Четверг, 01 Октября 2020 08:27

Ко Дню пожилых людей. Галина Гаврилик: «Старость меня дома не застанет!»

Именно эту строчку из старой песни пропела мне с озорной улыбкой, торопясь на репетицию хора, Галина Иосифовна Гаврилик, как будто в очередной раз доказывая всем: жизнь на пенсии не идет под откос, она продолжается — с новыми радостями и новыми заботами, которые делают пожилого человека еще счастливее.

Галине Иосифовне в этом плане особенно повезло. А все потому, что жить, радуясь жизни, ей всегда помогает песня. Поинтересовалась, откуда отсчет вести этому увлечению. Оказалось, от прародителей и с одной оговоркой — не увлечение это вовсе, а сама жизнь. В ее родной деревне Рудевичи Зельвенского района было в пору ее детства 360 дворов, и пели практически в каждом. С теплотой Галина Иосифовна вспоминает, что люди были куда беднее, но намного дружнее и сплоченнее сегодняшних. И пели всегда и везде: на сенокосе, на зажинках, докопках картошки. Песня сопровождала сельчан и в работе, и, само собой, отдыхе. В Галиной семье тоже пели все: бабушка, папа с мамой, сестры. И никогда никто не унывал. Папа вложил в дочерей с пеленок: лучше такой-сякой смех, чем сильный плач. И это, признается средняя из троицы, по жизни очень помогает. А еще отец пристрастил детей к чтению. Сам читал запоем: всего Шолохова, «Угрюм-реку», «Золото». И не просто читал, а все прочитанное анализировал и обсуждал на вечерних посиделках с другом — директором школы. Мама эту любовь принимала с достоинством, но когда муж принес из библиотеки «Пятнадцатилетнего капитана», не выдержала, стала ругаться. А он всего-то и бросил: «Да что тебе говорить!» Ничего удивительного, что все три дочери мечтали стать учителями.

Старшая, не поступив в педагогический, выбрала для себя стезю экономическую и до самой пенсии с нее не свернула. Младшая, закончив Брестский пединститут, все еще работает в реабилитационном центре с детьми-инвалидами. А Галя третий экзамен в Гродно «завалила», но плакать не стала и в этот же день получила вызов на учебу в музыкально-педагогическое училище на дошкольное образование. В аттестате были у нее всего-то четыре «четверки». Со смехом уточняет: «Первая — по геометрии. Ненавидела эту абсолютно ненужную и несправедливую науку. Ну зачем доказывать уже до нас доказанные теоремы?» — с пылом возмущенной старшеклассницы вопрошает моя 59-летняя собеседница. Но для училища ее аттестат был практически «золотым», поэтому в течение часа без экзаменов ее зачислили в списки поступивших.

Воспитание давало о себе знать всегда. Приученная родителями все делать на совесть и за все свои поступки нести ответственность, Галина Иосифовна, не став филологом, стала замечательным воспитателем. В Волковыск приехала за мужем. Познакомились на свадьбе — она сестру троюродную замуж «отдавала», он — друга «женил». На последнем курсе замуж вышла сама. А на работу молодого специалиста взяли на молочно-консервный комбинат, в цех «ясли-сад № 6» на замену декретного отпуска. Позже перевели в ясельную группу. Кажется, и представить невозможно, как целый рабочий день можно справляться с 25 (а то и больше) годовалыми детками, вдвоем с нянечкой (сменных воспитателей тогда не было). А Галина Иосифовна с таким упоением вспоминает то счастливое время и своих маленьких воспитанников, что диву даюсь. А она опять смеется: «Мы и пели с ними! Сначала — я им, потом они — родителям: «Бравые солдаты с песнями идут», а уж маршировали как — загляденье!» С бывшей воспитательницей до сих пор и мамы-папы, и ее бывшие малыши, встретив в городе, раскланиваются. О чем же жалеть? Позже Галина поступила и в пединститут, да забрала документы. Вот об этом жалеет, что подвела родителя, ставившего целью своей жизни обязательно дать дочерям высшее образование. Зато своих дочек выучила в вузах, так что можно считать задачу, отцом поставленную, выполненной.

