Воскресенье, 26 Мая 2019 10:21

От рассвета до заката. Рассказываем о деревне Тальковцы и ее жителях

Автор
Почти на краю района, посередине бесконечных полей, расположена деревня Тальковцы. В крупном некогда селении сейчас постоянно проживает всего 60 человек, самый молодой из которых пенсионного возраста. Тихая, мирная, ухоженная деревушка с добродушными и приветливыми людьми давно считается одной из самых бесперспективных на территории Гнезновского сельского Совета. Но, вместе с тем, она же является самым любимым местом на земле, малой родиной, для многочисленных выходцев из этих мест.

Это было? Да, конечно было…

Деревня Тальковцы расположена в 18 километрах на запад от Волковыска, в 7 километ­рах от железнодорожной станции Андреевичи на линии Волковыск — Берестовица. Официально известна с начала 17 века как одна из деревень имения Шиловичи Волковысского уезда Новогрудского воеводства Великого княжества Литовского. В 1796 году Тальковцы принадлежали Гродненскому монастырю католического ордена бригиток. Судя по цифрам, местечко быстро разрасталось: в 1886 году здесь насчитывалось 52 двора и проживало 522 человека. В деревне имелись кузница, трактир, народное училище с примерно 50 учениками. Количество населения росло из года в год, и в 1905 году количество жителей равнялось 697. В сентябре 1915 года деревня была оккупирована войсками кайзеровской Германии, а с сентября 1920 года — польскими. Годом позже она вошла в состав Польши, и ее принадлежность значилась как Мстибовская гмина Волковысского уезда Белостокского воеводства. В то время здесь было 111 домохозяйств, которые вели 558 человек. С октября 1939 года деревня окончательно вошла в состав БССР, с 1940 года стала центром Тальковского сельсовета Волковысского района Белостокской (а с 1944 года — Гродненской) области. Примерно в это время в Тальковцах проживало 780 жителей, ведущих хозяйство на 125 подворьях. В Великую Отечественную войну деревня была оккупирована немецко-фашистскими захватчиками. Тальковцы называют одной из самых счастливых деревень области, так как за все время войны погиб только один ее житель.

В начале мирной жизни деревня переходила от Шиловичского сельсовета к Гнезновскому, от совхоза «Гнезно» — к совхозу «Шиловичи». Даже отдельный совхоз — «Тальковцы» — здесь когда-то был. И только с 2003 года она окончательно вошла в состав сельхозпредприятия «Гнезно», к которому принадлежит и сегодня. Чуть позже, с 2006 года, окончательно определилось и ее принадлежность к Гнезновскому сельсовету. Вероятно, вследствие этих «перебросов» сложилась еще одна особенность Тальковцев — население деревни начало уменьшаться не с середины 1970-х годов, как в большинстве деревень района, а с начала 60-х годов прошлого века: в 1859 году — 439 человек, в 1970 — 392, в 2004 — 119, в 2011 году — 76 жителей.

Название деревни, вероятно, произошло от слова тальк — приспособление для наматывания пряжи. А первые жители деревни занималась либо прядением, либо изготовлением талек.

Люди, которые сейчас проживают в Тальковцах, уникальны, все вместе и каждый по отдельности. Так как у каждого из них за плечами целая эпоха.

На все счастье нужно

Вацлава Адольфовна Полторак пришла в Тальковцы замуж больше 40 лет назад, деревня тогда еще была шумной, веселой, густонаселенной. Три улицы она насчитывала, все дома заселены были. Люди старались содержать свои подворья в порядке, друг с другом делились саженцами, цветами, семенами. Интересно, что из этой деревни была ее мать, вышедшая замуж в Бобыли, а она, дочь, вернулась на место матери. Познакомилась со своим Чеславом Витольдовичем на танцах в Шиловичах. Года оказалось достаточно, чтобы понять — созданы друг для друга. Расписались, повенчались, жизнь совместную начинали в небольшом домике родителей Чеслава, где жила на то время его мать и тетка. После рождения дочери Татьяны и сына Павла совсем тесно стало, и молодая семья купила свой дом, маленький, старенький, на какой денег хватило. Все у них в семье ладилось: с мужем отношения добрыми и уважительными были, дети росли послушными, с односельчанами складывались хорошие отношения.

— Раньше весело в деревне было. Работали много, культурно отдыхать умели, не поодиночке, а вместе, почти всей деревней. Школа, детский сад, магазин, колхозные постройки — все было. Коровами деревня богата была, на каждом дворе одну точно, а часто — и по две-три держали. Я одно время молоко от людей принимала, поэтому знаю, что две «колейки» выпасалось, по сорок коров в каждой. Колхоз здесь хороший был, ферма большая. Работы всем хватало, — вспомнила Вац­лава Адольфовна.

Муж ее в местном колхозе много лет проработал водителем, даже после выхода на пенсию. А у нее работать в сельском хозяйстве не получилось:

— Специального образования у меня не было, а по душе мне всегда была работа с людьми. Вернее сказать, я любила заботиться о людях, особенно о пожилых. А потому сначала на местный ФАП устроилась, а потом, когда его закрыли, была соцработником.

Помню, как пришла в дом к одному человеку, а его в эпилептический припадок кинуло. Я вспомнила, как в таких случаях поступать надо. Так и сделала. Приступ прошел и пять лет не возвращался. Запомнилась почему-то и одна старушка, которая пропала. Я долго ее искала по домам, по улицам, по полям. А она в кукурузу ушла и там сидела, не зная как выбраться. Столько радости было, когда я ее к родным привела…, — вспомнила женщина свои молодые годы.

