Ей от мамы досталось в наследство. Знакомимся с вышивальщицей Раисой Викторовной Гриз - Новости Волковыска и района, газета "Наш час"

Электронная подписка на газету Наш час

Суббота, 14 Мая 2022 12:26

Ей от мамы досталось в наследство. Знакомимся с вышивальщицей Раисой Викторовной Гриз

Автор

Историческая память — это возможность узнать больше о себе, о своих предках, о своем народе. Это шанс через прошлое повлиять на будущее, сделав его счастливым, светлым, чистым. Историческая память — это основа любого познания, это главный рычаг управления миром. Ибо коллективная амнезия ведет к деградации общества.

Фундаментом исторической памяти каждого народа являются народные традиции. На них опираются индивидуальные творцы, к ним апеллируют политики, они находят отклик в сознании каждого человека. Важным жанром народного творчества являются художественные ремесла. Занимаясь ими, человек может реализовать себя, украшая при этом свою жизнь, свой быт. Ярким примером служит вышивка — ремесло украшения ткани или других материалов с помощью иглы для наложения ниток или пряжи. Это один из самых известных и популярных видов прикладного искусства.

Рукоделие всегда являлось любимым занятием славянских женщин. Богатые и бедные, девушки и старушки издавна шили, ткали, вязали, вышивали и т.д. Хотя, если смотреть правде в глаза, преобладающее большинство белорусок прошлые века занималось этими чисто женскими ремеслами не столько для души, сколько для обеспечения домочадцев одеждой, для обустройства дома, для красоты и уюта.

Моя сегодняшняя героиня — вышивальщица Раиса Викторовна Гриз. Ее мама, Нина Степановна Гончаревич, была, как говорят, на все руки мастерицей — она не только шила, вязала, пряла, ткала, вышивала, но даже чувяки из войлока умела делать. До сих пор колодки, по которым обувь изготавливалась, лежат на чердаке старого дома:

— Жили мы в деревне, папа умер молодым, оставив маму и нас, шестерых детей — пять девчонок и одного мальчишку. Мне в то время было десять лет. У нас было большое приусадебное хозяйство, мы обрабатывали много земли. С детства помню тяжелую работу от зари до зари. И маму, которая после трудного дня склонялась над пяльцами. Она вышивала полотенца, наволочки, скатерти, рубахи, подпростынники… Вышивала гладью.

_DSC0005

Рассказывала детям, что ее мама научила, а ту в свою очередь — бабушка. В те былые времена считалось, что каждая уважающая себя девушка должна уметь вышивать. А потому давали матери дочерям небольшие лоскуты ткани, на которых те обучались мастерству — сначала узор рисовали, цветок, например. Потом его нитками по краю обшивали, а после на середину клали гладь. Получалось почти у всех сразу. Вероятно, у наших мам-бабушек-прабабушек с материнскими генами передавались мастерство и сноровка.

Вышивкой Нина Степановна занималась всю свою жизнь. Даже после инсульта она смогла разработать пальцы так, чтобы наслаждаться любимым занятием.

_DSC0011

Вышивать она научила всех своих дочерей. И ткать «дываны» научила, и вязать. И самое важное качество для женщин в наследство дочерям передала — умение создать уют и красоту вокруг себя. Раиса Викторовна показывает сохранившиеся у нее немногие мамины работы. Вышивка на белом полотне плотная, яркая, симметричная. Цветы почти как живые.

