Слезы афганской войны. Воспоминания матери воина-интернационалиста Владимира Залевского

Автор
Что может быть страшнее, когда родителям приходится хоронить своих детей? Что может быть больнее, когда их отбирает война — бессмысленная и беспощадная? Она разрушает человеческие ценности, построенные на принципах любви и добра. Сеет хаос, боль, разлуку, горькие слезы и смерть. Те, кто прошел сквозь горнило вооруженного насилия, знают цену человеческой жизни и свято чтят память павших бойцов. Нам, поколению, не видевшему войны, трудно полностью осознать, каково это — убивать других, чтобы остаться живым самому.

Около 30 тысяч белорусов принимали участие в боевых действиях на территории Афганистана. Немало полегло их на той каменистой земле, многие вернулись домой инвалидами, израненные и покалеченные. То, что выпало на долю наших земляков в Афганистане, никогда не покинет их сердца, опаленные суровыми испытаниями. У афганской войны нет Дня победы. Есть только даты ввода и вывода войск. Сделало ли человечество правильные выводы из той кровопролитной военной кампании? Вопрос риторический.

Ежегодно 15 февраля в Беларуси вспоминают воинов-интернационалистов, отдают дань памяти тем, кто не вернулся домой. Живя сейчас уже в другой стране, мы верим, что та война будет последней, что гражданин с белорусским паспортом никогда больше не будет воевать. Но рубцы в памяти людей, выживших в войне, и родственников погибших солдат, останутся с ними до конца жизни.

На днях я встретился с матерью Владимира Залевского — воина-интернационалиста, которому было суждено пасть смертью храбрых за тысячи километров от белорусской земли. А ведь молодому человеку едва исполнилось 20 лет и до дембеля оставалось всего несколько недель. Родители ждали его домой, хотели обнять и поцеловать, сказать, как соскучились по нему. Но вместо теплых слов и радостных эмоций им пришлось пережить кошмар.

Май 1982 года. Город Чирчик, в/ч 64411-7.


Даже спустя 36 лет Нина Ивановна Залевская не может без слез вспоминать события тех далеких дней. Она дрожащими руками раскладывает на столе фотографии сына и его многочисленные письма из Афганистана.

— Писал Вова каждую неделю. Наверное, понимал, какую тревогу я испытывала, зная, что он попал на войну. Рассказывал о службе, всегда интересовался, как мы живем. Мечтал вернуться из армии и жить в Симферополе. Но судьба распорядилась иначе.

Семья Залевских из маленькой деревни Лошевичи Свислочского района. Здесь Вова делал свои первые осознанные шаги, познавал мир. Чуть позже получал знания в Вердомичской средней школе, по окончании которой решил поехать к бабушке в Симферополь. Родители его отговаривали, не хотели отпускать, хотя понимали, что сын уже вырос и волен самостоятельно выбирать, где и как ему строить жизнь. Там он окончил Симферопольское ГПТУ № 25 по специальности «каменщик-монтажник» и вскоре прислал письмо, что его призывают в армию. Парень он был крепкий, высокий, стройный, не курил и не пил. Отзывчивость и доброта — едва ли не самые заметные его качества, которые отмечали все — от родителей до сослуживцев. В общем, образец для подражания.

Июнь 1982 года. Город Чирчик, в/ч 64411-7.


 

Его первым местом службы стала 15-я отдельная бригада специального назначения в городе Чирчик Узбекской ССР, где его направили в воздушно-десантную разведывательную роту. Но уже спустя два месяца Владимира перевели на новое место службы.

— Июньское письмо 1982 года повергло меня в шок. Вова сообщил, что попал служить в город Меймене на севере Афганистана, недалеко от границы с Туркменистаном. Я села на пороге дома, поменялась в лице. Сердце, наверное, предчувствовало, что быть беде. Помню, что долго плакала и не могла прийти в себя. От нервного срыва даже попала в больницу. Каждый день ждала писем от сына, они были для меня словно эликсир надежды. Тешила себя мыслью, что все будет хорошо. Вова писал часто, на службу не жаловался. Хотя в душе понимала, насколько ему тяжело в чужом краю, где крайне небезопасно. А он у меня вырос парнем домашним, очень добрым, искренним, заботливым, работящим. Во всем помогал по дому, колодец своими руками выкопал. На детских фотографиях всегда был улыбчивый. Люди говорили, что он чем-то на Гагарина похож.

1983 год. Афганистан. Владимир Залевский второй справа.


Родители готовились к дембелю сына. Казалось, что самое страшное уже позади. В декабре 1983 года Вова на чужбине отпраздновал юбилей, потом прислал письмо (как оказалось, последнее) с новогодним поздравлением.

«С горячим солдатским приветом, ваш сын и брат, Вова. Письмо от вас получил уже давно, за него большое спасибо. Извините, что долго не писал. Были на операции (боевом задании. — Прим. авт.), а сейчас приехали назад, и сразу даю ответ. Погода у нас стоит холодная: то дождь, то снег, мороз градусов пять. Пишите свои новости. И главное, мама, как ваше здоровье? Я решил вступить в партию. Напишите ваше мнение об этом. Поздравляю вас с Новым годом. Желаю всего самого наилучшего. До свидания. Жду ответ».

