Четверг, 21 Марта 2019 16:07

Воспитывать жизнью

Автор
За долгие годы моей журналистской практики в памяти осталось немало встреч с людьми, ставшими героями газетных публикаций. Приемные родители среди них — в особом списке.

Их жизнь для меня — сродни подвигу, совершить который дано далеко не каждому. Когда заведующая социальным приютом Алла Кашкевич предложила мне встретиться с семьей Ярмошевичей, перед глазами сразу возникли кадры, сделанные на районном конкурсе приемных семей. Тогда пройти мимо них я просто не могла: маленький мальчик у папы на руках, доверчиво обнимающий его за шею, вызывал не просто умиление и восхищение. Невозможно было отвести взгляд — настолько родными были они. С того дня прошло пять лет, почти восемь — со времени самой первой нашей встречи. В моих глазах Анна и Сергей ни капельки не изменились, разве что седина появилась в папиных волосах. А вот детей, кроме Юры, который по-прежнему обожает обниматься, не узнать, а самое главное — их стало больше.

 

Начало большой семьи

Сергей сам из многодетной семьи — младший после брата и двух сестер. Поэтому и с Анной тоже мечтали о большой семье. 3 февраля исполнилось 18 лет, как они вместе, хотя, уточняет Сергей, одним целым начали становиться намного раньше — со студенческого общежития Гродненского сельскохозяйственного института, куда оба поступили сразу на третий курс, закончив с красными дипломами сельхозтехникумы: она — Волковысский, он — Ляховичский. Распределили Аню в родной техникум — преподавателем, через год в наш район по распределению приехал и Сергей. Профессиональный опыт молодой специалист приобретал на временных должностях, постоянное место получил в «Неверовичах», а в 2003 году молодой семье дали трехкомнатную квартиру в двухквартирном доме в поселке Юбилейный. Со съемного жилья Ярмошевичи переезжали сюда уже втроем. У Анны, не блещущей здоровьем, слабеньким родился и сын, так что до пяти лет она сидела с ним дома. А потом вышла на работу: лаборантом по качеству молока к мужу на ферму, чуть позже стала его помощником. Начальству спокойней, а им самим — напряг, ведь времени для семьи и дома оставалось немного. И даже, несмотря на это, в просторной квартире всем не хватало детского смеха. Врачи запретили Анне даже думать о втором ребенке, а семья мечтала о нем. Братика или сестричку, как у всех, просил для себя Вадим, а муж даже стыдился признаться, что сын у них один.

Информацию о том, что ребенка можно получить «готового», устроившись при этом на работу его мамой, жене принес Сергей. В отделе опеки ее подтвердили, сразу же предложив совсем маленького мальчика из детского отделения больницы, которого из-за отсутствия свободных мест в доме малютки не знали, куда определить. Главной приметой малыша были его замечательно голубые, а иногда по-настоящему васильковые глаза. А когда им того же Юрочку «с удивительным цветом глаз» посоветовали взять в социально-педагогическом центре, где будущие приемные родители проходили учебу, оба уже не сомневались: это их ребенок.

И Анна без всяких сомнений выбрала для себя очень необычную работу — приемной мамы. Мальчонке был год и два месяца, когда у него появились, пусть и не родные, но мама с папой и старший брат. Вадим от Юры не отходил, с удовольствием и памперсы менял, и кормил, и оставался с ним, отпуская маму в магазин — быть братом оказалось очень приятно. А малыш, отвечая на заботу и внимание «в кубе», быстро наверстывал упущенное: и улыбаться начал, и щебетать, и жевать научился. Пока осваивали все эти «мелочи», пришло неприятное известие: мальчика хотят усыновить (дети, переданные на воспитание в приемные семьи, продолжают оставаться в базе данных на усыновление). Расстаться с маленьким было сродни предательству, поэтому Ярмошевичи предпочли сами усыновить его, так что Юрочка уже восемь лет — самый что ни на есть их родной сыночек. Обратила внимание, что он — просто родительская копия, правда, глаза так и остались васильково-голубыми, в отличие от карих мамы-папиных.

