Суббота, 14 Ноября 2020 16:25

36-я кавалерийская дивизия в истории Волковысского района

«Мы — красные кавалеристы…»

Такими словами начинался знаменитый в советские времена «Марш Буденого», который знали все мальчишки на необъятных просторах СССР: от Белоруссии до Дальнего Востока. Игра в кавалеристов в те годы была одной из самых популярных во дворах, собирая целые ватаги ребятишек. Лошадей в те годы широко использовали в сельском хозяйстве, племенных скакунов разводили на специальных коне­заводах, в крупных городах нередко можно было увидеть конную милицию.

Люди с упоением читали книги о бесстрашных гусарах, смотрели фильмы о Чапаеве, красной кавалерии времен Гражданской и Великой Отечественной войны.

Из школьного курса истории помним, что со стародавних времен конница была одной из самых грозных сил в армиях древних и античных цивилизаций. Средневековые конные рыцари, а затем и кавалерия периода Нового времени зачастую решали исход битв и генеральных сражений. К началу ХХ века роль конницы стала падать. Однако вплоть до начала Второй мировой войны, а затем и Великой Отечественной, кавалерия оставалась одним из основных родов войск и значимой силой в вооруженных силах многих стран, в том числе в Советском Союзе.

В июне 1941 года в состав Рабоче-­Крестьянской Красной Армии входило 13 кавалерийских дивизий, причем одна из них имела непосредственное отношение к нашему городу и району.

От Москвы до Волковыска

36-ая кавалерийская ордена Ленина Краснознаменная ордена Красного Знамени дивизия имени И. В. Сталина была сформирована на базе 1-ой особой кавалерийской бригады Московского военного округа в марте 1936 года и дислоцировалась в Москве. Неоднократно участвовала в первомайских и октябрьских (7 ноября) парадах на Красной площади.

В 1938 году дивизию передислоцировали в Белорусский особый военный округ в район Минска и Борисова. Здесь она вошла в состав 6-го кавкорпуса, которым командовал будущий Маршал Победы Г. К. Жуков, неоднократно бывавший в расположении кавалеристов. Вот как вспоминал старшина 36-й кавдивизии И.И. Пронин, который после войны проживал в Волковыске, одно из посещений командира корпуса:

«Это было занятие по стрельбе из винтовки. Внезапно появился комкор и приказал:

— А ну, старшина, покажи пример!

Я удачно поразил цель, послав все три пули прямо в десятку. Затем стреляли остальные, а скупой на похвалу Жуков не удержался от благодарности в наш адрес».

С 17 сентября 1939 года 36-я кавалерийская дивизия участвовала в походе по освобождению Западной Белоруссии. Первоначально двигалась в сторону Гродно, затем на Вильнюс и Августов (сейчас Польша), участвовала в демаркации границы с гитлеровской Германией, т.е. проведении ее на местности с обозначением специальными пограничными знаками.

Выполнив поставленные задачи, из района Августова соединение прибыло в Волковыск и его окрестности. Однако оставалась кавдивизия здесь не долго.

30 ноября 1939-го началась советско-финская война (1939-1940 гг.) и спустя неполный месяц кавалеристы получили приказ выступить. В конце декабря 1939–январе 1940 года дивизия по железной дороге была переброшена к Финскому заливу, который встретил их неласково, показав свой суровый характер.

«Дул пронизывающий ветер, — вспоминал старшина Пронин, — мороз достигал сорока градусов. Под ногами была выжженная земля: финские войска, отступая, сжигали за собой жилые дома и хозяйские постройки, отравляли колодцы… Жизнь бойцов была очень тяжелой».

В марте 1940-го дивизия переправилась по льду на Карельский перешеек. В боях не участвовала, но потери от холода и болезней несла. 19 марта кавдивизия была отправлена назад в Волковыск.

В июне 1940 года кавалеристы участвовали в Прибалтийской кампании по установлению советской власти в Литве, Латвии и Эстонии, в течение месяца находились в Вильнюсе. Затем снова вернулись на белорусские земли в места расположения.

Дивизия была достаточно серьезной боевой единицей. К 01.11.1940 в ней несли службу 6 747 человек, в т.ч. 556 — начальствующего состава, 1 195 — младшего начальствующего и 4 996 — рядового.

Командовал дивизией генерал-майор Ефим Сергеевич Зыбин. В разное время в Волковыске в ней проходили службу такие известные в будущем люди, как Андрей Антонович Гречко, Александр Ильич Родимцев и Лев Михайлович Доватор, о жизни и судьбе которых будет рассказано позже.

К началу Великой Отечественной войны 36-я кавалерийская дивизия входила в состав 6-го кавалерийского корпуса. Управление дивизии, вспомогательные части и военная прокуратура дислоцировались в Волковыске, причем штаб располагался в здании по ул. Жолудева, 1. 33-й отдельный казачий саперный эскадрон располагался в Гнезно, 24-й кавалерийский полк имени Московского Совета Профсоюзов в Росси, 102-й кавалерийский полк в Свислочи, 144-й кавалерийский полк в Кузнице (теперь Польша), 42-й кавалерийский полк имени Краснопресненского райсовета Рабоче-крестьянских депутатов в районе местечка Крынки (теперь Польша), 8-й танковый полк в районе Берестовицы.

Из-за грубых просчетов командования округа к 22 июня дивизия не была мобилизована в полном объеме. Артдивизион, зенитные подразделения и единственная в соединении радиостанция 5-АК находились на разных полигонах от Барановичей до Бреста на учебных сборах.

