Где место проклятых солдат? - Новости Волковыска и района, газета "Наш час"

Электронная подписка на газету Наш час

Четверг, 06 Октября 2022 08:49

Где место проклятых солдат?

Гродненщина. Захоронения проклятых солдат АК. Гродненщина. Захоронения проклятых солдат АК.

«Самым страшным для меня было услышать ночью стук в окно и польское слово Odemknij! (откройте)». Это из свидетельских показаний уже пожилой лидчанки по делу о геноциде населения Беларуси в годы войны. Так говорили и другие люди, натерпевшиеся от бандитов Армии Крайовой в 1940‑х и 1950‑х годах. Страх, смерть, пытки — это все о них, проклятых солдатах АК, устроивших террор белорусского народа. Место ли таким на нашей земле?

Командировка по Беларуси (ближе к западным границам) оказалась более объемной, чем думалось вначале. Видела я надписи на памятниках, захоронениях членов АК, изучала литературу, материалы уголовного дела, слушала людей, смотрела на отношение к вопросу местных властей в разных районах. Тема сложная и важная. Как быть? Мы ведь в отличие от тех, что западнее от нас, не воюем с костями, даже врага хороним и перезахораниваем. Но. К надгробью проклятых солдат несут цветы и устраивают фотосессии не только поляки и их евросоюзники. Туда уже приводят и наших детей, и те зажигают лампадки на могилах убийц своих прадедов!

Речь не только о сегодняшнем нашем отношении к фашистам, полицаям, коллаборантам, аковцам. Речь о том, ЧТО спустя годы и десятилетия запомнит общество о терроре той войны и КАК будет к этому относиться. Желающих изменить отношение к преступникам, привести нас к историческому беспамятству и переформатировать белорусскую идентичность достаточно.

Происходит все это прямо сейчас, на наших с вами глазах.

…В 10 километрах от Волковыска есть деревня Шауличи. Была деревня Шауличи. 7 июля 1943‑го ее сожгли каратели. В людей стреляли, их кололи штыками, бросали в ямы живых деток. Самому младшему было два дня от роду. Тогда убили 366 мирных жителей с белорусскими, еврейскими, польскими, литовскими корнями… Сейчас здесь по жертвам террора звонит колокол, проходят траурные мероприятия и «Уроки Памяти». Сюда несут цветы, приходят просто помолчать, подумать… Поклонники же фашизма, бчб-активисты провели у мемориала свою «акцию», растянув бело-кровавые тряпки.
 

…Урочище Пороховня. За годы войны здесь расстреляно более четырех тысяч жителей Волковыска и района.

— Вот как, скажи, относиться к тем, кто все это творил?

Это был скорее не вопрос. Главе Волковысского райисполкома Михаилу Ситько, как и мне, тяжело видеть среди могил на земле, потерявшей каждого третьего, места памяти палачей наших предков. К Михаилу Михайловичу я пришла с вопросами про действия АК в регионе, а он усадил в машину и повез к мемориалам. И знаете, для нас обоих не так уж и важно, чинили зверства каратели в форме солдат вермахта или те, что с бчб-повязками, группировки АК... Все они целенаправленно уничтожали белорусский народ.

— Они, аковцы, сожгли хаты в нашей деревне. Мне бабушка рассказывала, — говорила мне женщина уже на кладбище в городе Березовка Лидского района.

Мы стояли у могил участников АК. Есть они и в агрогородке Белица, здесь захоронения преступников из банды Рагнера. Один убит советскими партизанами в 1944‑м, второй был арестован осенью того же года и приговорен к смертной казни. Казнен публично.

В 1940‑х годах так называемая борьба АК за польскую национальную идею постепенно переросла в бандитизм и мародерство. Проклятые солдаты убивали и грабили мирное население, мстили за лояльное отношение к советской власти, а где-то просто сводили личные счеты. Лидскому и соседним районам особенно досталось от отрядов Рагнера, Крыся, Сибиряка, Германа и др.
Немного фактов. В протоколе допроса обвиняемого О. С. Кушелевского от 15 ноября 1945‑го сказано, что вооруженный отряд Рагнера (уроженца Лиды Чеслава Зайончковского) занимался «карательной деятельностью против советских партизан, участвовал в боях с советскими партизанами и терроризировал местное население, убивал бойцов Красной армии», «отряд Рагнера имел связь с немцами, от которых получал вооружение, боеприпасы, амуницию, и вместе с ними вел борьбу с советскими партизанами» (из материалов ЦА КГБ РБ).
 
