Суббота, 01 Августа 2020 11:10

Светлая жизнь Марии Светловской

Автор
Бывают же такие биографии: с какого боку ни подойди — все вполне обыкновенно, все как у всех — никакой особинки, ничего заметного или удивительного на первый взгляд. А начнешь общаться и вслушиваться в рассказ своего собеседника, вдумываться в обстоятельства его жизни — и в обыкновенном начинает открываться незаурядное. Ну что бы, казалось, может быть необычного в истории человека, который всю жизнь отдал такой кабинетной профессии, как бухгалтер? Сегодня цифирь и завтра цифирь, колонки и строчки цифр, бесконечные месячные отчеты перед вышестоящими конторами. Кажется, со скуки помрешь…

— Это только так со стороны видится, — возражает мне миловидная пожилая женщина. — В работе бухгалтера есть своя поэзия. Эти колонки и строчки выражают так много. Это жизнь людей, это эквивалент их работы, их усилий по выполнению плана, это оценка их вклада в общее дело, имеющая форму заработной платы. И когда дела на производстве идут на лад, цифры, кажется, улыбаются…

Из Украины в Узбекистан

Родилась Мария Федоровна Светловская в 1929 году недалеко от Мелитополя в деревне Дунаевка в самой обычной крестьянской семье. Хотя нет, не в совсем обычной, потому что отец ее Федор Григорьевич носил фамилию Стоянов, а это, как известно, фамилия болгарская. И жил он сначала в Молдавии, но дед Марии — украинец, отец ее матери Ольги, перевез семью к себе на Украину. В семье деда разговаривали на украинском, и девочку Машу записали украинкой.

Когда грянул страшный 1933 год и Украина погрузилась в дикий голод, чтобы спастись, семье пришлось уносить ноги в другой более сытый край… Дед Григорий по призванию был сыроваром. Он умел делать из любого молока, даже козьего, такие сыры, что просто пальчики оближешь. И неизвестно как, но судьба свела его с наркомом пищевой промышленности Анастасом Микояном. Тот, оценив мастерство деда Марии, уговорил его переехать в Узбекистан, на открывающийся там маслосырзавод. Дело для узбеков было новое, необычное, и возглавить его должны были специалисты.

Григорий Семенович, недолго думая, собрался в дорогу. Таким образом девочка вместе с родителями и дедом оказалась в городке Кинимех. В 1936 году пошла в школу, где учителя и ученики ничего не понимали по-украински и слабо по-русски. Но предметы были теми же, что и в русских школах. Больше всего Маше нравилась математика. Вероятно, она-то и вывела ее на профессию всей жизни.

Кинемех — городок на краю пустыни. Маша с местными ребятишками постоянно исследовала его окрестности, чтобы найти что-нибудь съестное. Иногда заходили довольно далеко в поисках черепах, из них получались вкусные супы. Принести домой черепаху было редкой удачей. Бывало, что находили и кладку черепашьих яиц, уже сваренных вкрутую безжалостным солнцем пустыни. Дети тут же съедали этот «деликатес».

Там, в Кинемехе, Машу и ее близких настигла страшная весть: фашистская Германия напала на ее большую советскую Родину, враг перешел границу Украины и рвался к ее столице Киеву. Маше исполнилось уже двенадцать лет, и она понимала, что беззаботное детство кончилось, надо впрягаться во взрослые заботы и чем-то помогать семье. Но чем она могла помочь? Дед Григорий убедил ее, что отличная учеба — это самая лучшая помощь семье и ее вклад в будущую Победу.

Узбекистан приютил в военные годы не только семью Стояновых. Вспомним, что гостеприимный Ташкент раскрыл объятия многим тысячам детей, эвакуированных из блокадного Ленинграда и других городов России, где уже бесчинствовал враг. В Ташкенте жила и творила Анна Ахматова, работала киностудия «Мосфильм». Этот город стал настоящим источником милосердия и центром русской культуры, в котором создавались произведения, возбуждавшие в бойцах высокий патриотизм и готовность отдать свою жизнь за советскую Родину.

Когда в 1943 году Мария окончила семилетку, выпускной класс навестил директор каракулеводческого совхоза. Прошелся по рядам и остановился перед Машей: «Эту девочку я беру на работу!» Что его так поразило в хрупкой небольшого росточка девочке? Вероятно, независимый сообразительный взгляд и одухотворение юности во всей фигурке. И еще одна девочка удостоилась его внимания — Феня Ерохина, кстати, Машина подружка. Машина мечта — скорее включиться в настоящую работу, чтобы помогать семье — исполнилась. Дети во время войны взрослели быстро.

