Вторник, 11 Февраля 2020 11:21

Гродненский арбитр Виталий Севостьяник: «Футбол – не просто игра, а срез жизни»

Автор
Так уж повелось, что в футбольном мире все внимание обычно приковано к игрокам. Болельщики смакуют красивые голы и филигранные передачи своих кумиров, СМИ муссируют слухи о трансферах за небывалые суммы, а папарацци охотятся за игроками вне футбольного поля. Куда меньший ажиотаж вызывают новости о тех, кто руководит своими командами у кромки поля. Однако есть в футболе категория людей, которые постоянно остаются в тени, хотя их решения могут оказать на результат матча не меньше влияния, чем точный удар форварда или грамотная замена от тренерского штаба. Речь, конечно же, о судьях.

Герой этого интервью – гродненский арбитр Виталий Севостьяник – дважды (в 2015 и 2019 годах) признавался лучшим рефери Беларуси. Перед началом нового футбольного сезона (а он стартует уже в марте) нам удалось побеседовать с одним из самых опытных гродненских арбитров. Как оказалось, успели мы вовремя: спустя неделю Виталий вместе с группой рефери уезжает в Турцию, где будет готовиться к грядущему сезону.

Nagrazhdenie.jpg

– Большие интервью с футбольными арбитрами выходят крайне редко. В прошлом году только один ваш коллега, Виктор Шимусик, согласился побеседовать с корреспондентом «Прессбола». Получается, судьи – это люди не публичные?

– Более чем, и это не наша прихоть. По рекомендации Международной федерации футбола судьи не дают комментариев ни до начала матча, ни по его завершению. На мой взгляд, это правило более чем оправдано. Все ради того, чтобы не вызывать еще больший ажиотаж, не накалить ситуацию до предела. Это не значит, что судьям категорически запрещено общаться с прессой. В межсезонье – пожалуйста, это вполне приемлемо.

– Сложно представить, что кто-то в детстве мечтает стать футбольным судьей. Как получилось, что вы пришли в футбол?

– Мой отец, Олег Севостьяник, практически всю жизнь посвятил этому виду спорта: сначала играл за гродненский «Химик», затем уже стал тренером. Около полугода возглавлял основную команду, сейчас же работает с детьми в местной СДЮШОР. Неудивительно, что в детстве я был на каждом футбольном матче, да и во дворе с друзьями каждый день гоняли мяч. Со второго класса пошел в секцию: как раз набирали ребят 80-го года рождения. Из этого года, кстати, вышло немало классных гродненских футболистов. Виталий Таращик, например, 8 сезонов отыграл в «Немане», потом перешел в МТЗ-РИПО, но и там был одним из лидеров. Дмитрий Ровнейко после долгой футбольной карьеры стал одним из тренеров национальной сборной. Александр Сулима, хоть и 1979 года, но ездил с нами на некоторые турниры. Теперь он тренер вратарей сборной Беларуси. Дмитрий Доля тоже поиграл в высшей лиге, взял с «Неманом» серебро в 2002 году, но потом стал судьей.

В отличие от них я прекрасно понимал, что из меня футболист выйдет средненький. Поэтому налегал на учебу, окончил школу с золотой медалью. Затем поступил на бюджет факультета экономики и управления нашего университета. Там с футболом не расстался, играл за сборную факультета. Во время учебы совершенно случайно познакомился с Францем Летяго (экс-председатель федерации футбола Гродненской области, бывший директор ЦСК «Неман», сейчас – инспектор матчей высшей лиги. – Прим. автора). Предложил попробовать себя в качестве арбитра, отец был обеими руками «за».

Sevostyanik_3.jpg

Начинать приходилось с детских и юношеских турниров, товарищеских матчей, совмещая судейство с учебой в университете. Нам, молодым арбитрам, выбирать не приходилось, брались за любую игру, только бы набраться опыта. А затем, ступенька за ступенькой, за пять лет добрался от чемпионата области до матчей высшей лиги.

– Правда ли, что у многих рефери судейство является лишь вспомогательной работой?

– Чистейшая правда. Профессия «футбольный судья» есть, наверное, только в некоторых европейских странах, где арбитр может работать круглый год. На постсоветском пространстве практически все судьи работают по трудовому договору. Пока что только в России рефери, помимо гонораров за матчи, получают зарплату. Поэтому у многих судей есть еще и основная работа. В 2006 году, когда еще судил первую лигу, работал в управлении спорта и туризма Гродненского облисполкома под руководством Виктора Шнипко и Олега Андрейчика. Год спустя пришлось работу оставить, поскольку арбитры по нескольку дней бывают в разъездах даже в будние дни. В любом случае этот год работы дал мне многое в профессиональном плане. Именно тогда я осознал, что футбол – это не просто игра, это срез жизни.

– Как футбольные арбитры готовятся к матчу?