 

Мама — профессия непростая

Усыновление автоматически лишало Анну работы. Отдавать младшего в ясли (с Вадимом-то до пяти лет дома была!) было боязно, да и найти новую работу с двумя детьми — дело всегда нелегкое. А в СПЦ ей, как бы между прочим, предложили: «Вячеславовна, у вас еще медицинская справка действительна, берите следующего!». Обсудили этот вариант с мужем — и согласились. Попросила лишь подобрать такого, чтобы дом не спалил. О том, что это будет именно мальчик, можно было не уточнять — с ними уже привычней, а на девочек пришлось бы дольше и основательней перестраиваться. Ко второму дню рождения Юры подоспел «подарок» — 22 ноября в семью пришел Андрей. Было ему пять с половиной лет. Сегодня Анна признается, что с ним было сложнее всего, наверное, потому, считает, что сама психологически не была готова к таким трудностям. Мальчик всего боялся, был страшно «зажат», имевшиеся умения и навыки — года на два, даже разговаривать не умел. Болел часто и долго — в реабилитационном центре по два месяца дважды в год «прописывался». Сейчас от того Андрея ничего не осталось — он, пожалуй, самый выносливый из всех сыновей и самый исполнительный. «В баню пойдем, так он в парилке на верхней полке дольше всех продержится. Мужик!» — с гордостью уточняет отец. И в школе в своем шестом классе он в числе лучших: «Пионер года», первый — среди чтецов, в дневнике — «восьмерки» и «девятки». Нынче на Президентскую елку школа его отправляла. Педагоги с восхищением признают: Андрей «начальный» и нынешний — абсолютно разные люди.

Юра, как будто ревнуя к успехам брата, тут же сообщает мне, что папа научил его делать подъем с переворотом на турнике, и занимается он на этом спортивном снаряде каждый день. А еще он обожает помогать папе и маме: одинаково нравится ему и воду живности подносить и пельмени лепить.

С младшим Андреем, которого семья взяла в сентябре прошлого года, Анна уже была психологически настроена на самые трудные трудности. До сих пор они их ждут, не веря, что все так гладко и закончится. На первой встрече в приюте он сидел, тесно прижавшись к психологу и, казалось, никуда отрываться от него не желал. А потом вдруг спросил: «Можно я вас буду называть мамой и папой?». Вопрос прозвучал так, что отрезал все возможные пути к отступлению. А в тот день, когда Ярмошевичи приехали за пополнением, он с утра сидел у окна в ожидании и страхе «А вдруг что-то изменилось?». И только завидев их, бросился навстречу, обнял: «Я так рад, что вы пришли, что вы меня забираете!». В тот день мальчишка, у которого далеко до новогоднего времени чудес исполнилось самое заветное желание, раз 50 назвал Сергея папой. В январе Андрею-младшему исполнилось 10 лет, но главный свой подарок он получил раньше. Таким же ласковым и предупредительным Андрюшка остается и сегодня, как будто боясь неосторожным словом или необдуманным поступком разрушить свою исполнившуюся мечту.

Вадим в этом году получит аттестат зрелости. С первого класса он учится в гимназии № 1. Успехи у парня тоже есть, правда свои дальнейшие планы старший не раскрывает. Мама смеется: «Счастье любит тишину! Зачем впустую говорить? Получится, тогда и узнаем». До 8 класса папа каждый день возил сына в город. Потом, когда Вадим стал заниматься еще и у репетиторов, он переехал к бабушке. Дома теперь бывает только на выходных. Больше всех скучает по старшему брату Юра. Но все современные средства связи в распоряжении мальчишек имеются, так что и слышат, и видят друг друга, по большому счету, каждый день. В отсутствие Вадима рассчитывать папе с мамой приходится только на свою младшую троицу. Хозяйство по нынешним временам у них, можно сказать, внушительное: свинки, куры, гуси, утки плюс собака. Воду им поменять, зерна насыпать — забота мальчишек. К труду отец приучает сыновей сознательно. Без труда, как известно, не вынешь и рыбку из пруда — и это не только пословица, а настоящая народная мудрость. Тем более, что работают-то ребята не на дядю чужого — на себя, это их всех и кормит. А, кроме того, поработают хорошо — еще и на мороженое получат.