Письма Владимира Залевского из Афганистана.


— Я пишу письмо ответное: «Дорогой сыночек, в партию не вступай, мы с папой беспартийные и тебе не советуем. Приезжай скорей домой». Муж ранним утром поехал на почту отправлять письмо. Там он встретил директора местного совхоза, который говорит: «Саша, нам надо к тебе домой». У моего мужа даже в мыслях ничего плохого не было. Директор указал на машину скорой помощи, где стоял цинковый гроб. Вот тогда Саша все понял.

Все, что было дальше, Нине Ивановне вспоминать очень тяжело. Она и сейчас плачет навзрыд, будто на машине времени отправляется в кровожадное прошлое, отобравшее у нее любимого сына. Спутанность сознания и невыносимая душевная боль сопровождали женщину в те горькие дни. Но некоторые детали ей хорошо врезались в память.

1983 год. Афганистан. Владимир Залевский второй справа.


— Скорая подъехала под дом ранним утром. Я успела накинуть только байковый халат. Потом потеряла сознание и упала. Все руки были в крови. Меня долго пытались привести в чувства. Говорили, что пульс почти полностью пропал. Потом одели в черное. Посадили возле гроба, на котором было написано, что он вскрытию не подлежит. Я умоляла открыть гроб, хотела глянуть на родную кровиночку. Но рядом постоянно дежурили люди из военкомата, и увидеть его так и не дали. Проводить сына в последний путь приехали одноклассники и учителя, все, кто его знал, и даже совершенно незнакомые люди. Похоронили Вову в родной деревне.

О том, что привело к гибели белорусского парня на афганской земле, позже рассказали в письмах его сослуживцы и представители военной части.

1983 год. Афганистан. Владимир Залевский по центру.


14 января 1984 года рядовой, старший пулеметчик Владимир Залевский в составе группы из восьми человек выполнял боевую задачу по уничтожению базы афганских душманов в местечке Вака. После выполнения задачи группа начала отход к основным силам отряда, который атаковали мятежники, во много раз превосходящие по силам весь отряд. Тогда командир группы старший лейтенант Мирошниченко принял решение отвлечь на себя основные силы чужаков. Группа открыла огонь. Каждый солдат понимал, что назад пути нет. Бой длился 8 часов, до последнего патрона. Но силы были  неравны. Вся группа погибла. Еще полтора суток отряд сражался с афганскими мятежниками, которых все-таки удалось разгромить. За мужество и героизм, проявленные в этом бою, Владимир Залевский посмертно был награжден орденом Красной Звезды и медалью «Воину-интернационалисту от благодарного афганского народа».

1983 год. Афганистан. 


Еще долго оплакивали товарища, друга, соратника, отважного солдата и просто хорошего человека те, кто знал его по жизни. Командир части и его заместитель соболезновали Нине Ивановне, разделяя с ней горе утраты сына.

«На протяжении всей своей службы Владимир Залевский был честным, добросовестным и трудолюбивым воином. До конца выполнял свой воинский долг. Неоднократно принимал участие в боевых операциях по ликвидации банд мятежников, проявляя при этом мужество, смелость и решительность. Всегда приходил на помощь товарищам в трудную минуту боя, рискуя собой. Сегодня нет его рядом с нами, но светлая память о вашем сыне навеки останется в наших сердцах. Он послужил примером мужества и отваги, честно выполнил свой воинский долг перед Родиной и вами. Примите наши искренние соболезнования».

1983 год. Афганистан. Владимир Залевский сидит крайний слева.


Перелистывая старые письма, Нина Ивановна обратила внимание на те, которые приходили от друзей и сослуживцев Владимира, даже спустя много лет после его трагической гибели. В них вся сущность этого удивительного молодого человека. Он мог поступить в военное училище (об этом мечтала его мама), но не захотел оставлять друзей в тяжелые минуты. Служил честно и не отлынивал от работы. Он очень любил маму, а его любимая песня, которая помогала ему на чужбине — «Родительский дом». Простота, мягкая натура, добросердечность и душевность Вовы нравились его боевым товарищам. А еще, уходя на очередное задание, он оставил у себя в роте подарок для мамы. Словно предчувствовал, что больше не вернется. Это был красный платок, который позже передали Нине Ивановне. Она бережно его хранит, ни разу не надевала. Хочет, чтобы, когда ее будут провожать в последний путь, платок оказался рядом с ней.

— Возможно, Вова меня в нем узнает на том свете.

1983 год. Афганистан. Владимир Залевский крайний слева.


Жизнь порой преподносит удивительные сюрпризы. Нина Ивановна на пятом десятке родила сына Андрея. Он вырос и забрал мать из деревни в Волковыск.

— Отрадно, что в вашем городе не забывают воинов-интернационалистов, их семьи, близких родственников. Несколько раз в году представители районной организации ветеранов войны в Афганистане навещают и меня. Хочется, чтобы память о моем сыне сохранилась, и о нем знали не только на малой родине, но и за ее пределами. Он был достойным человеком, хотя прожил совсем короткую жизнь и, к сожалению, многого добиться не успел.