Вацлава Адольфовна считает жизнь удавшейся, только на здоровье сетует — подвело. Зато муж и дети радуют. Про Чеслава Витольдовича, с которым прожито сорок лет, говорит, что жизни своей сейчас без него не представляет. Вместе с престарелыми родителями живет сын. Имеет свою квартиру, но считает правильным помогать папе и маме. Все в доме сделано его руками.

— Он у нас рукастый, ответственный, работящий, добрый, послушный… И дочка его, наша любимая внучка, вся в него, — умница и красавица. А наша дочь давно вышла замуж в Калининград, там и живет, но к нам со своими детками приезжает часто, — листая старые фотографии, вспоминает пожилая женщина различные случаи из жизни своей семьи. Помнит, как будто вчера это было. Рассказывая про интересные людские судьбы, про то, что сбылось, а что нет в жизни ее и близких, она часто добавляла слова: «на все счастье нужно». Большую роль в ее жизни играет вера в Бога.

Вацлава Адольфовна продолжительное время является старостой деревни. Уверяет, что должность ей эта не в тягость. Люди к ней нечасто обращаются, у всех есть свои семьи, свои дети, своя родня. Нет в деревне брошенных стариков. Но в любом случае оставшиеся жители деревни, особенно пожилые, интересуются жизнью друг друга. Правда, в силу возраста они уже не могут встречаться так часто, как хотелось бы. По словам Вацлавы Адольфовны, она является самым молодым человеком в деревне. Или почти самым молодым. По крайней мере, никого младше себя она сразу вспомнить не смогла.

Женская доля

У всех женщин из этого рода судьба нелегкая. Бабушка моей сегодняшней героини Янины Адольфовны Кудрицкой в 37 лет осталась вдовой. Ее мама не дождалась мужа с Первой мировой войны, осталась вдовой с полугодовалой дочкой на руках. В деревне, этих самых Тальковцах, был парень, с детства в нее влюбленный. Он сразу предложил ей руку и сердце. Она приняла предложение. И все бы хорошо, но не взлюбили свекор и свекровь невестку из-за бывшего брака, из-за ребенка чужого, из-за бедности. Даже на время  свадьбы сына из деревни ушли. Так и не приняли бабушка и дедушка с отцовской стороны ни жены сына своего, ни двух родившихся в этом браке девочек, одна из которых Янина. Помнит пожилая женщина, как яблоко, сорванное втихую с яблони, ей дед пожалел, как грозился отлупить за «кражу». Когда же «заневестилась» Янина, то влюбилась в парня Виктора из Пятчиц, которого на дух не переносили ее родители.

— Мы встречались тайно, что в то время было большой редкостью. Папа говорил, что откажется от меня, если я за своего избранника замуж выйду. Мама его поддерживала. А у меня одна любовь была в голове, — вспомнила Янина Адольфовна.

Она поступила по-своему, вышла замуж против отцовской воли. А родители смирились с этим фактом быстрее, чем она ожидала.

— Выпивал мой муж, обижал меня. С самого начала так было, а потом, позже, когда нашел другую женщину, то вообще жизни не стало. Сам изменял, а меня ревновал ко всем. И жить вместе не хотел, и разводиться тоже. Ох, и настрадалась я, — всплакнула женщина. А родители, глядя на семейную жизнь любимой дочери, ни разу ее не упрекнули в непослушании, а всячески поддерживали и помогали. И при жизни мужа Виктора, и после его смерти.

Не лучшим образом сложилась женская судьба у одной из ее дочерей, Марии Полторак. Тридцать пять лет она со своим мужем Юрием прожила, вроде и неплохо все было, дом большой построили, быт наладили, детям-внукам радовались. А потом, как гром среди ясного неба, известие — нашел любимый муж другую жену, моложе, стройнее, веселее. И перед фактом Марию поставил, мол, ухожу к другой, прости.

— Моя дочь еле пережила такое горе, а может, и не пережила еще. Сильно здоровье ее пошатнулось, — мать страдала наравне с дочерью.

 Себя Янина Адольфовна называет обычной женщиной, которая всю жизнь тяжело трудилась на благо родного хозяйства, воспитала двух дочерей — Марию и Вацлаву, дала им образование, похоронила маму, за которой, лежачей, ухаживала восемь лет, помогала дочерям растить внуков, а теперь  — правнуков. Ее дом односельчане называют самым гостеприимным в деревне. И собираются здесь, чтобы вместе молиться Богу. Правда, не много уже осталось тех, кто приходит на встречи.

Про «обычную» женщину я со своей собеседницей не согласна. Есть люди, которые излучают свет, несут добро всем, независимо от того, как складывается их собственная жизнь. Янина Адольфовна — именно такой человек.

Самые-самые-самые

* Самый почтенный возраст у Вероники Станиславовны Янушкевич, которой скоро исполниться 90 лет.

* Самыми пожилыми жителями деревни являются Леонарда Ивановна Гресик и Мария Ивановна Судник, которым исполнилось по 88 лет.

* Самой активной семьей можно назвать семью Чеслава Витольдовича и Вацлавы Адольфовны Полторак, которые являются примером для односельчан по благоустройству придомовой территории.

* Самыми красивыми дворами можно назвать приусадебные участки вышеуказанных Полтораков, а также постоянно проживающего в деревне гродненца Казимира Бернардовича и его жены.

* Самой молодой семьей являются супруги Михаил и Ирина Лыч.

* А самые молодые жители деревни - их дети Анна, Артем и Максим.

* Самый солидный супружеский стаж у Вацлава Казимировича и Нины Владимировны Зуйко, которые вместе прожили 55 лет.

* Самый продолжительный стаж работы в сельском хозяйстве у Вацлава Казимировича Зуйко - 45 лет.

Прочитано 3708 раз Печать