Лида. Евродипломаты возлагают цветы на могилу бандита АК.
 
Вот еще. Из материалов уголовного дела о геноциде. Сотрудниками Лидского отдела НКВД 6 марта 1945 года задержан участник белопольского антисоветского формирования Станислав Жук. Расследованием установлено, что в июне 1943‑го он дезертировал из партизанского отряда в белопольское вооруженное повстанческое формирование, возглавляемое поручиком Крысем. Преступная группа, в которой состоял Жук, производила массовые убийства семей партизан и тех, кто был связан с их деятельностью. За короткое время карательным взводом под руководством фигуранта было расстреляно и замучено около 100 жителей Лидского района, заподозренных в причастности к партизанскому движению. Один из эпизодов: 9 января 1944‑го в деревне Петры группировка убила с особой жестокостью семью Симанович. Супругов избили прикладами оружия, выкрутили ноги и руки, потом закололи штыками. 18‑летнюю дочь Веру живой бросили в огонь. Дом с телами сожгли. Так же после пыток 5 апреля 1944 года расправились с семьей Игнатия Лапко. Вина фигуранта подтверждается показаниями свидетелей и другими материалами уголовного дела. Осужден к 20 годам ссылки на каторжные работы.
 

 

Управлением МГБ Молодечненской области за июнь — июль 1949‑го задержаны участники белопольского антисоветского формирования Богуслав Усс, Евгений Мискаузый и др. Всего 13 человек. Бандгруппировка действовала в Юратишковском (сейчас Ивьевском) и Ивьевском районах с 1944 года, состояла из участников антисоветского польско-националистического подполья. Ее цель — свержение вооруженным путем на территории западных областей БССР советской власти и передача территорий Польше. Ради этого тоже убивали, жгли, грабили, устраивали диверсии. Усс и Мискаузый виновными себя признали полностью. Осуждены военным трибуналом к 25 годам исправительно-трудовых лагерей.
 
К надгробию проклятых солдат несут цветы и устраивают фотосессии не только поляки и их евросоюзники. Туда уже приводят и наших детей, и те зажигают лампадки на могилах убийц своих прадедов!

Их цель — передвинуть границы, их методы — устрашение и террор

Следственная группа Генеральной прокуратуры расследует более 280 эпизодов преступлений, совершенных участниками АК на территории современных Волковысского, Вороновского, Зельвенского, Ивьевского, Лидского, Мостовского, Новогрудского, Ошмянского и Щучинского районов. Установлено более 800 человек, погибших от рук белополяков (так их называли в народе).

 Расследуя уголовное дело, прокуроры увидели, что подчинявшаяся польскому правительству (в изгнании) в Лондоне так называемая Армия Крайова являлась определенной силой, которая пыталась добиться поставленных перед ней руководством целей: установка границ Польши по состоянию на 1939 год, устрашение и террор белорусского населения.
 
Генпрокуратура расследует более 280 эпизодов преступлений, совершенных участниками АК на территории Гродненщины. На фото — жертвы бандитов Армии Крайовой. Убийство произошло летом 1950‑го в деревне Василишковского района.
 
Да, изначально аковцы еще пытались где-то проводить совместные операции с нашим партизанским движением, но потом… Установлено множество фактов массовых расправ над мирным населением Беларуси. Особенно банды АК зверствовали с конца 1943‑го, когда стало понятно, что скоро здесь будет Красная армия. Могли за ночь собрать 20 — 30 человек из разных деревень и устраивали самосуд. Не щадили ни двухмесячного ребенка (жалея патроны, убивали, ударив головой о стену), ни беременных, ни стариков.
 

 

Это делали в том числе и те, кто родился на территории Западной Белоруссии. Пропольское движение в наших краях появилось задолго до начала войны. Не только как воинское формирование с четким разделением на организации, управляемостью, командирами и группами, была широко распространена также подпольная сеть. Часть таких подпольщиков, будучи в рядах АК, в годы ВОВ поступала на службу полиции и непосредственно участвовала в уничтожении мирного населения. Прислуживая полицаям, они могли убивать советских людей и параллельно передавать руководству АК интересующую его информацию.
 


Установлены факты, когда после осуждения на территории Советского Союза за убийство, совершенное в составе полицейских подразделений, такие подпольщики Армии Крайовой в последующем были реабилитированы Польшей. Мол, они были вынуждены убивать мирных жителей, поскольку выполняли задание АК.

