целого транспортно-логистического терминала, его отопления, освещения, стоимость еды на пару тысяч человек, стоимость медицинской помощи и санитарного обслуживания территории… И это я еще не упоминаю о помощи от отдельных граждан. Вся эта история с беженцами очень хорошо показала отличия белорусов от тех же поляков и литовцев. Мы — люди, способные проявить доброту и сострадание, а они только декларируют свою готовность проявлять подобные качества. 

ФАКТ

У Беларуси протяженная граница с Польшей, и этот путь у беженцев в ЕС считается более безопасным по сравнению с маршрутом через Эгейское море.

sb.by

Прочитано 273 раз Печать