Раиса Викторовна и сама вышивает подобную красоту, но не гладью, а крестиком. Правда, продолжительное время она вышиванием не занималась, потому что образ жизни изменился, а вместе с ним привычки, ценности, взгляды. Жилье «на этажах», мода, в которую слабо вписывались расписные рушники, не способствовала желанию рукодельничать. Да и времени не хватало. Хотя часто хотелось, как тогда, при маме, склониться над пяльцами…

_DSC0018

Вернуться к вышиванию заставила болезнь. Будучи совсем молодой женщиной, Раиса Викторовна перенесла первую операцию на позвоночнике. Говорит, трудоголизм грыжами отразился. Пока шел период восстановления после операции, рукоделие стало для Раисы не только увлечением, но и своего рода терапией. Помнит, как, лежа в больнице, вышивала одну из первых своих картин — яркого павлина невиданной красоты:

— Говорит мне однажды соседка по палате, девушка по фамилии Морозова из Минска, мол, продайте мне эту красоту. А в то время я вышила только павлинью голову и перешла к хвосту. Говорю, что не успею до выписки. А она настаивает, говорит, это ее птица счастья, так ей подсказывает сердце. Договорились, что отправлю почтой. Минчанка оставила адрес. Я ей выслала вышитое полотно. А она мне потом деньги прислала. Это первый доход, который мне принесло хобби. Я позже для себя тоже вышила павлина, правда, в другом цвете.

Мастерица вышивает разные по объему полотна. И тематика разная. Сегодня их у нее больше ста двадцати. Есть полотна, которые за день-второй создавались, а есть и такие, на которые месяцы уходили. Зависит не только от размера, но и от настроения вышивальщицы, от ее удовлетворения тем, какой получается задумка. Люди, пейзажи, животные, цветы, жанровые сценки… В квартире на ул. Советской, в которой теперь живет дочь Гризов Мария Савич, раньше все стены были завешаны вышитыми картинами. Гости, когда входили, ахали от восторга. Сейчас Раиса с мужем купили домик в деревне, уже почти обустроили новое свое жилище, но развесить картины пока руки не дошли. Наша мастерица уже знает примерно, где какие картины будут находиться. Конечно, многие так и останутся храниться на чердаке, потому что места не хватает, чтобы выставить все на обозрение.

_DSC0023

Раиса Викторовна вспоминает своих учениц, которых достаточно много. Например, Ольга Шарейко, с которой одно время вместе работали. Талант оказался у девушки недюжинный, ее вышивками можно было часами любоваться. Или молодая врач из областной больницы: ее фамилия стерлась из памяти, а вышитые ею картины до сих пор стоят перед глазами, удивляя полетом фантазии и буйством красок. Талант вышивания присущ и дочери мастерицы, Маше. Мама считает, что при желании ее девочка может создать картину редкой красоты.

К слову, работы самой Раисы Викторовны были не раз замечены и отмечены на тематических выставках. Должное внимание было уделено ее творчеству и на фестивале «Славянский базар» в Витебске. В последнее время вышивальщица увлекается так называемым «бискорню» — это вышитое крестиком или расшитое бисером объемное изделие из двух квадратов канвы, повернутых относительно друг друга на 90 градусов и прошитых по краю и в центре. Шесть таких изделий, созданных ею для благотворительной ярмарки религиозного общества «Каритас», были раскуплены буквально за полчаса.

_DSC0052

Раиса Викторовна может, конечно, продавать свои работы. Возможно, после выхода на пенсию она задумается над этим вопросом. Хотя в принципе «игра не стоит свеч». Себестоимость вышитой картины высока, а цену ей знают немногие.

— Часто дарю людям свои работы, тем, кто в состоянии оценить. Заметила, сейчас в обществе снова начали осознавать, какую красоту можно создать своими руками с помощью того или иного старинного ремесла. И это радует. Я уверена, что сохранить лучшее, что досталось нам от родителей, и передать это своим детям — обязанность каждого. Потому что это, по большому счету, красота, которой можно гордиться. Вышивка, например, способна украсить и жилище, и одежду. Тем более что это искусство, которое не стоит на месте, а развивается. Представьте, как во что-то старинное, взятое от прабабушки, внесет свой современный творческий подход ее правнучка — и получится истинный шедевр. Благодаря которому Беларусь прославится на весь мир, — рассуждает рукодельница.

И то правда. Ничто истинно великое и значимое не создается на пустом месте.

Прочитано 928 раз Печать