Начало трудовой биографии

И поставил директор двух выпускниц под начало главного бухгалтера совхоза Николая Ивановича Строчкова. Тот одобрительно глянул на новичков, хмыкнул, крякнул и заверил: «Ничего, девочки, не робейте, я из вас людей сделаю!» Он под словом «людей» имел в виду специалистов. И ведь сделал же, раскрыл перед ними не только то, как «свести дебет с кредитом», но и другие секреты финансовой работы.

А в это время в мире продолжалась война, и продукция совхоза шла на фронт. Отец собирал танки в Челябинске. Братья отца сражались на одном фронте, но встретиться так и не смогли. Алексей Стоянов освобождал от врага родную Украину и закончил боевой путь в Венгрии. Там же, в Венгрии, погиб от рук лесных бандитов его двоюродный брат Пантелей Платаш.

Вскоре после окончания вой­ны Мария осиротела. В 1947 году в возрасте 39 лет внезапно умерла ее мать. А ведь на ней, на ее заботах и хлопотах держалась вся семья. Отец погоревал какое-то время, но он не справлялся с домашним бытом и привел в дом женщину с четырьмя собственными детьми. Мария поняла, что пора жить собственным умом и надеяться только на себя. С отцом оставалась ее младшая сестра Люба. А Мария надумала уехать. Но куда? Отец обратился письмом за помощью к другу детства.

Мария Федоровна рассказывает:

— Папин друг детства, Василий Данилович Будей, прислал мне вызов в Молдавию, в город Кагул, где он работал директором маслосырзавода. Он и устроил меня в заводское общежитие. Это был уже 1948 год. В Кагуле я закончила вечернюю среднюю школу. Ну и, конечно, моим местом работы стала бухгалтерия. А у меня в девятнадцать лет уже было пять лет бухгалтерского стажа. Как говорится, мне и карты в руки. Василий Данилович был мной доволен. Более того, вся его семья стала приветлива ко мне. Мы подружились с его женой Надеждой. Они относились ко мне как к родной дочери.

Такого человека не послушалась!

В их семье я часто проводила выходные дни. Там я познакомилась с другом Василия Даниловича, с кем бы вы думали? — Первым секретарем Компартии Молдавии Леонидом Ильичем Брежневым. Красивый, загорелый, черноволосый, он вызывал и восхищение, и уважение. Оказалось, что их дружба завязалась еще на фронте, на том кусочке советской земли близ Новороссийска, который всем стал известен, как «Малая земля» и который немцы так и не смогли захватить несмотря на все старания. Леонид Ильич заезжал к другу, когда выдавалось свободной время. И, конечно, встречи предполагали застолье. А какое застолье без домашнего виноградного вина, на которое Василий Данилович был большой мастер.

А тетя Надя, хозяйка дома, ключик-то от кладовки, где оно хранилось, припрятывала. И только я знала, где лежал этот заветный ключик. И чтобы его добыть, приходилось лазить во двор через окно, чем вызывала смех двоих фронтовых друзей. Часто Леонид Ильич говорил мне: «Ты такая смышленая! Тебе надо учиться дальше!» Но я считала, что знаний, которые преподал мне в свое время Николай Иванович Строчков, было достаточно. Мне и в голову не могло прийти тогда, что карьера моего случайного знакомого пойдет в гору, и Леонид Ильич станет Генеральным секретарем Коммунистической партии Советского Союза. Возможно, стоило прислушаться к его совету, и мое будущее могло бы сложиться иначе. Я же была молода и мечтала, как и все девушки, о любви и семейном счастье…

Мария Федоровна задумалась. Ее утомленные воспоминанием карие глаза словно бы заслонила от меня пелена прожитых лет… Пришло время, и подруги надели на Марию свадебную фату. Это произошло 8 марта 1958 года там же, в Кагуле. Ее избранником стал фронтовик Иван Светловский, по рождению кубанский казак, по воинской специальности связист зенитно-артиллерийского полка, прошедший в пути на запад через Смоленск и Оршу. Под Оршей его ранило, и всю оставшуюся жизнь он уже не мог похвастаться крепким здоровьем. Каждую весну заболевал воспалением легких, мучился болью в ногах. О войне вспоминать не любил, тем более о своем ранении. После войны окончил техникум и поступил на завод, где работала Мария, механиком по холодильным установкам. Внешне он был плечистый, коренастый. А главное, надежный парень, за которым как за каменной стеной. Так увиделось Марии, и она не ошиблась.

