Воскресенье, 01 Ноября 2020 16:25

«ND Панда»: Вдохновлялись Леонтьевым, перепевали «Ramones», выступали на разогреве «N.R.M.»

«Энди Панда» — еще один пример того, что играть неплохие песни можно где угодно, а вот за известностью надо перемещаться поближе к столицам.

Эти музыканты из небольшого города Волковыска Гродненской области играют интересные и обладающие даже некоторым коммерческим потенциалом песни, но какому представителю медиа-империй придет в голову тащиться в этакую провинцию? Я не говорю, что такое положение вещей плохо, но оно лишает нас, слушателей, определенного «куска жизни», если использовать слова Гребенщикова. Поэтому уважение — первое чувство к ребятам, собравшим некоторое количество денег и записавшим на них мини-альбом («Были гады осторожны», — Прим. авт.). Пусть даже денег хватило только на четыре песни»...

Это отрывок из рецензии, опубликованной на сайте «Наш НеФормат» в 2004 году. О волковысской группе автор в целом отзывался хорошо и за сингл выставил оценку четыре с минусом, что для начинающих музыкантов можно считать должной похвалой их творчества. В 2006 году группа выпустила первый полноценный альбом «Какие наши годы…», ставший в итоге последним в музыкальной биографии коллектива.

Вот что об этом релизе писала «Музыкальная газета»: «Чтобы играть классный панк-рок, вовсе не обязательно занимать ортодоксально-юношескую позицию, раздавая направо и налево пенделя разлагающемуся обществу. Можно обозначить свое социо-лицо, играя панк со смыслом и умно. «ND Панда» — группа, которую слушателю обязательно надо взять «на карандаш» и не упускать из виду. Качает и раскачивает, подбрасывает и слэмит, и при этом — вслушиваешься в текст, в котором есть, что услышать. И играют ребята достойно. Молодцы!»

Что ж, давайте поближе познакомился с ребятами, которые в волковысской рокнрольной истории навсегда остались вечно молодой поп-панковской группой с необычным названием «ND Панда» и главным своим хитом про жизнь автостоперов, «гастролирующих» от Берлина до Парижа. Выдерживая стилистику поп-рок-панка, группа то погружалась в лирику с долей ностальгии о прошлом («8 бит»), то выдавала 25-секундный треш («Апельсин»), то перепевала легендарных американских панков «Ramones» («Она с радугой на ты»). В общем, ребята куражились в творческом плане по полной. И у них это хорошо получалось. Посоветуем вам послушать в Интернете все песни «ND Панды», дабы сложить свое впечатление об этой интересной группе.

Мы решили вспомнить музыкальные дела 15-летней давности, поговорив с Андреем Пивоваровым, бывшим басистом «Панды». Удалось нам это сделать далеко не с первого раза. По тем или иным причинам интервью откладывалось, но в итоге наша настойчивость была вознаграждена. И вот что Андрей рассказал:

Андрей Пивоваров крайний справа


— Идея создания группы возникла спонтанно, прямо на одной из перемен в СШ № 7, где мы учились. В состав вошли ребята, которые хотели и умели играть на музыкальных инструментах. Это наш фронтмен и лидер вокала Володя Веселик, барабанщик Антон Пивоваров, гитаристы Дима Галась, Женя Потоцкий, Игорь Поликша, ну и я. Состав с момента создания коллектива часто менялся, но основа (вокалист Володя Веселик, гитарист Дима Галась и басист Андрей Пивоваров) всегда оставалась неизменной. В процессе творческих поисков, кто-то уходил, кто приходил. Когда записывали альбомы, к работе присоединялся еще ряд музыкантов.

— Ваш стиль, как его только ни называли в Интернете, да и вы сами его определяли от панка до металкора. Лично вы, Андрей, в интервью «Музыкальной газете» сказали, что играете «просто эмо». Все-таки, какой музыкальный стиль был у «ND Панды»?

— Мы верили, что играем бард-панк. Хотя наше творчество можно отнести к разным жанрам, и в этом нет ничего удивительного. Каждый из нас любил свою музыку и старался ее в той или иной интерпретации «запулить» в «ND Панду».

— И какая музыка нравится лично вам?