Первые дни войны

22 июня 1941 года в 4 часа утра кавдивизия была поднята по тревоге и выступила в направлении на Ломжу. На марше был получен текст заявления правительства СССР о вероломном нападении фашистской Германии на Советское государство. К вечеру кавалеристы сосредоточились юго-восточнее Белостока (район Новосад, Заблудов) и получили новый приказ от командования. Дивизии было предписано выдвинуться на север в район Сокулки, Крынки для усиления данного направления. В ночь с 22 на 23 июня кавалеристы вновь были на марше.

Ввиду угрозы обхода флангов наших войск и последующего окружения, штабом Западного фронта было принято решение нанести по немцам, наступающим на Гродно – Мосты – Волковыск, контрудар.

23 июня командованием была дана директива: «…ударной группой в составе 6, 11 механизированных корпусов и 36-й кавалерийской дивизии… продолжать решительное наступление в общем направлении на Гродно, овладеть этим городом и продолжать наступление по обоим берегам р. Неман на Друскеники и Мереч». Командовать этим наступлением было предписано заместителю командующего Западного фронта генерал-майору И. В. Болдину, который в первые часы войны вылетел из Минска в Белосток для организации боевых действий на передовой.

Осуществить план не удалось. В течение 23 и 24 июня 36-я кавалерийская дивизия и части 6-го мехкорпуса вели упорные бои в районе Сокулки южнее Гродно. Они сковали до четырех пехотных дивизий противника и задержали их продвижение на восток, но большего сделать не смогли. Силы были явно не равны. Сказывалось и доминирование в воздухе немецкой авиации. Постоянные авианалеты и бомбардировки 24-25 июня довершили дело: 36-я кавалерийская ордена Ленина Краснознаменная ордена Красного Знамени дивизия имени И. В. Сталина как боевая единица практически перестала существовать.

К исходу 25 июня начался отход кавалерийских и иных частей, на восток, затем на юг в сторону Зельвы в попытке вырваться из намечающегося окружения. В ходе последующих боев остатки дивизии были разбиты, попали в Белостокский, затем Новогрудский котлы. Добраться до своих и продолжить сражаться против врага смогли единицы. Это лишь сухие сводки, а ведь за ними стояли с одной стороны боль и смерть, плен и предательство, а с другой — мужество и отвага, сила духа и героизм.

В 70-х годах вблизи Зельвы поисковики наткнулись на следы ожесточенного боя. Во время раскопок было найдено боевое знамя 144-го кавалерийского полка 36-й дивизии, останки погибших бойцов, остатки оружия. Судя по пустым обоймам, магазинам и лентам бой шел до последнего патрона.

36-я кавалерийская дивизия официально была расформирована 19 сентября 1941 г.

Напрасные потери?

Наши солдаты, безвестно погибшие в белорусских полях и лесах, в том числе в «Белостокском котле», не позволили, как планировал Гитлер, закончить войну за три месяца. Уже поэтому их гибель нельзя считать напрасной. Сдерживая противника на час, на день, уничтожая живую силу и технику врага, советские воины давали возможность готовить и укреплять новые рубежи обороны, мобилизовать все необходимые ресурсы.

История войн прежде не знала такой ярости, с какой советские войска сражались в первые дни войны, прорывая вражеские заслоны. Немецкие врачи, обследуя тела своих погибших, с ужасом отмечали, что у некоторых из них были перегрызены горла. Зубами! Таков был накал ярости, отчаяния и гнева. Сабельные эскадроны мчались на пулеметы немецких мотоциклистов несмотря на то, что те косили все живое, попадающее в их прицелы. «Страшнее ничего не видел. — писал в дневнике немецкий офицер. — Ржанье лошадей. Нет, это не ржанье — лошади кричат, кричат от боли рвущейся на куски плоти. Падают, давя, сбивая с ног друг друга, усаживаются на прошитые пулеметом зады, судорожно молотя воздух передними копытами».

Михаил Кадет в своей документальной книге «Тайны скорбного лета» написал: «На Западном фронте больше всего пролилось крови 24 июня-1 июля (1941 г.) под Гродно, Сокулкой, Песками, Мостами, Волковыском, Зельвой, Деречином, Озерницей и Слонимом. В междуречье Зельвянки и Щары тогда полегло более 10-ти тыс воинов, отступающих от границы и прорывавшихся из окружения частей 3-й, 10-й армий и пограничных отрядов (а еще строительных и большого количества тыловых частей)».

Судьба генерала Зыбина

В донесении группы немецких армий «Центр» сообщалось, что на 2 июля 1941 г. только в районе Белостока и Волковыска было взято в плен 116 тыс. человек. Попал в плен и командир 36-й кавдивизии генерал-майор Зыбин. Содержался первоначально в лагере для военнопленных в Борисове, затем в конце 1941 года был перевезен в концентрационный лагерь Хаммельбург, позже содержался в Нюрнберге и Вайсенбурге.

В лагерях он был замечен в ведении антисоветской агитации и сотрудничестве с администрацией. В частности, предлагал сформировать охранный батальон из военнопленных и предложил даже свои услуги в качестве командира этого батальона. Видимо благодаря этому за годы плена Зыбин не был уничтожен и смог выжить. В мае 1945 года его освободили американские войска, затем передали советской стороне. В конце мая генерала самолетом доставили в Москву. Позже, после проведения проверки, он был арестован и приговорен за измену Родине к высшей мере наказания.

Игорь МАЦЕЙКО

Прочитано 117 раз Печать