– Белорусская федерация футбола уделяет подготовке судей повышенное внимание. Мы сдаем те же тесты, что и арбитры любых европейских чемпионатов. На морально-волевых, без тренировок, их не сдашь. Казалось бы, сезон начинается только в марте, а мы уже 29 января сдавали первый тест, чтобы на сбор в Турции приехали подготовленными.

Что из себя представляют эти нормативы? Ну вот представь: футбольное поле, от штрафной до штрафной – 75 метров. Это расстояние нужно пробежать за 15 секунд в среднем темпе. После этого тебе дается пауза: для главных арбитров – 18 секунд, у помощников – 20. Отдыхаешь, а затем – назад. И так сорок раз. Без регулярных тренировок через 10-11 «подходов» ты выдохнешься, даже если до этого занимался футболом или легкой атлетикой. Если не уложишься в отведенное время – предупреждение, после второго предупреждения тест считается проваленным.

Sevostyanik_2.jpg

Что касается теории, то на тех же сборах ей уделяется как минимум четыре часа в день. На товарищеские игры вместе с арбитрами ездят инспектор и оператор, поэтому уже на следующий день с помощью видео разбирают каждое спорное решение рефери. В конце сборов все судьи сдают теоретический экзамен. Все, как в университете: не сдал в первый раз – через месяц пересдача, не сдал во второй – к играм первого круга арбитр не допущен.

– А как поддерживаете форму между матчами?

– Этот аспект тоже на контроле федерации. Каждому арбитру, который обслуживает матчи высшей лиги, выдается специальный прибор – «полар». Он синхронизирован с мобильным приложением, в котором регистрируется, под какими нагрузками ты тренировался, сколько пробежал и тому подобное. За игру же главный арбитр пробегает порядка 9-11 километров, причем пульс может достигать 180 ударов в минуту. Для того, чтобы выдержать такие нагрузки, каждому судье с федерации приходит план физической подготовки в недельном цикле. Его выполнение контролируется сотрудником федерации. Такие тренировки на изнеможение нужны, чтобы судья всегда мог оказаться в нужный момент в нужном месте не просто один или два раза за матч, а постоянно – от стартового до финального свистка.

– Судьи признают свои ошибки после матчей?

– Как я уже говорил, никаких комментариев после игры мы не даем. Однако теперь весь матч записывается, причем с разных ракурсов. Поэтому сразу по окончании встречи пересматриваем спорные моменты вместе с инспектором. Уже на следующий день все матчи просматриваются специалистами департамента судейства и инспектирования, которые указывают судьям на их ошибки.

Впрочем, ошибка ошибке рознь. Главное – чтобы она не повлияла на результат матча. Неправильно рассуженное единоборство в центре поля или не назначенный аут – такое случается. Другое дело, если ты допускаешь около десятка таких ошибок по ходу матча, то впору усомниться в своей квалификации. Если же судья допустил грубую ошибку, ему ставится низкая оценка за матч, урезается гонорар, при этом он вполне может быть отстранен от судейства на несколько туров.

– Вы признавались лучшим арбитром дважды: в 2015 и 2019 годах. Какую из этих наград считаете наиболее значимой?

– Не могу их сравнивать, обе дороги, так как в нашей стране немало квалифицированных арбитров. Алексей Кульбаков обслуживает матчи Лиги чемпионов, Сергей Цинкевич и Денис Щербаков – опытные и авторитетные судьи, здорово заявили о себе в последнее время и молодые арбитры – Амин Кургхели и Виктор Шимусик. Стать лучшим, когда в окружении такие сильные судьи, – вдвойне приятно.

izobrazhenie_viber_2020-02-03_14-10-09.jpg

– Футбол – довольно травмоопасный вид спорта, нередки случаи, когда игрок выбывает из строя на месяц, а то и больше. Судьи тоже не застрахованы от травм?

– Чаще всего запоминаются моменты, когда кто-то идет в подкат и в результате ломает сопернику ногу. Но таких травм меньшинство. В основном и футболисты, и судьи травмируются так: резкое ускорение, остановка – в итоге потянул мышцу. Немало зависит и от покрытия, и от качества поля. Вот поэтому и арбитры, и футболисты уделяют немало времени банальной «физухе»: чем лучше ты подготовлен, тем меньше шансов получить повреждение. Тем не менее серьезная травма не обошла меня стороной: в 2011 году врачи обнаружили спинную грыжу. Пропустил практически целый сезон, но все же сумел восстановиться и продолжить карьеру.

– Судьи, как и любые другие спортсмены, частенько находятся в разъездах, причем по всем уголкам Беларуси. Как это влияет на семейную жизнь?

– Женился я совсем недавно, 7 декабря. Супругу зовут Мария, она работает врачом скорой медицинской помощи. Как влияет... Любой матч выматывает не только физически, но и эмоционально. Я ценю Марию за то, что она олицетворяет собой надежный тыл и спокойствие в семье и прекрасно с этим справляется.

grodnonews.by

Прочитано 341 раз Печать