— Я вот, допустим, люблю белорусский фольклор. Это душа белорусского искусства, белорусской музыки. Произведения народного фольклора бесценны, потому что в них сама жизнь. Но группа развивалась в другом направлении и фольклорных «замашек» у нас не было.

— Правда, что в начале своего пути вашим ориентиром был Валерий Леонтьев? Как-то это не увязывается с музыкальной идеей группы.

— А я не вижу в этом ничего необычного. Всех нас действительно вдохновлял певец, композитор и актер Валерий Яковлевич Леонтьев. Настоящий артист, глыба, мегазвезда и легенда российской эстрады. Но обо всем этом я говорю в прошедшем времени, и сейчас слово артист мне даже не хочется употреблять.

— А кто вам писал тексты и музыку?

— Этим занимались в основном Веселик, Потоцкий и Галась. Все делалось своими силами и в этом, я считаю, был наш жирный плюс, как самостоятельной творческой единицы.

— Вы выпустили один ­сингл и один полноформатный альбом. Кто помогал в создании этих музыкальных релизов? И где вы брали деньги на запись?

— Записывались в Минске порядка четырех дней. Все карманные деньги и деньги, которые родители давали на молоко, уходили на запись альбома. Да, финансово было тяжело, но нам помогали все, кому не лень. И так общими силами сделали классный альбом.

— В альбоме «Какие наши годы…», на наш взгляд, две самые запоминающиеся композиции, это «8 бит» и «Она с радугой на ты». Но при этом визитной карточкой группы стала песня «Автостопом». Почему так произошло? Ожидали, что именно она «выстрелит»?

— Да «8 бит» и «Она с радугой на ты» — крутые треки. «Восьмибитку» написал Дима Галась, когда сломал игровую приставку Жени Потоцкого. Получилась лирическая композиция с ностальгическим уклоном. «Автостопом» написала для нас моя одноклассница Анна Моржало. И это была одна из первых песен, мелодичная и добрая, наверное, поэтому запомнилась людям.

— Песня «Апельсин», которая длится 18 секунд, совершенно выбивается из контекста альбома или в ней заложен какой-то смысл?

— Она появилась, когда мы заметили, что Антон Пивоваров и Женя Потоцкий начали лысеть после 8 класса. В общем-то, песня о них.

— Почти все ваши песни на русском языке, кроме двух: это «Ветер» на французском и «Горад» на белорусском.

— Песню «Ветер» предложил записать Володя Веселик, так как был поклонником творчества Джо Дассена. А композиция «Горад» посвящена г.п. Зельва, где гитарист Дмитрий Галась проводил все свое свободное время.

— Вы панковский коллектив и в принципе, могли особо не заморачиваться над текстами. В подобной музыке главное ведь, чтобы, как говорится, «вставляло» и «колбасило». Тем не менее, отдадим должное, в некоторых ваших песнях есть до глубины души проникновенные, вдумчивые строки. Например, в песне «Амстердам»: «Проблемы затянут узел потуже, пока ты хлопочешь о завтрашнем дне, мечты твои тонут в ноябрьской луже...»

— Для любого исполнителя важны, как музыкальная подача, так и текстовое оформление песни. Мы старались работать равнозначно и над первым, и над вторым. Конкретно по этой песне скажу, что пускай она короткая и текста в ней мало, но общий посыл, думаю, все уловили — однообразная жизнь приводит к разрушению наших мечтаний. Надо жить в кайф здесь и сейчас.

— А кто изображен на обложке альбома «Какие наши годы…»?

— Там фотографии участников группы и их родственников. Получилась душевная, милая обложка.

— Пробовали ли вы снимать клипы на свои композиции?

— Антон Пивоваров как-то сделал клип на песню «Ветер», но удалил его, не показав в итоге никому.

— В 2006 году вы выступали на разогреве у легенд белорусского рока группы «N.R.M.» в волковысском диско-клубе «Ритм». Наверняка это один из самых ярких эпизодов вашей творческой карьеры?

— Ну да, было дело. На концерт приехали люди из разных городов Беларуси и нас, кстати, принимали очень хорошо. Получили удовольствие и от своего выступления и выступления «генералаў айчыннага року». Но я бы все-таки не стал называть это событие самым ярким в нашей музыкальной биографии. Было и покруче.

