Акт исторической справедливости. 17 сентября 1939 года Красная Армия вступила на территорию Западной Белоруссии - Новости Волковыска и района, газета "Наш час"

Электронная подписка на газету Наш час

Суббота, 17 Сентября 2022 19:20

Акт исторической справедливости. 17 сентября 1939 года Красная Армия вступила на территорию Западной Белоруссии

Автор

На тот момент Польша, обладавшая этими землями с начала 1920-х годов, уже фактически перестала существовать как государство, а ее высшее политическое и военное руководство уже вечером того же 17 сентября и в ночь на 18-е перешло границу с Румынией, где и было интернировано.

Для белорусского народа эти события значили чрезвычайно много — произошло воссоединение восточных и западных земель и присоединение Западной Белоруссии к СССР, оформленное в ноябре 1939-го. И в наши дни те изменения границ в общем и целом сохраняют значение — претерпев некоторую корректировку после Второй мировой войны, принадлежность западнобелорусских территорий Рес­публике Беларусь неоспорима в международно-правовом плане. Стоит отметить, что западнобелорусские земли занимали чуть больше четверти всей территории межвоенной Польши, или 98 815 кв. км. Неудивительно поэтому, что сегодняшняя Польша так ностальгирует по тем временам, до сих пытаясь предъявлять некие не существующие в реальности права на белорусскую территорию.

По мнению белорусских историков, сентябрь 1939-го был не только стечением гео­политических обстоятельств, его приближали, как могли, варшавские власти. В книге отмечается, что официальная статистика грубо занижала численность белорусов. Польская перепись 30 сентября 1921 года обнаружила лишь 1 млн 35 тыс. белорусов, а белорусский исследователь Р. Паустынский еще в 1920-е годы по материалам той же переписи обнаружил 2 млн 372 тыс., то есть более чем вдвое больше. А ведь вплоть до 1 июля 1924 года на родину возвратилось еще около полумиллиона беженцев, покинувших родные белорусские края во время Первой мировой войны.

Польские власти применяли в отношении белорусов жесткое национально-правовое давление, противоречившее и дополнительному протоколу к подписанному Варшавой Версальскому договору, и мартовской конституции Польши 1921 года, и Рижскому договору с большевиками, по которому, собственно, Западная Беларусь и вошла в состав II Речи Посполитой. Но и этого оказалось мало — в сентябре 1934-го Варшава устами министра иностранных дел полковника Юзефа Бека отказалась от данных ранее гарантий о защите прав национальных меньшинств.

Белорусские историки справедливо отмечают, что проводился целенаправленный курс на полонизацию белорусского населения, но и на это у варшавских властей денег было в обрез: не хватало и собственно польских школ. К сентябрю 1939-го 129,8 тысячи детей школьного возраста, по преимуществу из белорусских деревень, вообще оставались без школьного обучения. И если в 1924 году еще работали 37 белорусских школ и 4 гимназии с ограниченными правами, то в 1938/1939 учебном году в Польше вообще не осталось ни одной белорусской школы! Мощным было и давление в области религии: уже к 1924 году половина западнобелорусских православных храмов была превращена в костелы.

В таких условиях белорусам оставалось защищать себя самим — отсюда и реальная популярность в крестьянской среде у созданной 30 октября 1923 года нелегальной Компартии Западной Беларуси и ее союзницы — появившейся в июне 1925-го и запрещенной властями в марте 1927 года Белорусской рабоче-крестьянской громады. Польские власти сурово преследовали непокорных политиков: против них в межвоенные годы шестью окружными судами было проведено 456 коллективных политических процессов с 2 562 обвиняемыми, 80% которых приговорили к лишению свободы, а 22% — на тюремный срок свыше 5 лет.

Неудивительно, что своими такие власти белорусские крестьяне признавать не торопились: но, «как показали события сентября 1939 года, большинство населения Западной Беларуси не отождествляло себя с Польским государством и его правящим режимом». И когда 17 сентября 1939 года границу перешли 200 802 советских солдата и офицера, то же самое большинство западных белорусов «воспринимало тогдашние события как акт исторической справедливости, встречало Красную Армию как освободительницу от национального гнета, цветами и хлебом-солью».

А уже 2 ноября 1939-го по-белорусски заговорили прямо в Кремле, когда на Пятой сессии Верховного Совета СССР проходила церемония присоединения Западной Беларуси к СССР. Советская Беларусь отныне получала 100 тыс. кв. км с населением 4,7 млн человек с подавляющим преобладанием белорусского населения. Население БССР отныне составляло 10,3 млн человек, но дело не только в том, что белорусов стало десять миллионов, новая власть быстро реагировала на жгучие проблемы — так, число школ в Западной Беларуси всего за год к 1 сентября 1940-го увеличилось по сравнению с польскими временами с 4 670 до 5 959.

«Воссоединение Западной Беларуси с БССР предотвратило угрозу полонизации и ассимиляции белорусов. Этот акт исторической справедливости завершил процесс территориальной и этнографической консолидации белорусской нации — необходимого прочного фундамента белорусской государственности. Навсегда останется фактом то, что Беларусь впервые за всю историю стала территориально целостным государством».

(По материалам книги «История белорусской государственности». 3-4 т. Институт истории НАН Беларуси, 2019 г., Минск)

Прочитано 308 раз Печать