А у нас им — памятники

У входа на кладбище за поселком Нача Вороновского района возвышается указатель Do Kwatery АК. Он направлен на кресты с буквами АК и мемориальный камень с надписью: «Здесь покоятся солдаты 2‑й батареи 77‑го пехотного полка АК под командованием поручика Яна Борисевича, позывной Крысь, погибли в 1942 — 1945 годах… Честь их памяти».

О как. «Честь их памяти». «В нынешнем виде, — сказано в книге-путеводителе по местам погребения солдат АК авторства одного из ныне живущих в Польше аковцев, — оно (речь о захоронении в Наче. — Прим. авт.) было организовано в 1994 году усилиями бойцов батальона Крыся». Тут, говорится в «путеводителе», покоятся и другие из Армии Крайовой, «расстрелянные», «павшие в боях с НКВД в 1945 году». Пали, мол, за свободную Польшу. На белорусской земле.
 
Из справки КГБ при Совмине БССР в отношении деятельности АК. 30.12.1959.

К слову, поручик Ян Борисевич (Крысь) — профессиональный военный, уроженец деревни Дворчаны — руководил соединением на границе Гродненской области и современной Литвы. Только в Радунском районе с 2 октября 1944‑го по 22 января 1945 года бандой Крыся совершено 27 терактов с убийством 56 человек местного партийно-советского актива, а также лиц, лояльно относящихся к советской власти, разгромлено три сельсовета, ограблен ряд магазинов-сельпо и местных жителей (из материалов ЦА КГБ РБ).

А вот что в том же «путеводителе» говорится про захоронение возле костела в населенном пункте Асава: «Надгробие отца Антония Баньковского (Элиаша), капеллана 3‑го полка конных стрелков АК. Отсидел в исправительно-трудовых лагерях», «это богемная фигура, чьи заслуги перед польским движением за независимость трудно переоценить».

 

Из протокола осмотра места происшествия.


На кладбище в Радуни сразу у входа — братская могила АК. «Были предательски убиты 12/13 марта 1945 года в селе Пясковцы подставным подразделением НКВД, выдававшим себя за т.н. «Зеленые» (антикоммунисты). Советские забрали тела погибших и привезли их в Радунь, где они были похоронены». Так указано на мемориальной доске.

И такого полно.

Традиция политики панского недобрососедства

Польша десятилетиями вкладывается в «ополячивание» наших людей и территорий. За 30 лет создала целую сеть влияния — от антибелорусских медиаресурсов до аналитических центров. Как верно заметил в одной публикации белорусский политолог Петр Петровский, в последнее время польское влияние все больше делает акцент на вопросах исторической памяти, идентичности, на культурных проектах, гуманитарных исследованиях, образовательных программах…

Белорусов активно вовлекают в разные проекты, используют любые механизмы, в том числе «карты поляков», лишь бы максимально привязать наш народ или хотя бы его часть к Польше.

Для этого использовались также НКО, фонды и т.д. Например, фонд им. Пилсудского еще с 2003‑го занимается реставрацией, установкой памятных знаков и упорядочиванием могил своих «героев» за границей.

Во Вроцлаве еще в начале 1990‑х годов была основана ассоциация Охраны польских могил на Востоке. Ее еще называют Стража польских могил, именно так они «подписываются» у захоронений аковцев в Беларуси. Инициаторы, костяк организации — это люди, связанные с вроцлавскими университетами, городские власти и другие заинтересованные. Открыто называют памятные места бандитов АК, к облагораживанию которых приложили руку. Открыто говорят и о том, что их «экспедиции» нужны не только для поминовения погибших. Они, мол, также позволили местных поляков «мобилизовать для действий в своем сообществе».

А первый такой крест, если вам интересно, появился у нас в начале 1990‑х. На месте, где в 1945‑м были ликвидированы участники банды Тура (офицера бывшей польской армии Витольда Туронка). Об этом сейчас с гордостью рассказывает в интервью один польский политолог, профессор, имеющий отношение к ассоциации.

Закатив глазки, профессор вспоминает, как хорошо в былые годы им работалось по Гродненщине. Тогда нужными пропольскими «суполками» руководили нужные люди. «Проблем не было, — говорит. — Сотрудничество было отличным». К примеру, с Анной Садовской, которая являлась «прекрасным президентом» волковысской ячейки и «прекрасно управляла польскоязычной школой в Волковыске».

