Среда, 27 Марта 2019 12:10

Ее призвание — помогать людям. Рассказываем о бывшем узнике нацизма, медицинском работнике, волонтере — Татьяне Ковалевой

Автор
В квартире этой женщины тепло и уютно. В старом серванте виднеются снимки любимых правнуков — ее особой гордости. А на столе букет цветов и потертый альбом. Она листает его и вспоминает свою жизнь. 

Рассказать есть о чем: судьба преподнесла ей немало жизненных трудностей. Но она никогда не признается, что ей было тяжело. Она — настоящий идеал женщины. Человек, в чьем сердце хватит места для всех.

Ее оптимизму заряжаешься с первых минут разговора, а ее умение с легкостью относиться к сложностям — целое искусство, которому стоит поучиться. За свои 92 года эта женщина сыграла ни одну роль в чужих судьбах. Бывший узник нацизма, медицинский работник, волонтер — Татьяна Филипповна КОВАЛЕВА.

Она приглашает нас в гостиную, усаживает на мягкие кресла и тут же бежит ставить чайник. Говорит, без угощений встречать гостей нельзя. Потом приносит душистый чай, садится рядом и начинает неспешно вспоминать «особые» моменты своей жизни…

Горький вкус неизвестности

О войне Татьяна Филипповна говорит с неохотой. Тогда она была беззаботной школьницей, которая должна была вот-вот окончить пятый класс. Но планы на учебу пришлось отложить. Нужно было думать о другом: как выжить в этом хаосе. Оставаться в родной деревне уже было нельзя.

«Мы с семьей собрались ехать в партизанскую зону. Для этого нужно было добраться до Западной Двины. Путь не близкий. Но половину осилить все же удалось. Все необходимое везли на коляске, которая вскоре сломалась. Подвело колесо. Мы спрятались в ров: решили подождать, думали, сможем за день найти новое колесо и отправиться дальше. Но на следующее утро нас нашли немцы. Под их пристальным наблюдением мы шли целую неделю. Ни на одну секунду не могли от них отойти. Постоянно караулили нас. Сначала загнали в Витебск. Там посадили «под проволоку». К нам постоянно подсаживали новых людей. Таких же, как и мы, не успевших сбежать. Потом пригнали грузовой вагон, и мы поехали дальше. Куда — оставалось только догадываться. Ехали долго, это время тянулось бесконечно. Мы часто останавливались, бывало, стояли по несколько дней. Как оказалось потом, привезли нас в город Граево на территории Польши. Там нас ждала санобработка. Все наши вещи отправили в «парилку», а самих мыли и стригли. Впереди — ночь в бараке, а после этого опять в путь, на этот раз — в Германию».

Тернистый путь к свободе

В этой холодной и совсем чужой сердцу стране Татьяна Филипповна провела около двух лет. Там — нескончаемая работа, голод и непреодолимое желание вернуться домой. Со всей семьей. Но пока им оставалось только ждать. Эти тяжелые месяцы ожидания проходили в немецком городе Гера федеральной земли Тюрингии, где семья трудилась на заводе по изготовлению железных деталей. Работали все: родители и четверо детей.

«Сестра работала в цеху. Папа — грузчиком. А я попала в «инструменталку». Считала и выдавала запчасти. Работать было очень тяжело, но никто не спрашивал, легко ли тебе. Одни приказы. На заводе были не только русские, кроме них — французы, итальянцы. Со мной работали два старика, как сейчас помню — Карл и Пауль».

Череду этих серых тяжелых будней перебила резко зазвучавшая на заводе сирена. Она и стала отправной точкой к свободе. Но тогда об этом никто и не догадывался. Тревожные гудки еще долгие годы будут звучать в сознании Татьяны Филипповны:

«Когда зазвучала сирена, в толпе началась паника. В голове была лишь одна мысль: что-то случилось. Мы подумали, что произошла какая-то авария, но тут нас всех выгнали из завода, а потом куда-то повели. Вещи брать с собой не разрешили. Так мы шли до самой темноты. Огромной колонной, в которой были люди и из других заводов. Рядом шли немецкие конвоиры, которые не спускали с нас глаз. Ночью стало тихо: немецкие наблюдатели куда-то пропали. Мужики сразу стали суетиться, решили, что нужно бежать. Так мы и дошли до какой-то деревни. А там — везде белые флаги. В деревне никого нет: ни наших, ни немцев. И отсюда все начали расходиться. Кто куда. Мы прятались в бараках, до того времени, пока не пришли американцы. Как оказалось потом, нас освобождали солдаты из американской зоны. А когда война закончилась — приезжали русские, проводили митинги, на которых предлагали вернуться домой, а американцы, в свою очередь, звали к себе. Кто-то оставался, а мы уехали к русским. Там нас высадили в какой-то зоне, откуда каждый должен был сам добираться до своей деревни. Все были растеряны — не знали куда идти. Кто-то искал родителей, кто-то — детей. Нам надо было добраться до Польши, а оттуда — в Беларусь. Так мы ехали ночь и день, «на углях, на дровах», приходилось по-разному. Кто-то подвезет на тележке час-два и говорит слазить. Так и добрались до дома».

Казалось, прошли уже так много, но и на своей земле семью Татьяны Филипповны ждало немало трудностей. Одолеть пешком пятьдесят километров до родной Каменки тогда просто не представлялось возможным. Благо, помогли добрые люди. За семь километров до деревни, когда силы были уже на исходе, в районо нашли лошадь, которая привезла на «родные сотки». А там вместо дома — только печка с трубой. И вокруг поляна, на которой растет трава:

«Мы ехали домой, а при­ехали — в никуда. Все приходилось поднимать с нуля. Еду варили на кирпичах. Была страшная жизнь. Но нам страшно не было. Наверное, потому что были вместе и верили в будущее».

Инициативная и трудолюбивая

После войны Татьяна Филипповна продолжила обучение уже в 7-м классе. Закончив школу, поступила в Гродненское медучилище. А в 1949 году успешно его окончила. Устроилась по специальности. За всю «трудовую» жизнь видела немало: работала на «скорой», в родильном доме. А на пенсии помогала людям еще целых 16 лет.

«Начала свою карьеру на ФАПе в Озерках. Там находилась два года. Потом перевели в Пески, где я пять лет работала акушеркой. Здесь и замуж вышла. А потом отправили в Гродно, два года трудилась в областном роддоме. И только после него я попала в уже родной горпоселок Красносельский. Позже с акушерки переспециализировалась на рентген-лаборанта: в поселке должны были открыть рентген-кабинет, а специалиста не было. Никто не хотел ехать. Вредно. А я согласилась. Когда окончила курсы, с акушерства, где работала более 15-ти лет, ушла «на рентген».

Вся жизнь — служение людям

Эта позитивная женщина смущается от каждого комплимента в ее сторону. Но гордиться ей и правда есть чем. Помимо работы, домашних хлопот и воспитания детей, она всегда успевала прийти на помощь тем, кто в этом нуждался. Пусть и с риском для себя. Так, она оказалась в числе тех, кто согласился поехать в Чернобыль после аварии на АЭС:

«В обслуживаемой нами Чернобыльской зоне остались только старики, которые не захотели выезжать из города. Им нужна была помощь специалистов, а наш долг — оказать ее людям. Выписывала рецепты, направления, лечила, как могла. Так мы работали месяц».

Привычка «отдавать», а не «получать» сохранилась у Татьяны Филипповны и сегодня. Она является самым возрастным волонтером в районе. Трудно поверить, но эта миниатюрная женщина на протяжении трех лет успевает ухаживать не только за собой, но и за другими престарелыми людьми, которые, кстати, моложе ее. Таких нуждающихся подопечных у нее девять. Говорит с ними по душам, приносит все необходимое и заставляет больше гулять.

Помимо волонтерства, она хлопочет по дому, трудится на даче, помогает соседке и увлекается вязанием. Последняя из работ — греет ноги трудолюбивой женщины. Кстати, греют Татьяну Филипповну не только теплые тапочки: у женщины двое внуков и столько же правнуков, которые частенько приезжают к ней погостить. «Проверяют» холодильник, помогают по хозяйству, летом — на огороде. Им она отдает всю свою любовь, а они отвечают взаимностью.

Чай закончился, а вместе с ним и долгий жизненный рассказ беззащитной на первый взгляд, но такой сильной внутри женщины. Мы поднимаемся и идем к выходу. Напоследок спрашиваем о том, что крутится в голове с самого начала разговора:

— Татьяна Филипповна, где вы берете силы?

— В работе, в помощи людям. Всегда тянулась к ним, а они — ко мне. А когда вижу их благодарные глаза, сразу появляется желание жить.

 

Прочитано 632 раз Печать