Времени у мальчишек, правда, не так и много, поскольку внеурочное время по полной отдается самым разным занятиям. Сейчас они — как губка, поэтому родители и решили напитать их полезным насколько это возможно.

— У нас в поселке достаточно хорошо развита культурная сфера, — объясняет мама. — Поэтому Юра осваивает домру, посещает вокальный, танцевальный, театральный кружки, вышивает и еще в спортзал вечером ходит. Андрей-старший четвертый год учится по классу баяна, он тоже театрал заядлый, а еще вышиванием и бисероплетением увлекается. Андрея-младшего сразу же, с сентября, определили по его желанию на танцы, в театр и на рукоделие. Толк от занятий есть: 7 марта третьеклассники, а Юра с Андреем-младшим учатся в одном классе, «отработали» три концерта подряд. А самое главное, считают родители, у мальчишек не остается времени на глупости.

 

Счастье легким не бывает

— Что же, на ваш взгляд, в воспитании детей самое главное? — интересуюсь у строгих родителей.

— Доверие, — не задумываясь, отвечает папа. — Наши знают твердо, что в любом случае лучше правда, чем ложь — ответственность тогда разная за поступки. А еще дети всегда — отражение своих родителей. Поэтому главное — воспитывать родительским примером, делами и поступками.

Сергея не интересовала и не особенно волнует «подноготная» сыновей.

— Они сейчас в моей семье, мы их воспитываем, значит, только мы с Аней несем за них ответственность. Я уверен: родители у ребенка должны быть одни. Станут совершеннолетними и самостоятельными, будут решать сами, нужны ли им связи с родителями биологическими. Сегодня мы их ориентируем на учебу и труд, внушаем, что без этого в жизни ничего не добиться — пока получается. Думаю, и завтрашний день у нас должен быть счастливым и удачным.

Правда, счастье, даже самое маленькое, легко никогда не дается. Анна признается, что и отчаяния хватало, и слез.

— Я вообще-то оптимист по жизни. Поплачу — не помогает, смеяться начинаю тогда. Как говорит моя мама, села в эту лодку — плыви! Вот и плывем, если не мы, то кто же? Тем себя и успокаиваем, хотя не всегда получается плыть по течению — наше общество все-таки еще не готово адекватно относиться к приемным семьям.

Эта грустная нотка всегда звучит в разговорах с ними. Многие вокруг, оказывается, убеждены, что детей берут исключительно из-за денег. Но при этом сами «зарабатывать» таким образом категорически не хотят. Ярмошевичам тоже не раз говорили это в глаза. Аня соглашалась: «Да, у меня очень хорошая работа. Вакансий много, поскольку деток таких хватает. Хотите скажу, куда идти и с чего начинать?». После таких предложений разговоры обычно прекращались. С другой стороны, и это как раз сильнее тревожит Сергея с женой, многие дети, родители которых были лишены прав на их воспитание, вырастают потребителями. Был у него на работе практикант. Парня вырастила бабушка. Подогреваемый жалостью женской половины коллектива, он искренне считал себя обездоленным, поэтому, дескать, все ему были должны, в том числе и государство. «У тебя голова на плечах, вроде, есть, руки-ноги на месте — чем же ты от всех нас отличаешься?» — возмущался бригадир. Вот поэтому своих мальчишек, за судьбу которых он с женой в ответе, и воспитывает в строгости, приучая к самостоятельности и ответственности за себя, внося и в ум, и в сердце: никто никому ничего не должен!

— Учитесь, мечтайте, делайте — выбор за вами! А мы, родители, всегда поможем, — с этим отцовским наставлением сыновья Сергея и Анны и шагают сегодня по жизни.

Уверена, все у них получится.

Прочитано 224 раз Печать