Вздыхает пан и по былому плодотворному антибелорусскому сотрудничеству с куратором ивенецкого «польского дома» Терезой Соболь. Ностальгирует по проведенным в этих районах лекциям на польский манер, выставкам книг. Рассуждая о том, как элегантно через разные подходы в умах местного населения (особенно молодежи) насаждалась вся эта польскость.

Профессор огорчен тем, что сейчас Беларусь все эти лавочки прикрывает. В конце интервью добавил: «Будет и польское возрождение, хотя, может быть, и не в такой степени, как мы себе это представляли 20 лет назад».

О предателях

Утро. Волковыск. Рядом с захоронением польских военных, погибших в 1918 — 1920 годы, появился человек (полагаю, заметив снимающего журналиста). Интересуюсь, не присматривает ли он за этой территорией. Присматривает. Не покажет ли одно из мест захоронений АК 1940‑х?

— Там уже ничего нет, снесли, — отвечает.

(Сразу скажу, что этот человек был не совсем честен. На самом деле могила, о которой я спрашивала, находилась вне мест разрешенного захоронения, поэтому останки перезахоронили, а прежний участок привели в соответствие с законодательством.)
 


Показал другое. По дороге рассказывая, что там, куда он нас вел, якобы НКВД расстреляли местную интеллигенцию. Без суда, говорит, и следствия. И тут соврал человек. Зачем? Ведь правда такова, что эти люди были убиты немцами в 1943‑м (о чем сказано и на самом памятнике на польском языке), памятник поставлен жертвам фашистского террора.

— Почему, проживая на белорусской земле, не оказываете такого же внимания захоронениям тех, кто воевал с фашизмом? — задаю вопрос собеседнику.

Ответил уклончиво. В споре о бандитах АК в ответ на мое «они убивали мирных людей» начал было:

— Представьте, враги пришли в их дом. Они были вынуждены защищаться…

Честно, меня передернуло. Сами бандгруппировки Армии Крайова точно так же называли свои зверства самозащитой «от террора НКВД и злоупотреблений со стороны советской администрации». Тот же Олех (Анатоль Радзивоник из Волковыска), объединивший в 1945‑м отряды двух ликвидированных банд, помимо вооруженных диверсий, убеждал земляков в недолговечности коммунистического режима и скором возвращении «Кресов всходних» в состав независимой Польши. Подпольщики распространяли среди жителей листовки с новостями западных радиостанций, призывами бойкотировать работу советских учреждений. Отряд Олеха был уничтожен в мае 1949‑го на хуторе Рачковщина.

В областной прокуратуре мне рассказали, что многие памятные знаки АК были установлены в период 1990‑х — начало 2000‑х, скажем так, с привязкой к лицам и событиям 1943 — 1945 годов якобы на месте убитых аковцев. Однако костные останки нашли лишь в нескольких случаях.

Их перезахоронили по всем христианским обычаям, прежние памятники убрали. Еще и вот по какой причине: монументы использовались поляками и местными пропольскими активистами для проведения публичных акций. В том числе с привлечением белорусских детей, одетых в форму польских солдат АК. Активно такие акции устраивали до 2020 года, потом транслировали в зарубежных СМИ. По сути, навязывая те же цели, идеи, что и в 1940‑х руководство Армии Крайовой. Так что наша задача еще и в том, чтобы не дать использовать эти места, эту тему для идеологических диверсий.

…И вот, значит, передо мной сторонник польских оккупантов наших дней. Зачем ему белорусский паспорт, если в душе поляк?.. Хуже всего предатели. Ты вырос на этой земле, она тебя воспитала — вместо того, чтобы отстаивать интересы Беларуси, готов сдать ее панам.
Да, мой новый волковысский знакомый — фотограф. Активно «шатал режим» в 2020‑м. Находился в первых рядах на незаконных акциях, рядом с местными бизнесменами и прочими «плохо» живущими из Волковыска, а также карусельщиками из других регионов. Тоже фотографировал. Еще был связан с незарегистрированным объединением поляков (поддерживаемым польским правительством), его руководителем Анжеликой Борис (ее задерживали по уголовному делу по части 3 статьи 130 УК, сейчас мера пресечения изменена на подписку о невыезде), ну и так далее.
 
Польские «друзья» у волковысских активистов.


Про дело Борис, кстати, напомню. Ранее в Генпрокуратуре сообщали: «Фигуранты дела, позиционируя себя членами союза, с 2018 года на территории Гродно и других населенных пунктов области с привлечением несовершеннолетних организовали и провели ряд незаконных мероприятий по чествованию участников антисоветских бандформирований, действовавших во время и после Великой Отечественной войны, совершавших грабежи, убийства мирного населения Беларуси, уничтожение имущества. Их деяния преследовали цели реабилитации нацизма, оправдания геноцида белорусского народа».