Когда ясли-сад № 6 комбинат передавал гороно, Галина Иосифовна перешла на «Беллакт» кладовщицей — так что в трудовой у нее одно место работы. Как и желал ей директор, принимавший на работу молодого специалиста, проработала здесь до самой пенсии. Когда работала, участвовала в художественной самодеятельности, сейчас тоже, если приглашают, с удовольствием выходит на сцену родного предприятия. Кстати, вместе со старшей дочкой (на «Беллакте» трудятся обе дочери). А вообще, выйдя на заслуженный отдых и забрав трудовую книжку, унывать и не собиралась. Уже до этого вычитала в районке о клубе «Нам года не беда», действующем при центре соцобслуживания населения, и сразу же подалась туда. Поинтересовались, что умеет делать. «А все!» — задорно ответила она. Но главной в перечне ее умений и способностей опять-таки стала песня. Занятий в клубе хватает, а больше всего здесь любят принимать гостей или отправляться в гости самим. Устраивают чаепития, приглашая пожилых из других районов, предлагают им послушать свои концертные программы, поют с ними вместе. Приглашали Галину Иосифовну и в ветеранский хор — все отказывалась, а недавно согласилась стать членом еще и «Вдохновения». Так что времени опять поубавилось. На репетиции и заседания клуба чаще всего приезжает на дачном автобусе — с ранней весны и до поздней осени она заядлая дачница. Деревенский дом на ее участке, как когда-то родительский, стал причалом и для сестер с семьями, и для дочерей. Это мамин наказ, который та дала средненькой уже с небес. Приснилась как-то Галинке: «Знаешь, дочушка, надо, чтобы девчата к тебе приезжали. Я у тебя жила, здесь умирала — здесь я буду с вами!». А вечером звонит младшая сестра: «Мы надумали собраться у тебя». Так с тех пор и повелось. Будни или выходные, праздники или отпуск — у Гавриликов поют. Да так, что слышно на все дачи. Соседки на огонек заглянут — тоже попеть, а потом удивленно восхищаются: «Такая уставшая была, а вот отлегло же!». Песен в их репертуаре великое множество, все помнятся, а потому льются всегда рекой. Галинины самодельные песенники уже, конечно, поистрепались, но по-прежнему живы. Сама она с компьютером на «вы», дочка что-то обновила, а мама, собрав сборник, наклеила на обложку портрет любимой певицы Валентины Толкуновой и ее слова «Чтобы помнить, надо вспомнить». Считает, что так хранить свой репертуар намного надежней, чем в бездушной электронной версии.

Музыкального образования Галина Иосифовна не имеет, в музыкальную школу даже и не мечтала поступать. Ее внучка Анна, обучившаяся классу скрипки, каждый раз удивляется, когда бабушка замечает фальшивую ноту в ее исполнении. «Да, бемолей ваших не знаю, а ухом слышу», — неизменно отвечает она. На сцене же каждый раз, исполняя песню, проживает ее. А поэтому и заплакать может, и загрустить. За эту искренность и чувственность исполнительницы зрители ее обожают. А самыми благодарными и любимыми Галина считает проживающих в доме-интернате в Теолине — они ее обожают.

Особое отношение у Галины Иосифовны к песнопениям церковным. Ее мама пела на клиросе в своем деревенском храме. А дочка считает, что ее голос до такого исполнения не «дорос», хотя, бывая в родной деревне, по просьбе батюшки иногда на клирос поднимается и сама. А вот слушать православные песнопения готова сутки напролет. Когда в Гродно проходит «Коложский Благовест», она не пропускает ни одного концерта.

Так что времени и на пенсии у Галины Иосифовны Гаврилик на все, можно сказать, не хватает. Среди любимых занятий, в перечне которых перечитывание книг Якуба Коласа, вязание тапочек в подарок, разведение цветов и прочее, песня остается на первом месте. Она с ней каждую минуту, она в ее душе и сердце. Спеты далеко не все мелодии, а значит, жизнь продолжается!

Елена ВЕРУШ

Прочитано 370 раз Печать