В Кагуле в 1959 году у молодых родился первенец Игорь. Но Ивану Митрофановичу влажный климат южного городка оказался вреден. Семья решила найти место работы в более сухом климате. Списались с Небит-Дагом в Туркмении. Переехали туда. Там у них в 1961 году родилась девочка Алевтина, такое имя любимой дочке дал отец. И надо же такому случиться, теперь климат, угодный отцу, не подходил новорожденной: часто падала в обморок. И чтобы облегчить мучения ребенка, Мария Федоровна собирала три-четыре дня отгулов и на самолете везла Алю на море, то в Красноводск, то в Баку. Ясно, что такое бесконечно продолжаться не могло. Надо было переезжать в более влажный климат.

Климат Волковыска — самый подходящий

Долго рассказывать об обстоятельствах нового переезда, но в августе 1964 года молодая семья была уже в Волковыске, где и для Ивана, и для Марии нашлась работа. Иван устроился механиком холодильных установок на молочном комбинате, Мария — бухгалтером в горгазе, потом перешла на такую же работу в быткомбинат, отсюда — в районо. Квартиру сняли на улице Космодемьянской. Начались обычные трудовые и семейные будни, похожие один на другой. Учились, радовались успехам друг друга. Но почти каждой весной муж все-таки серьезно болел. Только Мария Федоровна не позволяла себе расслабиться, уйти на больничный. На ней была вся забота о семье, пока не подросла помощница Алевтина. И при этом еще на работе она была в почете.

Свидетельством этому с десяток почетных грамот, звание «Выдатнік народнай асветы» за двадцать лет скромного и честного труда в районном отделе народного образования. Мария Федоровна не боялась грозных проверок. Потому что в ее гросбухах все было учтено до копеечки, и не было никаких нецелевых расходов. Начальство могло быть спокойно за порядок в финансовой сфере. Ее многолетнюю самоотвержденную работу за бухгалерским столом увенчала в итоге медаль «Ветеран труда».

Выросли и определились в своих профессиях дети. Игорь стал специалистом в промышленной физике. Алевтину привлекло детское дошкольное воспитание. Для Марии Федоровны и Ивана Митрофановича наступила пора заслуженного отдыха, когда можно позаботиться друг о друге и порадоваться за успехи детей, раскрыть те книги, до которых раньше не доходили руки, задуматься о своей душе и смысле жизни. Иван Митрофанович, наконец-то, прочитал «Библию». Евангельские строки осветили его жизнь новым светом, Мария Федоровна с детства исповедует православие.

Однако усталость и болезни в этом почтенном возрасте не дремлют. Все недомогания, которые когда-то стоически перенес на ногах, возвращаются с удесятеренной силой.

Первыми, по неписаному правилу, принимают на себя удар мужчины. Иван Митрофанович умер 31 марта 2009 года, не смог устоять перед третьим и обширным инфарктом. А в апреле 2019 года инсульт настиг Марию Федоровну. И тогда в борьбу за ее жизнь вступила дочь Алевтина Ивановна, призвав на помощь маме все свои педагогические знания и опыт работы с детьми.

Возвращение к жизни

Когда в конце июня их посетила дежурный врач Татьяна Викторовна Стоцкая, она была поражена состоянием самочувствия Марии Федоровны: перед ней была женщина, с которой можно было разговаривать. Вот тогда-то из уст доктора и вырвалось это слово восхищения в адрес Алевтины Ивановны: «Вы совершили чудо!»

Да, иначе как чудом, такое быстрое возвращение к жизни назвать было невозможно. Своим уходом за самым дорогим ей человеком и системой упражнений Алевтина Ивановна добилась сначала частичного, а потом почти полного восстановления всех жизненных функций мамы. Теперь Мария Федоровна – больше не поверженный немощью человек, а внешне обаятельная пожилая женщина, с которой мы проговорили около двух часов.

Да, большая и славная жизнь скромной труженицы позади. Судьба благоволила ей с самого детства, Ей не пришлось перенести тяготы немецкой оккупации, как ее сверстникам в родной деревне Дунаевка. Жизнь сложилась так, что везде и всюду ей встречались благожелательные и внимательные люди, которые приходили на помощь по первому зову. И вот теперь — светлая пора собирания плодов. Скорби обратились в светлые печали, болезни отступили под натиском всепоглощающей любви, молитвы напитали надеждой на спокойный и полный умиротворения отдых. Слова любви и заботы она слышит постоянно из телефонной трубки от детей и внуков. 28 сентября в день рождения Марии Федоровны большинство их, несмотря на занятость, соберется в ее уютной квартире за накрытым праздничным столом, как это было и в прошлом году.

Доброго Вам здоровья, Мария Федоровна!

Георгий КИСЕЛЕВ.

Георгий КИСЕЛЕВ.

Прочитано 69 раз Печать