Затопившие кровью Западную Белоруссию солдаты АК бандитами и убийцами себя не считали. Но мы-то помним?

Едем в Лиду, на городское кладбище, где еще недавно евродипломаты возлагали цветы на захоронение командира 11‑й роты 4‑го батальона АК Ежи Баклажец, позывной Пазуркевич («СБ», 09.09.2022, «Когда дипломатия с приставкой евро»). Хотела посмотреть, не изменилось ли что после огласки позорного факта.

Не изменилось. На надгробии все та же надпись на польском: «Ежи Баклажец. Учитель из Лиды. Позывной Пазуркевич. Лейтенант Наднеманской группировки АК. Повешен в Лиде НКВД 2 февраля 1945. Честь его памяти». Баклажец был захвачен в декабре 1944 года. На допросе дал показания и назвал место укрытия главаря банды Рагнера.

Однако если не знать фактов (а большинство их не знает) и судить по такой табличке, то можно подумать, что здесь чуть ли не несчастный «учитель из Лиды», который не казнен за зверские преступления, а «повешен» злодеями из НКВД. И ему не всенародное презрение, а «честь его памяти». Надпись у соседнего монумента тоже с искаженным подтекстом: «В этой могиле покоятся солдаты Войска Польского, погибшие за родину в 1919 — 1920 годах». За родину, понимаете? То есть уже тогда Западную Белоруссию польские оккупанты считали своей.

У меня вопрос: в этой ситуации ничего не смущает госслужащих, специалистов, отвечающих за идеологию, историческую память (коммунальное хозяйство, в конце концов) на местах? Не смущает людей, которые должны быть хозяевами в районе?

Да, в исполком я тоже ходила. Там обещали изучить вопрос. Странно, что на него должен указывать человек со стороны.

Уважаемые читатели, мне очень интересно узнать ваше мнение по поводу захоронений АК в Беларуси. Поэтому пишите, жду.

На мой же взгляд, самое верное решение — передать останки карателей туда, где их называют героями, в Польшу. Пригодятся дудам как минимум для громких заявлений и политспекуляций. Но шум этот временный, переживем. Не примут — перезахороним на отдельное кладбище (так с недавнего времени перезахоранивают останки солдат вермахта).

Обязательно на месте таких погребений на русском (или белорусском) языке должно быть написано: кто здесь похоронен, участник какой банды, совершившей тогда-то такие-то преступления, столько-то жертв, дальше — приговор и дата исполнения. Эта информация должна быть и у местных властей. Для истории.
Деятельность Армии Крайовой на западных белорусских землях — один из элементов, которые помогают в деле переписывания истории, деформации национальной памяти населения, героизации палачей. Поэтому нельзя оставлять все как есть. Хватит молча помогать врагам.
 

В ТЕМУ

Из протокола допроса обвиняемого В. И. Тихана (гражданин СССР, участник польской к/р националистической бандгруппировки АК, которой руководил Чеслав Римашевский) от 8 февраля 1946 года: «Как говорил среди участников банды Римашевский, нужно было с оружием в руках выполнять присягу и вести борьбу против советской власти, так как в недалеком будущем здесь будет Польша. Вот для этого я и имел оружие», «Римашевский говорил среди бандитов, что имеет связь с Варшавой и Лондоном через имеющийся у него приемник-передатчик, откуда он получает дальнейшие указания по проведению контрреволюционно-бандитской деятельности в борьбе против советской власти».

Материалы архива КГБ РБ.

Из протокола допроса И. И. Юркевича (состоял в АК с февраля 1942 года, псевдоним Юрек, в организацию АК вступил по предложению начальника районной полиции) от 2 августа 1946‑го: «Немцы войну проиграют, русские не придут, Польша будет большой от Балтийского до Черного моря, включая Киев», «среди нас проводилась усиленная агитация против Советского Союза. Нам говорили, что русские — это не народ и что русским нельзя верить. Лично я ходил в Барановичи за газетами, которые печатали АК». «Нам говорили, что русские войска не придут сюда, так как этого не допустят Англия и Америка. А если придут, то должны идти в леса и действовать в тылу Красной армии, совершая диверсии и проводя террор».

Архив УКГБ по Брестской области

sb.by

Прочитано 1274 раз Печать