К 100-летию образования БССР. Предыстория была такова - Новости Волковыска и района, газета "Наш час"

Электронная подписка на газету Наш час

Воскресенье, 16 Декабря 2018 16:40

К 100-летию образования БССР. Предыстория была такова

Автор

Сегодня, накануне этой важной для нашей страны даты, мы размещаем на своих страницах мнение кандидата исторических наук Владимира Егорычева.

Рождение республики

Появление своей государственности — событие знаковое для белорусов. О том, в каких условиях происходило провозглашение БССР, какова его предыстория, про расклад сил и факторы, которые влияли на принимаемые решения, о людях, которые за них ответственны перед историей — наш рассказ.

Становление белорусской национальной государственности проходило в обстановке острейших социальных столкновений и потрясений, разобраться в которых непросто и теперь. Сейчас совершенно ясно, что революции не быть не могло. Она могла произойти в иных формах. Ее последствия также могли быть иными. Но то, что необходим был резкий поворот к иному пониманию себя, мира, ценностей, очевидно…

Точки отсчета предыстории создания Белорусской Советской Социалистической Республики — ноябрь-декабрь 1917 года, принятие Временным рабоче-крестьянским правительством Российской Республики Декларации прав народов России. Она давала всем народам бывшей Российской империи право на национальное самоопределение вплоть до полного государственного отделения. В конце 1917 года В. И. Ленин принял белорусских делегатов, в беседе с ними разъяснил программу советской власти по национальному вопросу. Дальнейшие события предполагали созыв в конце февраля 1918 года съезда Советов Белоруссии, на котором должен был решиться вопрос об образовании БССР. Но созыв съезда был сорван наступлением германских войск.

«Белые напоролись на национализм»

В той обстановке большевики не отошли от провозглашенных принципов национальной политики и поступили абсолютно верно, потому что белые с их упорным нежеланием отступить от принципов «единой и неделимой» напоролись на национализм малых народов и истекли кровью.

Скажем сразу: национальное самоопределение не являлось самоцелью для большевиков. Оно было подчинено необходимости укрепления новой власти, организации сотрудничества народов в борьбе за построение нового общества. Было очевидно и то, что необходимы и другие условия для реализации идеи национального самоопределения, и, в первую очередь, поддержка последней большинством населения края (а оно с тревогой относилось к какому-нибудь обособлению от советской России). Явно не содействовали этому разруха и голод, господствовавшие на белорусских землях в то время, фронт, разделивший их на две части, мятеж польского корпуса Довбор-Мусницкого.

Как итог — белорусское национальное движение разделилось, возникшие разногласия оказались настолько глубокими, что, несмотря на попытки состоявшегося 8—12 июля 1917 года в Минске Второго съезда белорусских партий и организаций, они не были преодолены. Об отношении белорусского населения к вопросу национального самоопределения в первые месяцы советской власти свидетельствует тот факт, что этот вопрос не поднимался ни на одном (!) из губернских съездов, которые проходили с ноября 1917 года по февраль 1918 года. Поэтому и местные большевики первоначально считали нецелесообразным проводить политику на самоопределение Беларуси и выступали только за то, чтобы белорусские губернии входили объединенной областью в состав РСФСР.

Антисоветские силы возглавляла Белорусская Рада. Не имея вооруженных формирований, она пыталась реализовать свои цели при помощи кадетов, эсеров, меньшевиков, сионистов и других. Рада разворачивала борьбу против советской власти под лозунгом «национального самоопределения», фактически прикрывая им буржуазный сепаратизм.

Более тонкую политику проводил Белорусский областной комитет при Всероссийском Совете крестьянских депутатов, стоявший на позициях эсеров. Он открыто не выступал против пролетарской власти, заявляя, что признает ее в лице волостных, уездных, губернских Советов. Обещая во всем взаимодействовать с местными органами советской власти, договорившись с Белорусской Радой, они 15 декабря 1917 года созвали Всебелорусский съезд (позже назвался Всебелорусским конгрессом), который попытался присвоить себе функции государственной власти в Беларуси.

Следует сказать, что организаторы съезда тщательно маскировали свои истинные цели и заверяли органы Советской власти о своей лояльности к ней. Они обратились через Наркомнац в СНК РСФСР с просьбой поддержать созыв съезда для якобы «укрепления» советской власти. на деле эти заверения были лживым маневром: все усилия были направлены на то, чтобы не допустить на съезд истинных представителей трудящихся Беларуси. «Всебелорусским» съезд являлся только по названию, так как представителей рабочих и беднейшего крестьянства, т. е. подавляющего большинства населения Беларуси, на нем не было. Да и «делегаты» на съезд не избирались, а приглашались.

СНК Западной области и фронта признал ст. 1 резолюции Белорусского съезда контрреволюционной попыткой свержения установленного в результате победы Октябрьской революции общественного и государственного строя. На этом основании в ночь на 18 декабря 1917 года съезд был разогнан, президиум и ряд делегатов арестованы.

В разгоне съезда Рада старейшин обвинила ВЦИК и СНК советской России, которые якобы санкционировали проведение этой акции. Такое обвинение противоречит действительным фактам. Исходя из этого, представляет интерес оценка событий, имевших место в ночь на 18 декабря 1917 года, американского советолога Р. Пайпса: «Во всяком случае, — пишет он, — акт отделения Белоруссии в 1917 году был актом эфемерным, лишенным в то время политического значения. В отличие от националистов на Украине и в некоторых других районах Российской империи, белорусские националисты не имели народной поддержки (выделено мною. — В. Е.). Это на заметку современным «борцам за народное счастье» и «ускорение демократических преобразований»…

Прочитано 1319 раз Печать