— Например…

— До сих пор самым ярким воспоминанием остается концерт в Риге на фестивале «Зеленый бал», который длился 4 дня.

— У вас были неплохие песни с точки зрения коммерческого потенциала. Начало и середина 2000-х — время, когда стиль панк-рок был весьма популярен. Что вам помешало попасть в шоу-бизнес и раскрутиться там?

— Если честно, мы туда и не стремились. В Беларуси ­шоубиз на уровне ГДКовской самодеятельности. У нас были свои поклонники, нам были рады в различных клубах. Мы не телевизионная и даже не радийная группа. Наше направление — андеграунд, т.е., музыка меньшинства. Те, кто нам симпатизировал, тот и ходил на наши концерты.

— Раньше в Волковыске в горпарке проводился рок-фестиваль. Насколько реально в нынешнее время возродить эту идею?

— Давно это было. Мы тогда только начинали играть, но нас организаторы уже отмечали призами за лучшие тексты песен. Много хороших коллективов было на волковысской рок-сцене, а сейчас не думаю, что найдется хотя бы несколько для проведения рок-фестиваля.

— То, что вы были группой из маленького провинциального городка, как-то меняло к вам отношение? Может, усложняло вашу концертную деятельность или наоборот подогревало интерес?

— Почти все мы из семей «зажиточных крестьян», поэтому то, что мы из маленького города, никак не отражалось на отношении к нам.

— В интервью «Музыкальной газете» в 2007 году вы рассказывали про свои творческие планы, что собираетесь покорить парочку европейских фестивалей. В итоге, получилось или нет?

— Да, побывали на вышеупомянутом фестивале в Риге. Для нас это была возможность показать свои возможности перед большой публикой.

— Сколько лет просуществовала группа и почему она распалась?

— Лет 5 мы продержались на плаву. Распались, потому что Дмитрий хотел играть «эмо», Женя — «хардкор», Володя видел будущее в стиле «рэйв», Антон настаивал на «лав-метал», и никто не хотел играть белорусский фольклор.

— Как сложилась жизнь бывших участников коллектива?

— Володя Веселик живет в Москве и работает диджеем на радио, Дима Галась живет в Гродно и работает в своем веган-баре «Нестерка», Антон Пивоваров обосновался в Гданьске и работает в IT-компании, Женя Потоцкий живет в Белостоке и связан со сферой недвижимости, а я мебельных дел мастер, живу в Волковыске.

— Пофантазируем. Если бы «ND Панда» существовала по сей день…

— Думаю, все мы жили бы в Волковыске и работали в ГДК массовиками-затейниками, иногда выезжая в Зельву на концерты.

И в завершение интервью устроим небольшой блиц.

— Премия «Грэмми» или титул победителя «Рок-коронации»?

— «Грэмми».

— Какую одну собственную композицию вы любите больше всего?

— «Отец».

— «Король и Шут» или «Ramones»?

— Ни те, ни другие. Мой выбор «Rancid»

— «Ляпис» или «Brutto»?

— Просто Михалок.

— Волковыск, Гродно или Минск?

— Волковыск.

— На разогреве какого коллектива хотели бы выступить и кого бы пожелали увидеть в качестве разогрева на своем концерте?

— С удовольствием сыграли бы на разогреве волковысских легенд рок-музыки «Sаn uzel», а нас чтобы разогревали легенды белорусского фолк-рока «Песняры».

— Карьера музыканта или мебельный бизнес?

— Мебель.

— Гоголь или Пушкин?

— Ремарк.

— Пого, твист или рок-н-ролл?

— Рок-н-ролл.

— Опишите себя в трех словах?

— Можно в двух? Вольный каменщик.

— Если бы вы могли владеть одной вещью, которой сейчас у вас нет, что бы это было?

— Солнцезащитные очки, стреляющие лазером.

— Для вас рок – это …?

— Камень (слово rock с английского переводится, как камень, — Прим. авт.).


Советуем почитать: 

Иван Моржало: «Для меня рок, как и 20 с лишним лет назад, это состояние души»

«Волковысский рок: музыка, проверенная временем»

 

Вадим МАРЧИК

Прочитано 328 раз Печать