Пятница, 28 Сентября 2018 10:09

Сто лет осталось позади

Автор
В его жизни всего хватало: радостей и печалей, приобретений и потерь, встреч и разлук… Но, несмотря ни на что, дожив до ста лет, Станислав Вацлавович Антончик сумел сохранить душу чистой и светлой и не утратить любви к жизни и бодрости духа.

Больше века назад, 1 июля 1918 года, в деревне Рупейки, в семье Вацлава и Катерины Антончиков родился еще один, пятый по счету ребенок, сын, которого назвали Станиславом. Как и все дети в семье и в деревне, с малых лет трудился парнишка наравне со взрослыми. А когда родилась самая младшая девочка, девятый ребенок, Стасика отдали пану в услужение за пропитание и небольшое продовольственное вознаграждение, которое ребенок отдавал семье.

— Начинал службу папа, когда ему всего семь лет было. У пана Недвецкого в пастушках ходил и другую работу выполнял. Рассказывал, что очень скучал по родителям и братьям-сестрам, но понимал — нельзя иначе, его «паек» был необходим многодетной семье, от его поддержки зависело, будут ли сыты остальные дети, — вспоминает дочь долгожителя Антонина Буйко, которая живет с престарелым отцом.
— Умер один брат совсем маленьким, а второй уже взрослым погиб, — дополнил рассказ дочери Станислав Вацлавович.

— А я маленькой была тогда, помню только, что мама голосила, меня к себе прижимая и приговаривая «ах, мой бедный сынок». Я ничего не понимала, кроме того, что я дочка, — не осталась в стороне от воспоминаний о былых временах и младшая сестра Станислава Юзефа.
У этих двоих есть что вспомнить. Живут по-соседски, часто собираются вместе, насущные дела обсуждают, былое вспоминают. Тепло, по-доброму поддевают друг друга, вызывая улыбку у присутствующих.
— А помнишь, как ты моих кавалеров прогонял, — в шутку обвиняет брата Юзефа.
— А ты только и думала про ухажеров своих, а не про работу, — парирует с улыбкой Станислав.— И что ты так кричишь, как будто все глухие, как сам, — не сдается младшая сестра.
Антонина наблюдает за «своими стариками», не вмешиваясь, позволяя им вспомнить молодость. Из этих словесных баталий вырисовывается картина жизни.
Хатка в Рупейках, где ютилась большая семья Антончиков, была хоть и уютной, но маленькой. А потому решили расширяться, благо мужиков в семье хватало. Так построили новый просторный дом, в котором после замужества и женитьбы старших жить остались Станислав и Юзефа. А потом и Юзефа с мужем по соседству дом построили. А в этом полноправным хозяином остался средний брат. А вскоре привел сюда молодую жену, живущую неподалеку девушку Магдалену. Она была на семь лет моложе мужа, росла сиротой и «чудо как хороша».
— Красивая была, хорошая. Как ангел, — вспоминает жену Станислав. Говорит, что пять лет назад она умерла, и с тех пор дня не было, чтобы он не вспомнил свою первую и единственную любовь. Она, к слову, в полеводческой бригаде всегда в передовиках ходила. Даже звали ее в деревне «стахановкой».
— Вместе мы прожили 65 лет, вот какую добрую дочь вырастили, — говорит долгожитель, нежно глядя на Антонину.
Дочерей было две. Старшая, Регинка, в пять лет умерла, получив несовместимые на то время с жизнью ожоги при готовке «пирожка для куклы». Несчастный случай, произошедший с ребенком, мать не могла забыть до конца своей жизни, тоже на редкость продолжительной. И детей больше у супругов не было, хоть оба мечтали о большой семье.

— Магда себя виновной чувствовала, что оставила на долгое время девочек без присмотра, — поведал Станислав Вацлавович. И добавил, что на самом-то деле «одна судьба тому виной».
Антонина осталась единственной дочерью. А, следовательно, не могло и речи быть, чтобы оставить родителей. Она вышла замуж, родила детей, вошла в зрелый возраст, продолжая жить вместе с отцом и мамой.
— А еще у меня одинокая крестная была, которую я тоже смотрела. Она, родители, тетя Юзефа — это все «мои старики». Куда они без меня? Куда я без них? — констатирует факт Антонина Станиславовна.
Две семьи в доме, Антончики и Буйко, жили хорошо, любя, уважая и помогая во всем один другому. Станислав Вацлавович называет свою долгую старость везучей. Вспоминает часто, как любил за внуками присматривать, за Иринкой и Анатолием. И они деда любят, часто в гости приезжают, своих детей привозят.
— А как им не любить дедушку, — задает риторический вопрос Антонина, — кто бы к ним еще так тепло относился? Кто бы такие сказки рассказывал?

Оказывается, Станислав с детства был фантазером. В его рассказах про любую жизненную ситуацию правда и ложь совмещалась таким образом, что получалась интересная и познавательная история. К примеру, когда он пас коров у пана, то несколько раз к стаду подходил волк. В рассказах пастушка этот факт обыгрывался не один раз: то после определенных событий волк этот становился прекрасным юношей; то корову забирал, которая оказалась волшебницей со всеми вытекающими последствиями; то сам пастушок превращался в сильного воина и, вступая в схватку с волком, побеждал его, освобождая от зла деревню… Таких «волков» в жизни Станислава Вацлавовича хватало. Поэтому, бывало, укладывая детей спать, начинает им рассказывать свою сказку. Они и заснут под нее, и проснутся.
— Папа и теперь любит всякие истории придумывать. И так интересно иногда расскажет, что заслушаешься, — говорит дочь долгожителя.

В числе слагаемых долгой жизни отца она на первое место ставит отсутствие у него злобы, зависти, других негативных качеств. И, конечно, любовь к труду.
— В 95 он пытался дрова рубить. И теперь все рвется мне помогать. Недавно, когда картошку капали, помогать вышли и папа, и тетя Юзефа. Правда, сами потом поняли, что не по силам им уже это занятие, — обняла сидящих рядом стариков дочь и племянница.

Прочитано 4768 раз Печать