Анна Ходкевич, верстальщик Волковысской типографии: «Моя молодость, моя жизнь, мое счастье…»

Автор
Для истории восемьдесят лет — мало, для человека — много. Восемь десятилетий — завидная судьба для газеты. Каждый ее номер — это знакомые и незнакомые фамилии, лица, будни тружеников, судьбы людей. Юбилей «Нашего часа» — это праздник коллектива газеты, ее читателей и, конечно, тех, кто оставил в жизни «районки» добрый след. «Бойцы невидимого фронта» — так, пожалуй, можно назвать работников типографии, чей труд остается «за кадром».

Своими воспоминаниями о работе в полиграфии поделилась Анна Адольфовна ХОДКЕВИЧ, моя мама, в прошлом верстальщик Волковысской типографии. Это она сказала о том периоде: моя молодость, моя жизнь, мое счастье...

В трудовой книжке Анны Адольфовны всего несколько записей. И все они связаны с работой в типографии.

— В 1958 году после окончания средней школы, уговорив подругу пойти вместе (чтобы не было так страшно одной), я была принята на работу в качестве ученицы-наборщицы Островецкой районной типографии, где постигала «азы» наборного дела. Через год мне присвоили профессию наборщика 5 разряда.

В те далекие времена (а прошло совсем немного времени, как закончилась война) все выполнялось вручную. Теперь сложно представить, каково было наборщикам! Ведь при верстке каждого номера нам приходилось поставить друг к дружке около 60 тысяч маленьких буковок.. Вот так начинался мой трудовой путь в газете...

В 1976 году моя мама Анна Адольфовна переехала жить в Волковыск, куда на новое место работы — на должность редактора «Знамени Октября» — перевели ее мужа, а моего отца Ярослава Михайловича. Уже через месяц она стала работать верстальщиком в Волковысской типографии. Такая специальность называется метранпаж (от французского — «верстающий в страницы»). Этот специалист «собирал» страницы вручную из отдельных металлических букв, пробельных элементов и металлических пластин с иллюстрациями, которые потом отпечатывались на бумаге.

В обязанности верстальщика входила верстка страниц. Верстальщик приводил строки текста, изготовленные наборщиком, в полосы будущей газеты, компоновал их с иллюстрациями. Именно от работы верстальщика зависел окончательный вид издания и его внешняя привлекательность для читателей.

— Газета «Знамя Октября» печаталась в Волковысской типографии, — продолжила свой рассказ Анна Адольфовна. — Было два линотипа. Это строкоотливные машины для набора текста. Когда набран материал в газету, делается макет, и по макету идет верстка каждой полосы. Заголовки статей набирались вручную разными шрифтами. Каждая полоса состояла из большого количества металлических строк и заголовков и весила 16 килограммов.

Весь этот процесс очень трудоемкий. Когда газетная полоса готова, нужно было сделать оттиск, т. е. отпечаток текста на бумаге при помощи типографской краски с печатной формы под давлением тяжелого металлического барабана. Только из-за одной ошибки в строке эту строку приходилось перебирать полностью. Правку делали при помощи шила. Им нужно было подцепить и вытащить отлитые строки, линейки, буквы. Когда первая правка была сделана, дежурный и корректор проводили вторую читку. А мы, соответственно, опять исправляли. И только третью правку отдавали на подпись редактору.

Когда газета была подписана к печати, к работе приступали печатники. Они заключали полосы в печатную машину и печатали газету по две полосы в два захода. Газета тогда выпускалась 4-х полосным объемом.

Приходилось работать и в праздничные дни — мы ждали срочных сообщений БелТА. Так что 1 Мая и 7 ноября все шли на демонстрацию, а газетчики оставались на рабочем месте. Случалось, что печатники и до утра работали.

Шло время, менялась технология. Газету стали печатать в Гродненской типографии. Надо было сделать оттиск на бумаге, затем перевести на специальную пленку при помощи типографской сажи. Все оттиски мы отправляли в Гродно.

Я слушала рассказ, и невольно подумалось: тяжело было, ведь приходилось работать физически, причем с тяжелыми металлами, вредным для здоровья свинцом, не считаться с личным временем. Сама не понаслышке знаю об этом. Я была ребенком, когда мама работала в Островецкой типографии, и она часто брала меня с собой на работу. Хорошо помню печатный цех, где хранилась газетная бумага в огромных рулонах. На специальных машинах механическими ножами ее резали до нужного формата. Под грохот печатных станков, вдыхая запах типографской краски, я спала на стопках теплой разрезанной газетной бумаги.

Листая старый фотоальбом, с заметной грустью и дрожью в голосе, Анна Адольфовна с благодарностью вспоминает своих коллег. Некоторых, к сожалению, уже нет с нами.

В 1995 году я ушла на заслуженный отдых. Газету, сменившую название на «Наш час», по-прежнему люблю. Но уже не как профессионал — как подписчик. Набранную и сверстанную по-современному, я все равно оцениваю ее с полиграфической точки зрения. И тогда обязательно вспоминаю холодные металлические буквы, которые я складывала в газетные заголовки, и бесконечный рабочий день, заканчивающийся только тогда, когда газета уходила в печать. Но это была моя молодость, моя жизнь, мое счастье

Алла ХОДКЕВИЧредактор технический 1-й категории.